Анна Карпова /

«Футбольные болельщики и митингующие — под прицелом». Зачем нужна Национальная гвардия

Владимир Путин подписал указ о создании Национальной гвардии и предложил наделить ее сотрудников расширенными полномочиями, в том числе правом открывать огонь без предупреждения. Инструктор спецназа Игорь Бурмистров рассказал «Снобу», чем опасно расширение полномочий сотрудников нового ведомства, а криминолог Яков Костюковский — чем может обернуться наделение военных подразделений полицейскими функциям

Иллюстрация: Corbis/East News
Иллюстрация: Corbis/East News
+T -
Поделиться:

Национальная гвардия

Владимир Путин подписал указ о создании единого ведомства, в состав которого войдут бойцы Внутренних войск, ОМОНа, СОБРа, авиация МВД, ФГУП «Охрана» и вневедомственная охрана. На встрече с главами силовых ведомств президент рассказал, что Национальная гвардия будет бороться с терроризмом и экстремизмом, обеспечивать общественный порядок на массовых акциях и охранять важные государственные объекты. Возглавит новую службу бывший начальник Службы безопасности президента Виктор Золотов. Золотов будет подчиняться непосредственно Путину, а нового руководителя Национальной гвардии может назначать только президент. В подчинении Золотова будет находиться около 350–400 тысяч человек.

В то же время по решению Путина будут расформированы службы ФСКН и ФМС — отныне они будут подчиняться МВД. Штат ФСКН — 27 тысяч человек — полностью перейдет в новое ведомство, а ФМС сократят на треть — примерно на 11 тысяч человек. Это необходимо для экономии бюджетных средств и увеличения эффективности работы служб, объяснил президент.

Задачи Национальной гвардии

Путин внес в Госдуму законопроект, разъясняющий обязанности и полномочия Национальной гвардии. Президент предлагает наделить сотрудников нового ведомства специальными полномочиями:

  • проведение задержаний;
  • проникновение в жилые и иные помещения;
  • проверка документов;
  • досмотр личных вещей и транспортных средств;
  • применение спецсредств для пресечения массовых беспорядков;
  • применение огнестрельного оружия без предупреждения, если промедление угрожает жизни военнослужащего или гражданского лица.

Спецсредства запрещено применять в отношении беременных женщин и детей, за исключением ситуаций, в которых они оказывают вооруженное сопротивление. Кроме того, сотрудники Национальной гвардии, согласно тексту законопроекта, при задержании (на срок не более трех часов) обязаны сообщить подозреваемому о праве на адвоката, звонок родственникам и переводчика.

Игорь Бурмистров, директор Центра специальной учебной работы «Гриф», тактический консультант подразделений специального назначения:

Приближается лето, правительству хочется в отпуск, а на это надо где-то взять денег. Переименование одного ведомства в другое стоит не один десяток миллионов: это и нашивки, и эмблемы, и штампы с печатями. А вот каким будет результат, я еще не очень понимаю. Ведь в Национальную гвардию, по задумке, перейдут Внутренние войска, а они и так при необходимости патрулируют города, ездят в горячие точки и участвуют в контртеррористических операциях. Инициатива, конечно, модная и красивая, может, скоро у нас и карабинеры появятся.

От того, что несколько лет назад милицию переименовали в полицию, содержание ведомства и качество его работы не изменились: поменяли надписи и потратили на это много денег. Боюсь, сейчас сценарий повторится.

Национальной гвардии добавят полномочия открывать огонь без предупреждения — я против таких инициатив. У нас в стране всегда было принято применять оружие только в крайнем случае. В 1980-е годы, когда я сам участвовал в группах захвата особо опасных преступников, нам даже оружие не выдавали, потому что захватывать преступников надо было живыми — это необходимо для успешного следствия и поиска других злоумышленников.

Сейчас коррумпированной части чиновников и предпринимателей невыгодно, чтобы сотрудники органов, раскрывая преступления, в конце концов выходили на них. Поэтому лучше позволить сотрудникам убрать исполнителя какого-то преступления, чем дать раскрутить всю преступную цепочку. Это преподносится как возможность сотрудника защищаться при вооруженном сопротивлении, но я убежден, что правоохранители должны уметь задерживать преступников, не открывая огонь. Иначе любой сотрудник из-за неумения проводить задержания, имея оружие, может пристрелить любого гражданина, а потом заявить, что тот просто оказывал вооруженное сопротивление. И преступление не надо раскрывать, ведь подозреваемый убит.

Эта практика началась с Чечни и Дагестана, когда уничтожали из пулеметов и танков целые дома, из-за одного только подозрения, что там находится пара боевиков. И хотя президент заявил, что с террористами мы не разговариваем, а уничтожаем их, именно задержание преступника позволяет раскрыть преступление, иначе какой смысл рубить голову, на месте которой вырастает три новых?

А вот идея объединения ФСКН и ФМС с полицией мне нравится. В полиции всегда были и есть ОБНОНы (отделы по борьбе с незаконным оборотом наркотиков) и ОВИРы (паспортно-визовые отделения РОВД). Зачем-то для них сделали целые управления, а это оказалось бессмысленно. Когда ФСКН проводили операции, они все равно пользовались не собственными силами, а спецподразделениями, спецназами и СОБРами. ФМС тоже всегда берут себе на прикрытие сотрудников полиции. Зачем было выделять их в отдельные ведомства, если работают они все равно вместе? Сейчас все станет на свои места, вопросы можно будет решать проще и быстрее, уберут раздутые штаты наркоконтроля и ФМС, где работает много ненужных людей.

Меня волнует, что под эту реформу могут убрать ведущих специалистов — так уже было во время реформы полиции. Грамотные специалисты, как правило, более независимы, у них есть свое мнение, они могут спорить с руководством, опираясь на свои опыт и знания. Руководству это неудобно, и есть опасность, что в результате этого маневра избавятся от тех, с кем не так легко работать, даже если это высококлассные профессионалы.

У нас действительно не хватает специалистов, которые прошли специальную подготовку. В МВД этой подготовки нет вообще. А будет ли в Национальной гвардии, которую собираются наделить расширенными полномочиями и правом открывать огонь без предупреждения, собственный учебный центр? Или людям просто дадут оружие и право стрелять на свое усмотрение? Очень у нас любят сначала дать название кораблю, а только потом начинать его строить.

Яков Костюковский, криминолог, заведующий сектором девиантологии Социологического института РАН:

Самый важный вопрос, который у меня возник: зачем воинские подразделения вообще наделять политическими функциями? Вспоминаются страны Латинской Америки — Чили, Бразилия и другие, — когда не очень демократические политические режимы превращались в почти что военную диктатуру именно благодаря таким формированиям.

Спросите любого сотрудника правоохранительных органов, и он скажет: наделять полицейскими функциями воинские подразделения — против правил существования полиции, это неэффективно. Это разные структуры, которые проходили разное обучение. Даже войска МВД, которые относятся и туда, и сюда, никогда не воспринимались как полиция.

А помните, как создавали ФСКН? Специально для Виктора Черкесова расформировали налоговую полицию и ФАПСИ (Федеральное агентство правительственной связи и информации) и заставили их ловить наркоманов и наркодилеров. Зачем это ведомство было создано при существующих ОБНОНах, было неясно. Так что упразднение ФСКН выглядит логично, в отличие от расформирования ФМС, у которого были вполне понятные функции. Видимо, до собственного ведомства дослужился бывший начальник Службы безопасности президента Виктор Золотов, о котором особо ничего неизвестно, кроме того, что он из путинских.

Теперь давайте посмотрим, чем занят ОМОН — отряд милиции особого назначения. Какое особое назначение есть в разгоне митингов или болельщиков? Мне представители полиции часто говорят, что просто их сотрудники не справляются с тем, что делает ОМОН, а ребята из ОМОНа приходят и справляются. Потому что они все в масках, по башке дубинками настучали, проломили головы, а спрашивать потом не с кого, никого не опознать. Второй вопрос: а почему полиция не справляется со своей работой? Наша страна занимает одно из первых мест в мире по количеству полицейских на душу населения. Сколько их должно быть, чтобы они справлялись? А чего тогда за реформа у нас прошла, что сотрудники полиции такие непутевые? И поможет ли полиции расформирование ФМС и ФСКН?

У нас население — это доказывают опросы и исследования, которые проводятся уже много лет, — к правоохранительным органам давно относится, скажем так, не очень хорошо. А теперь, когда сотрудники получат право открывать огонь без предупреждения, как граждане должны к ним относиться? Если Национальная гвардия, как уже заявлено, будет работать на митингах, значит, участники митинга под прицелом. Значит, футбольные болельщики под прицелом. И простые граждане, которых правоохранительные органы будут в чем-либо подозревать, тоже под прицелом.