«Это не просто попытка сказать плохое про Путина». Реакция на расследование об офшорах

Журналисты крупнейших мировых изданий опубликовали расследование об участии элиты и политиков различных государств в офшорных схемах. В публикации фигурируют и российские госслужащие, а авторы материала убеждены, что некоторые офшорные компании действуют в интересах лично Владимира Путина. Среди других героев расследования — президент Украины Петр Порошенко, президент Сирии Башар Асад, премьер-министр Исландии Сигмюндюр Гюннлейгссон и другие. Реакция российской общественности разделилась: одни не впечатлились двумя миллиардами, предположительно принадлежащими Путину, другие требуют от Кремля по примеру других стран дать ответ на вскрывшиеся факты расследования — вплоть до импичмента президенту. Экономист Яков Миркин рассказал «Снобу» о том, как сформировалась офшорная российская экономика, а политолог Екатерина Шульман — о том, кому адресовано расследование

Иллюстрация: Bridgeman/Fotodom
Иллюстрация: Bridgeman/Fotodom
+T -
Поделиться:

Офшоры

Некоторые государства или их территории предоставляют особые условия налогообложения для иностранцев: налоги могут быть как крайне низкими, так и отсутствовать вовсе. Кроме того, они предоставляют облегченные условия для  регистрации компаний и обладают большими возможностями для проведения всех операций конфиденциально, из-за чего офшорными схемами часто пользуются владельцы «криминального» капитала. Среди самых популярных офшорных зон — Панама, Кипр, Британские Виргинские острова, Доминикана, Белиз, Гонконг. Единого списка офшорных зон не существует, в России списки государств и территорий, предоставляющих льготный налоговый режим, публикуются Центробанком и Минфином.

По оценке международной организации Tax Justice Network, борющейся с неуплатой налогов во всем мире, на счетах офшоров находится не менее 21 триллиона долларов, которыми владеют менее 10 миллионов человек. Причем 100 тысячам из них принадлежит половина офшорных средств. 

Деофшоризация в России

20 апреля 2014 года на съезде РСПП Владимир Путин заявил о необходимости деофшоризации российской экономики: «Наша принципиальная позиция состоит в следующем: российские компании должны быть зарегистрированы на территории нашей страны и иметь прозрачную структуру собственности». В ноябре того же года президент подписал закон о деофшоризации, изменяющий порядок налогообложения иностранных компаний, контролируемых гражданами России: закон вводит понятие «контролирующее лицо» — на него накладывается обязательство уведомить налоговые органы о своем участии в капитале иностранных предприятий. За непредоставление информации предусмотрен штраф, но ответственность за неисполнение вступит в силу лишь в 2017 году.

Яков Миркин, экономист:

Ядро глобальных финансов — Нью-Йорк, Лондон и британские офшоры. Еще одно сгущение глобальных финансов происходит в крупных центрах прямых инвестиций: США, Нидерландах и их офшорах. В них расположены не просто пустые компании, но и крупные финансовые институты, SPV и хедж-фонды. Офшоры — законная часть глобальных финансов. Никто не отрицает законность их существования, но наличие операций с офшорами отрицают по трем причинам: если они связаны с нарушениями налоговых режимов стран происхождения денег, с отмыванием средств или финансированием терроризма. Само наличие офшорной компании или счета в офшорном банке не является чем-то преступным. Базовая мировая тенденция — не борьба с офшорами как таковыми, а обеспечение их информационной прозрачности и сотрудничество в раскрытии данных.

Россия на протяжении 25 лет традиционно считается страной вывоза капитала. И роль офшоров у нас очень велика из-за высоких рисков внутри страны, административного бремени и большой налоговой нагрузки. Вывозятся активы, прибыль и собственность — эта деформация происходит с начала 1990-х годов: мы построили уникальную офшоризованную экономику. По данным МВФ, примерно 70–80 процентов прямых иностранных инвестиций из России и в Россию проходят через офшоры: Кипр (главный славянский офшор), Карибы, Нидерланды, Люксембург и Швейцарию. Кроме того, 70 процентов портфельных иностранных инвестиций в Россию тоже проходят через офшоры.

У офшоров есть полезная функция: они могут быть точками экспансии капитала, через них могут привлекаться крупные средства для финансирования российской экономики. Например, многие компании, акции которых обращаются на лондонской бирже, — это офшорные холдинговые компании с российскими активами.

Какие бы требования к прозрачности конструкций офшорных схем мы ни предъявляли, какими бы налогами мы ни облагали тех, кто к ним прибегает, деофшоризация не может быть успешна до тех пор, пока не будут устранены фундаментальные факторы, которые привели к офшоризации российской экономики. Среди них — уже названные высокие риски внутри страны, высокие по сравнению с развитыми странами налоговое и административное бремя.

Что касается расследования журналистов, то в каждой стране есть собственное налоговое, административное и уголовное законодательство, которое и определяет, что можно сделать с полученной информацией, действительно ли фигуранты журналистского расследования причастны к криминальным схемам и какие санкции за этим последуют. 

«Панамская утечка»

В материале Международного консорциума журналистских расследований приводится информация об офшорных компаниях, связанных с семьями российских чиновников и их близкими родственниками. В частности, бенефициаром зарегистрированной в 2014 году на Британских Виргинских островах компании Carina Global Assets Ltd является фигуристка, жена пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова Татьяна Навка. В 2004 году в возрасте 21 года сын министра экономического развития Алексея Улюкаева Дмитрий стал директором компании Ronnieville Ltd, которая была зарегистрирована на тех же Британских Виргинских островах. Вице-мэр Москвы Максим Ликсутов был бенефициаром сразу трех офшорных компаний на Багамах и Кипре, однако незадолго до вступления в силу запрета на офшоры переписал акции на супругу Татьяну, а после развелся с ней.

На Британских Виргинских островах в разное время регистрировали компании сенатор Чечни Сулейман Геремеев, сын замминистра внутренних дел Игоря Зубова Денис, губернатор Псковской области Андрей Турчак, депутат Госдумы, единоросс Михаил Слипенчук и ряд других госслужащих. В связи с запретом на активы за рубежом все они либо перерегистрировали компании на ближайших родственников, либо продавали активы до вступления на госслужбу.

Наибольший интерес представляют офшорные счета музыканта Сергея Ролдугина и председателя совета директоров банка «России» Юрия Ковальчука. Оба являются близкими друзьями Владимира Путина и, по мнению журналистов, расследовавших офшорные схемы, совершили сделки в пользу президента в Панаме, Кипре, Швейцарии на сумму 2 миллиарда долларов. Банк «Россия», 3,3 процента акций которого принадлежат Ролдугину, перевел не менее 1 миллиарда долларов в офшорную компанию Sandalwood Continental Ltd. Компания выписывает огромные кредиты, которые позже «прощает» за один доллар. Прямых доказательств о причастности Путина к сделкам нет, однако журналисты, проводившие расследования, убеждены, что совокупность косвенных доказательств доказывает его причастность.

Екатерина Шульман, политолог:

Надо понимать, что это расследование было адресовано не российской аудитории, а западным странам: их избирателю, СМИ и элитам. Граждане РФ даже не главные герои разоблачений, их подлинный герой — всемирная сеть money laundering, коррупционный интернационал. 

У государства здорового человека (в отличие от государства курильщика) в этой ситуации может быть два типа реакций (или их сочетание): этическая и процессуальная. Два живых примера первого и второго: премьер-министр Исландии собирается уходить в отставку, а в Панаме прокуратура открывает собственное расследование против офшорных компаний. Мы видим, что страна первого мира и страна третьего мира реагируют достаточно серьезно. Исландия продемонстрировала этическую реакцию, которая происходит до официальных уголовных дел: политик понимает, что такого рода публикации подрывают доверие к нему, а без доверия ему нельзя работать. Панама продемонстрировала процессуальную реакцию, заявив, что сама будет разбираться на территории своего государства с тем, что в нем происходит, и не оставит без внимания расследование журналистов.

В России мы не увидим ни того, ни другого. Одни официальные лица не будут давать комментариев вообще, другие будут говорить, что против нас развязана информационная война и обсуждать тут нечего. Собственные расследования, хоть у нас и есть для этого специальные службы — Росфинмониторинг и прокуратура, — никто проводить, скорее всего, не будет. Читать дальше >> 

Реакция

Эдвард Сноуден, экс-сотрудник американских спецслужб:

«Крупнейшая в истории журналистики утечка данных, и посвящена она коррупции».

Александр Сидякин, депутат Госдумы от партии «Единая Россия»:

Владислав Иноземцев, экономист:

Главной новостью прошедших выходных стала публикация малой толики информации, собранной на протяжении нескольких лет журналистами из десятков международных изданий, которая касается незаконной финансовой деятельности сотен политиков, государственных деятелей, спортсменов и медиазвезд, а также просто богатых и сверхбогатых людей, не желавших «делиться» с налоговыми службами своих стран. Судя по всему, ставшая достоянием публики информация — это лишь начало истории, «первый звонок», который прозвучал в отношении многих известных политиков.

Я писал на «Снобе» два месяца назад о том, что истеричное январское заявление Д. Пескова, предложившего министерству финансов США представить доказательства причастности В. Путина к коррупции, было крайне опасным, так как найти такие доказательства не составит труда. Пока, замечу, никаких таких доказательств в прессу не утекло (о чем чуть позже), но, скорее всего, в ближайшие месяцы мы увидим публикацию сведений намного более подробных и значимых, чем те, которые вчера заполонили интернет. Так что «заранее предупреждать» о грядущих «информационных вбросах» Пескову придется еще долго. Читать дальше >>

Кирилл Рогов, политический обозреватель:

Реакция российских блогеров на расследования журналистского консорциума мне кажется странной. Блогеры разочарованы. Блог...

Опубликовано Кириллом Роговым 3 апреля 2016 г.

Алексей Навальный, политик:

Максим Солопов, журналист:

Александр Морозов, политолог:

Есть один момент, который вызывает тревогу во всех этих «викиликсах» и проч., когда начинаешь задумываться «о судьбах мировой демократии».

С одной стороны, Ассанж, Сноуден, а теперь вот и Салливан — являются какими-то символическими фигурами новой эпохи «электронных разоблачений» и это вроде бы новая форма низовой, «народной» борьбы с мировым злом. Но проблема в том, что «ничего не наступает» вслед за их разоблачениями. И тем самым происходит какое-то глобальное обесценивание преступлений власти.

В этом смысле все время приходится сравнивать старые, традиционные формы расследования (в том числе и журналистского) — и вот эти новые постмодерные формы публикации потоков данных. Читать дальше >>

Станислав Яковлев, публицист:

Но мир и в свои деле изменился.Понятие "конфиденциальность" отныне либо просто пустой звук, либо вовсе неудачная шутка...

Опубликовано Станиславом Яковлевым 3 апреля 2016 г.

Владимир Соловьев, журналист:

Александр Винокуров, предприниматель, медиаинвестор: