142362просмотра

Ксения Собчак vs Ефим Кац: Мы работаем над тем, чтобы снизить стресс

Глава компании «Кухни Мария» рассказал Ксении Собчак о том, как выживать в кризис, чем Депардье лучше Моники Белуччи и что должен сказать Путин, чтобы малый бизнес перестали душить

+T -
Поделиться:
Фото: Дмитрий Смирнов
Фото: Дмитрий Смирнов

В моей коллекции есть истории бизнеса и бизнесменов, принадлежащие к совершенно разным жанрам: хорроры и детективы, нуар и ситкомы, даже романтические триллеры. А есть и особо редкие образцы. Вот, например, «сёнэн» — жанр японской манги. Это подростковые истории для мальчиков 12+ — о дружбе, о нелегком пути к успеху, о становлении характера. Все очень по-доброму и непременно с хэппи-эндом. Редко кому удается прожить реальную жизнь в таком позитивном ключе, но иногда, как оказалось, это случается.

Дружили трое мальчиков из саратовской физмат-школы: Ефим Кац, Андрей Серебряник, Алексей Сухоруков. Родители уехали в Израиль и США, юноши остались на родине и занялись предпринимательством. В 1998-м все рухнуло, пришлось начать с нуля. Так возникла компания «Кухни Мария».

Дальше — история предпринимательского успеха. Охват регионов, четкое позиционирование, внятная маркетинговая стратегия, запоминающаяся рекламная кампания (помните Депардье на кухне, тогда еще без российского паспорта в кармане спортивных штанов?) Потом кульминация сюжета — приход инвестора, и вот трое друзей ведут нелегкий мужской разговор, кто из них более достоин встать во главе бизнеса. И разговор заканчивается не ссорой и обидой, а окрепшей дружбой и новой ступенью зрелости. При этом друзья по-прежнему живут и работают в Саратове, потому что они еще и патриоты своего города — и, да, своей страны тоже. Правда же, я думала, что так бывает только в подростковых комиксах. А вот ведь и нет.

Все это и сделало мою встречу с Ефимом Кацем совершенно неизбежной. Надо же было разобраться, как из среднего бизнеса в дремучем регионе вырастить лидера отрасли — и при этом не растерять безоблачной ясности жизненных ориентиров. Впрочем, так прямо спросить я не решилась; пришлось начать издалека.

Трое в кухне

СУченые спорят, миллионы людей гадают: почему один человек создает успешный бизнес, а другой не может. Как вы считаете, что больше всего влияет на успешность человека в бизнесе?

Сложно сказать. Есть много плохо образованных людей, троечников, которые стали успешными предпринимателями. Я думаю, один из факторов — лидерские качества, человек должен быть готов брать на себя ответственность за чужие судьбы, за чужие решения. И второй фактор — это умение собрать команду толковых умных людей и мотивировать их на результат. В бизнесе мало одиночек, в основном команды. Важно понимать людей, чувствовать, слушать, как-то их привлекать.

СХорошо, вот пришел к вам человек. Как вы определяете, сможет он дать результат или не сможет?

Этого я не знаю. Это даже не интуиция, это какие-то внутренние ощущения. Ну что такое любовь? Сказать это словами мы не можем.

СТо есть вы смотрите на человека и достаточно быстро можете сказать, в какой сфере бизнеса он может пригодиться?

К сожалению, не всегда быстро. Мы ошибаемся. Но в итоге, если убрать все минусы, то остаются плюсы.

СНасколько я знаю, вы основали бизнес с двумя партнерами, своими одноклассниками из 13-й физико-математической школы Саратова, одной из лучших школ города, если я не ошибаюсь. Это Алексей Сухоруков и Андрей Серебряник. Как это произошло?

Так получилось, что мы с Андреем Серебряником в предыдущей школе вместе учились в одном классе и вместе пришли в 13-ю школу, а Алексей из другой школы пришел. Оказались в одном классе, уроки вместе делали. Просто сдружились.

СА сейчас продолжаете дружить или все-таки это только бизнес-отношения? Редко бывает, уж простите, когда люди не ссорятся на тему бизнеса. Партнеры, как правило, перестают дружить. Они остаются в очень хороших отношениях, но дружба — когда вместе ездят отдыхать с семьями, вместе Новый год отмечают — проходит.

Многое меняется, здесь вы правы. Но есть вещи фундаментальные —  доверие, уважение, без которых невозможна дружба и бизнес. Это все осталось.

Фото: Дмитрий Смирнов
Фото: Дмитрий Смирнов

СДуэтом-то легче выступать, а вас трое, и человеческая природа так устроена, что все равно кто-то вдвоем будет дружить против третьего. Как с этим бороться?

Есть такое, это постоянно. Но втроем легче, чем вдвоем. Вдвоем было бы без вариантов, потому что, когда голоса делятся 50 на 50, вопрос не решается никак. А втроем — ситуация идеальная. Двое решили — третий обязан подчиниться. Как правило, люди разумные, идиотские решения вряд ли примут.

СНо вы чувствуете свою связь с кем-то из ваших двух партнеров больше, чем с другим?

Примерно одинаково.

СА есть кто-то в вашей компании партнеров, кто по статистике чаще всего имеет особое мнение? Кто это?

Я. Так получилось.

СТо есть вы подчиняетесь?

Нет, у нас ситуация изменилась. Мы втроем управляли компанией до 2012 года, у нас реально было три мини генеральных директора. А потом к нам в партнеры постучался небольшой инвестиционный фонд «Атон» бизнесмена Евгения Юрьева. И они говорят: «Ребята, у вас здесь что-то до фига генеральных директоров, все главные». И тогда мы втроем полетели в Тбилиси решать, кто же все-таки реально будет генеральным директором. Почему Грузия? Просто так получилось. Мы сели на самолет, прилетели в Тбилиси, чтобы отвлечься от суеты. Такая была тяжелая история.

СНо кончилось все полюбовно?

Да, мы все люди разумные, но это был стресс на всю жизнь.

Предварительно прошло тестирование. Мы нанимали консультантов. Есть такой тест американского психолога Хогана: ты минут 30–40 отвечаешь на ряд вопросов, и компьютер выдает какое-то видение твоей личности, а потом психолог с тобой беседует. Это как раз такой способ понять, кто предприниматель, кто инженер, кто физик, кто математик. В итоге эти ребята нас протестировали втроем. Мы не любим про себя узнавать разные вещи, так что это был момент истины.

СИ что выяснилось про вас?

У меня лежит этот тест в сейфе. Выяснилось то, что выяснилось: предприниматели — не предприниматели.

Фото: Дмитрий Смирнов
Фото: Дмитрий Смирнов

СИ вы стали генеральным директором по итогу психологического теста?

Да, это повлияло, когда посмотрели, у кого какие качества.

СА какие самые сильные ваши качества, исходя из этого теста?

Не могу припомнить, потому что это было летом 2012 года. Скажем так — то, о чем мы говорили: лидерство, принятие решений. Здесь мне сложно давать характеристики, потому что когда это будут читать мои партнеры, — а они это будут читать, — возникнет деликатный момент. Это личное. Мы посидели, поговорили, написали все это на бумаге, на доске: кто, что.

СПартнеры не переживали?

Нет, было доверие.

СКакой в итоге был вывод для ваших партнеров?

Ну, по факту они остались акционерами компании, естественно, и их работа — это отчасти совет директоров компании. Они в высшей иерархии, в высшем совете компании работают.

СА все решения, касающиеся жизнедеятельности компании?

Операционное управление компанией — да, я осуществляю. Все согласовано с советом директоров.

СЯ вижу у вас на шее Маген Давид, в связи с этим хочу спросить: вы согласны с утверждением, что евреи — это нация бизнесменов?

Среди евреев много бизнесменов, это факт.

СУ меня просто муж еврей, я все питаю надежды. Можно сказать, что заниматься бизнесом — это такой еврейский талант?

Я, возможно, скажу какие-то своеобразные вещи, но наш народ примерно тысяч пять лет пытались уничтожить. Поэтому я не знаю насчет бизнесменов, не бизнесменов, но как-то приходится приспосабливаться. Приходилось.

СВы чувствуете свою религиозную принадлежность?

Я не религиозен.

С«Я больше россиянин»?

Ну конечно. Но у меня много друзей евреев, и я считаю, что это нормально. Читать дальше >>

Читать дальше

Перейти ко второй странице

Читайте также

 

Новости наших партнеров