142359просмотров

Ксения Собчак vs Ефим Кац: Мы работаем над тем, чтобы снизить стресс

Глава компании «Кухни Мария» рассказал Ксении Собчак о том, как выживать в кризис, чем Депардье лучше Моники Белуччи и что должен сказать Путин, чтобы малый бизнес перестали душить

+T -
Поделиться:

В начало >>

Проблемы из-за нас

Фото: Дмитрий Смирнов
Фото: Дмитрий Смирнов

СУ меня есть вопрос по поводу бренда «Едим дома». В этой же рубрике я разговаривала с Александром Федотовым, который, по сути дела, получил активы от «Аксель Шпрингера» только из-за закона по ограничению иностранных СМИ. Он сам говорит: «Я понимаю, что это нечестная ситуация. Естественно, как бизнесмен, я это куплю». Мне всегда казалось, что человек с бизнес-мышлением как раз отличается от обычного человека тем, что он понимает: даже если ему сиюминутно выгоден дурацкий закон по ограничению иностранных СМИ, в долгой перспективе это все равно губительно. Считаете ли вы, что хотя вам и выгодно сотрудничать с брендом «Едим дома», вся эта история с запросом бюджетных денег на какую-то сеть типа «Макдональдса» — это какой-то адский позор и трэш? Вы, как бизнесмен, как вообще оцениваете этот запрос Михалкова?

Я прокомментирую так: мы общаемся с брендом «Едим дома», которым владеет продюсерский центр Андрона Кончаловского. Юлия ведет передачу, она актриса и его жена. Но по факту управляют брендом профессионалы. Мне сложно комментировать то, о чем вы говорите.

СНо встреча была? Была. Официально эти переговоры подтверждены? Подтверждены.

Насколько нам известно изнутри, деньги не выделялись. Видимо, были какие-то разговоры, которые вылились в комментарий в интернете. Мы разговаривали с этими людьми, и они говорят: фейк, денег нет.

СИ сети не будет?

Если это и произойдет, государство к этому не имеет никакого отношения.

СДействительно, не будем обсуждать досужие сплетни, но у нас есть факт, подтвержденный и самим Михалковым, и людьми, которые присутствовали на этой встрече: запрос по этим деньгам был. Вы к самому факту такого запроса как относитесь?

Я думаю, что, скорее всего, это досужие домыслы. Но если говорить о ситуации в принципе, то я однозначно противник того, чтобы государство каким-либо образом участвовало в бизнесах. Будь то это проект фастфуда или СМИ, или импортозамещение. Я за открытую конкуренцию. Когда государство начинает заниматься бизнесом, это как минимум некрасиво, а как максимум это коррупция. Как может государство быть бенефициаром в бизнесе?

СУчитывая, что это очевидная государственная политика последних лет, у вас не было желания или планов свой бизнес переносить за границу, диверсифицировать на Западе?

Вопрос тяжелый. Я родился и вырос здесь, Я чувствую этот рынок. Вопрос, где жить, более открытый. Теоретически можно уехать жить за границу. Строить бизнес за границей я не умею. Я вырос в этой стране. Мы, люди, социальные существа. И мы знаем, что бизнес строится на связях, знакомых.

СА у вас есть какое-то внутреннее объяснение, почему государство душит малый бизнес? Я понимаю, почему большой государственный бизнес давит большой частный бизнес: понятно, что государственный всегда менее эффективный, и условному члену кооператива «Озеро» не очень выгодно, когда  он строит дорогу за 100 рублей, а рядом какой-то частный человек будет строить за 50. Ему это не надо, потому что он не сможет объяснить, куда он девает 50 рублей и почему при этом дорога все равно раздолбана. Это я понимаю. Но я не могу понять, почему у нас душат малый и средний бизнес? В этом я не вижу логики. Условный Ротенберг все равно не претендует на производство кухонь, ниток, на торговлю в ларьках и т. д.

Это вообще легко объяснить: это государственная идеология.

СНа чем она основывается?

Неважно, какой бизнес — крупный или мелкий. Идеология такова, что государственные служащие, чиновники считают себя владельцами, бенефициарами всего бизнеса в этой стране.

Фото: Дмитрий Смирнов
Фото: Дмитрий Смирнов

СА почему им невыгодно поддерживать малый и средний бизнес? Вспомним Великую депрессию в Америке или даже последний американский кризис — экономику вытягивают как раз малый и средний. Почему бы не дать им эту возможность?

Им в принципе ничего не выгодно. Посмотрите на работу чиновников — у них же каждый день как последний. Государство как поставщик услуг: полиция, прокуратура, Росреестр и все остальные органы, которые должны создавать услуги, этого не делают. И дальше уже неважно, большой или малый бизнес. Когда вы приходите к нам, мы вам хотим продать кухню и сделать это лучше, чем другие. И вы это чувствуете. Когда Росреестр регистрирует сделку, он не хочет оказывать вам услугу, ему это на хрен не надо, и вы это чувствуете.

СПочему это возведено в ранг системы? Мы же понимаем, что если бы наши правители хотели это поменять — они бы поменяли. Почему они не хотят это менять?

Вопрос политической конкуренции. Во всем мире государство плохо работает. Но все политики чувствуют конкуренцию, хотят они этого или нет — во Франции, в Германии. И чувствуя, что их могут сменить другие люди, они лучше работают.

СА почему у нас это не работает?

Для этого придется менять немножко политическую ситуацию. Грубо говоря, малый и средний бизнес — это не Москва, это Саратов, Тольятти. В этих городах должна образоваться конкуренция чиновников. Все происходит только тогда, когда люди чувствуют мотивацию в виде смены власти, конкуренции. То есть губернатор какого-то города или мэр области должен чувствовать, что если он этого не будет делать, его поменяют. Пусть даже из Кремля поменяют.

Путин должен выйти и сказать: «Ребята, в нашей стране государственный капитализм, но налоги платят предприниматели, и предприниматели — класс людей уважаемых, оберегаемых».

СПочему он этого не делает?

Меня это тоже удивляет. Это странно, но я думаю, что это идеология. Я думаю, вы понимаете, о чем я. Путин — неплохой человек, умный. Но есть такие логические нестыковки. Это удивительно, это странно, и это не очень хорошо в итоге, потому что мы видим то, что мы видим.

СЧувствуете ли вы, как руководитель большого бизнеса, что у нас в России есть нехватка деятельных, активных, желающих делать карьеру людей?

Я думаю, что есть проблема, но она тоже искусственно созданная. Мы пережили два серьезных кризиса: 1998 год и последние пару лет. Очень много разорившихся предпринимателей. Мы чувствуем это. Мы продаем кухни по всей стране через мелких предпринимателей, которые являются нашими дилерами во Владивостоке, в Иркутске, в Хабаровске. Небольшие компании: у человека 1-3 магазина, он заказывает кухни у нас, везет в свой город по нашим дорогам. Мы каждый день с этими людьми общаемся, и глаза у них с каждым годом тухнут. Тяжело им. Это реальность.

СА коррупция существует? Не сталкиваетесь?

Совсем впрямую — нет. К счастью, мы работаем на открытом рынке и, действительно, у нас конкуренция.  В 1990-е был какой-то непонятный период, даже платили всякие мелочи. Косвенно, естественно, где-то видел, где-то слышал, где-то чувствовал.

СЯ знаю, что вы закупаете много мебельной фурнитуры за границей. Сложная внешнеполитическая ситуация как-то отразилась на закупках? Может быть, кто-то отказался работать с вами?

Нет, естественно, никто не отказался. Сейчас ситуация с Турцией может напрямую повлиять, но у нас не много поставщиков из Турции, хотя есть небольшие компании. Нас коснулась девальвация: все импортное подорожало.

СУ вас у самого есть позыв прекратить работать с турецкими компаниями или вы только по принуждению это сделаете?

Ну, я так скажу... все-таки то, что произошло, — ситуация неприятная. Я об этом не думал глубоко пока, но я подумаю.

СТо есть для вас это не очевидный ответ?

Мне это неприятно. Так не должно быть. Я в данном случае не оправдываю российские власти. Вряд ли я готов к каким-то действиям, но внутренне я чувствую дискомфорт.

Фото: Дмитрий Смирнов
Фото: Дмитрий Смирнов

СВ Турцию отдыхать не поедете больше?

Я там и не отдыхал. В Европе, в Америке, в Азии отдыхали.

СВ продолжение этой логики, тогда и в Америку вам нельзя, с ней тоже все не очень хорошо. Все проблемы из-за Америки, Обама революцию тут устраивает.

С Америкой другая история. У нас проблемы из-за нас, а не из-за Америки. Америка тут ни при чем.

Блиц

СНазовите трех самых талантливых бизнесменов в России.

Галицкий, Тиньков и, наверное, Михаил Кучмент, бывший топ-менеджер «М-Видео», создавший в России компанию Hoff.

СЕсли бы у вас был 1 миллион долларов, в какой новый бизнес вы бы его вложили?

Я думаю, что в ближайшее время никуда бы не вложил. Только если в банк, на депозит.

СПредставьте, что у вас есть волшебная палочка, дающая  возможность изменить любые три закона в российском законодательстве. Любые — экономические, таможенные.

Судебная система. Выборы. Третий... не знаю, сложно сказать. Социальные законы. То, что касается пенсионеров, охраны здоровья — вот эта область. Я не силен в юриспруденции, но мне кажется, что люди должны быть реально защищены.

СКакой вы человек. Нет, чтобы про таможню, про то, что на ваш бизнес влияет.

А зато первые два непосредственно повлияют.

ССудебная система?

И выборы.

СНу, у нас же вроде арбитражи более-менее нормальные.

Мы с вами говорили про коррупцию? Это все так, к сожалению. Поэтому судебная система.

СИ в арбитражах тоже?

Там деньги. К сожалению или к счастью, в том, что касается уголовного законодательства, все вообще очень жестко. Но там нет денег, там люди. А арбитраж — это деньги.

СЕсли бы у вас была возможность сделать так, чтобы какой-нибудь один конкурирующий бренд исчез, как будто его никогда и не было, что бы это был за бренд? IКЕА?

Я думаю, наверное, да.

СЭто главный ваш конкурент?

Это самый сильный конкурент.С

Назад

Перейти странице

Читайте также

 

Новости наших партнеров