Юлия Дудкина /

Что будет, если оппозиция придет к власти в России

НТВ показывает «разоблачающий» фильм про Михаила Касьянова, зампред партии ПАРНАС Илья Яшин отказывается участвовать в праймериз, а внутрипартийные выборы переносят на конец мая. Итог: Демократической коалиции предрекают раскол, который приведет к «развалу всей оппозиции». Экономист Владислав Иноземцев, социолог Алексей Левинсон, историк Николай Сванидзе и другие рассказали «Снобу», есть ли у российской оппозиции шансы прийти к власти и что при таком раскладе будет со страной и обществом

Фото: letov.ru
Фото: letov.ru
+T -
Поделиться:

Что случилось

Зампред партии ПАРНАС Илья Яшин решил не участвовать в праймериз Демократической коалиции из-за того, что председатель партии Михаил Касьянов отказался сняться с первого места в партийном списке. Он объяснил: «В сложившихся условиях всю кампанию мы будем вынуждены отвечать на идиотские вопросы, кто с кем спал и кто кого обозвал в постели».

Дело в том, что в начале апреля телеканал НТВ показал фильм про Касьянова, где, в частности, показаны интимные сцены между ним и Натальей Пелевиной, которая тоже состоит в ПАРНАСе. В этом же фильме Касьянов отрицательно высказывается об Алексее Навальном и Илье Яшине — участниках Демократической коалиции.

После этого Наталья Пелевина объявила, что выходит из федерального политсовета партии. «Я продолжаю разделять идеологию партии и наши общие цели, поэтому не выхожу из партии, а становлюсь ее рядовым членом. Такое решение считаю правильным в свете произошедших событий. Я не хочу быть причиной напряжений и разногласий в партии», — объяснила она.

Во вторник, 12 апреля, Илья Яшин потребовал от Касьянова, чтобы тот добровольно отказался от первого места в избирательном списке партии. «Я ждал от председателя ПАРНАС добровольного отказа от квоты на первое место в списке с формулировкой “хочу подтвердить право на лидерство и вывести коалицию из-под удара” … При этом решении первое место в списке занял бы кандидат, победивший на праймериз...» — объясняет Яшин. Но Касьянов наотрез отказался отдавать лидерство. После этого на официальном сайте ПАРНАСа появилось такое сообщение: «Обсудив ситуацию, сложившуюся вокруг Партии, Бюро считает, что развернутая властями с декабря 2015 года кампания психологического давления и травли в отношении председателя Партии ярко демонстрирует позицию властей по признанию ими ПАРНАС в качестве главной альтернативы нынешнему политическому курсу и реальным конкурентом правящей группы на предстоящих выборах».

При этом праймериз Демократической коалиции оказались на грани срыва: вместо ожидаемых 100 тысяч избирателей на них зарегистрировались всего 8 тысяч, и внутрипартийные выборы пришлось перенести с 23–24 апреля на конец мая.

В марте ПАРНАС предлагал партии «Яблоко» объединиться для участия в выборах и выдвинуть единый список кандидатов, но политического союза так и не получилось. «Партия "Яблоко" оставила в силе свое предыдущее решение об отношении к нам как политическим конкурентам. Мы в Коалиции разочарованы такой позицией партии "Яблоко"», — объяснил Касьянов.

Что будет, если оппозиция все-таки придет к власти

Владислав Иноземцев, экономист:

Думаю, мы будем наблюдать два параллельных процесса. С одной стороны, у бизнеса будет скорее позитивное настроение. Да и у значительной части населения тоже — люди устали от того, что никаких перемен не происходит, и будут радоваться изменениям. С другой стороны, будет и определенная волна воинствующего дилетантства. При всем уважении к оппозиции, если она начнет управлять страной, в ней начнутся дрязги и перетягивание каната, как на Украине.

Зато во внешней политике ситуация улучшится, градус недовольства Россией на политической арене станет меньше. Люди почувствуют, что страна меняется, идет вперед, и это вызовет некий общенациональный подъем. Правда, я думаю, что возможность такого поворота равна нулю, пока жив Владимир Путин.

Алексей Левинсон, руководитель отдела социокультурных исследований «Левада-центра»:

Есть мнение, что население у нас развращено нынешней властью или нефтяной рентой, но я с этим не согласен. Наше общество готово жить в совершенно других условиях — тех, которые мы называем демократией и свободной рыночной экономикой. Достаточно скромный опыт начала 90-х и нескольких островков самоорганизации населения, которые есть сегодня, это демонстрирует.

Но есть определенная сложность: люди должны из членов массового общества, где они ни за что не отвечают, превратиться в общество ответственных индивидов. Я имею в виду публичную и политическую жизнь, а не бытовую. Каждый человек должен осознавать себя хозяином своей судьбы, своего дела, города и страны. И для этого перехода нужна не такая экономика и социальная организация, какая есть сейчас. И до сих пор ни одна социальная, политическая или общественная сила, ни один мыслитель, художник или проповедник не предложил пути для мирной трансформации нынешнего состояния в это новое. И при этом понятно, что ни одной большой социальной группы, которая готова была бы на переход не мирным путем, нет. Зато есть группа, которая готова удерживать свой статус-кво вооруженными методами, и она демонстрирует это достаточно явно.

Алексей Мухин, генеральный директор Центра политической информации:

Если говорить о несистемной оппозиции, сегодня ее качество оставляет желать лучшего. В ее среде доминируют хейтеры — люди, которым не нравится ничего и которые не могут сформулировать конструктивную повестку как таковую. Поэтому оппозиция и сама не может ответить на вопрос, что будет, если она окажется у власти. Разве что сказать, что все будет как в Европе. Но, к сожалению, украинский пример показывает, что это не так. Будут хаос, люстрации и развал страны.

Но все-таки я не думаю, что несистемная оппозиция может прийти к власти. История изучения этого контингента показывает, что даже «оппозиция в белых одеждах» — партия «Яблоко» — не может толком ни с кем договариваться и действовать организованно. Это просто такой психологический тип. И если оппозиционные партии декларируют некое объединение, эти коалиции живут какой-то виртуальной жизнью до первой сложности и словесного поединка между ее участниками. Именно из-за этого качества несистемная оппозиция не может стать системной. К тому же она ненавидит все, что вообще хоть как-то причастно к власти, а такое отношение к делу маргинализирует этот участок политического поля, и расчет на протестное отношение населения проваливается.

Николай Сванидзе, историк, политолог:

Будет оппозиция ссориться между собой или нет, а шансов на то, чтобы прийти к власти, у нее все равно очень мало. Она ведь очень слабая — ее годами загоняют под плинтус мощными усилиями государственных СМИ, и у нее не может быть массовой поддержки. В глазах избирателя участники Демократической коалиции — враги народа и пятая колонна. И ведь пропаганда со временем действует все агрессивнее: с внутренними врагами разбираться куда легче и экономнее, чем с внешними. И у оппозиции не остается ни силовых, ни финансовых, ни административных возможностей хоть как-то поднять голову. Да, можно говорить, что у участников Демкоалиции нет единой системы и разработанной программы, которая производила бы впечатление на избирателя. Но какой в ней смысл, если ее не дадут до этого избирателя донести; если, как только у оппозиции появляется лидер, его делают объектом всяческих преследований и загоняют под плинтус?

В общем, шансы, что оппозиция придет к власти, примерно такие же, как шансы, что я побью чемпиона мира по боксу в тяжелом весе. Если бы такое вообще было возможно, то и сам мир был бы совсем другим. А на сегодняшний день Россия — абсолютно царистская страна, ориентированная на первое лицо. Все политические усилия направлены на поддержание его рейтинга, и это единственный политический и социальный институт, который у нас вообще работает.

Илья Яшин, заместитель председателя ПАРНАС:

Я абсолютно уверен, что Демократическая коалиция готова работать во власти: у нас есть для этого программа и навыки. И, в отличие от нынешних власть имущих людей, мы не воры и не жулики. В принципе, не врать, не воровать и иметь внятную программу по выведению страны из кризиса — это и есть главные условия, которые должен соблюдать тот, кто собирается быть у власти.

Конечно, есть и справедливые упреки в нашу сторону — не всегда обо всем получается договориться. Только фильм НТВ тут, в общем-то, ни при чем. Мы еще раньше решили, что на праймериз не должно быть привилегий и льгот ни для кого. К тому же мы увидели недовольство наших сторонников тем, что некоторые оказались «равнее остальных». И мы поставили вопрос о пересмотре решения о том, что у Михаила Касьянова будет квота на первое место. А теперь стало очевидно, что мы этой квотой еще и дали пас властям, которые смогли сфокусировать кампанию по дискредитации нашей коалиции на конкретном человеке, который автоматически будет на первом месте в избирательном списке. В таких условиях просто нельзя вести нормальную агитационную работу, так что мы предложили договориться, что предвыборный список будет полностью определен через праймериз. Если бы Касьянов отказался от квоты, это бы укрепило его репутацию как человека, который не держится за посты, и вдохнуло бы в коалицию жизнь. Но он, к сожалению, отказался даже обсуждать этот вопрос.

Константин Костин, председатель Фонда развития гражданского общества, бывший начальник управления по внутренней политике Администрации президента:

Во всем цивилизованном мире несистемной оппозиции, чтобы приблизиться к власти, надо стать сначала оппозицией системной. И если мы говорим о федеральных парламентских выборах, то надо иметь серьезные региональные отделения. Любой теоретик демократии скажет вам, что люди голосуют за тех кандидатов, которых они видели весь межвыборный период, которые как-то участвовали в их жизни. За полгода до голосования ничего не делается: к выборам готовятся с того самого дня, когда закончились предыдущие. А Демократическая коалиция пропускала единые дни голосования целыми циклами. Как она может рассчитывать на серьезный результат? Даже если рейтинг партии власти начнет оползать, наша несистемная оппозиция — это не партия второго выбора. Те, кто решит не голосовать за «Единую Россию», в любом случае отдадут свой голос не за ПАРНАС.

В составе этой партии нет серьезных авторитетных политиков и общественных деятелей, которые смогли бы достойно выступить в одномандатных округах. Тут ошибка и в тактике, и в стратегии — в межвыборный период никакой работы не велось. Да, когда-то благодаря Немцову партия получила парламентскую льготу и теперь имеет право без сбора подписей выдвигать кандидатов по списку. Но после этого успеха несколько лет были потрачены впустую. А нынешняя история с расколом вообще смешная. Я тут в твиттере прочитал, кто-то пишет, что, мол, они ругаются и раскалываются из-за мест в списке ПАРНАС, который не пройдет в Госдуму. И ведь это написал человек из их электората.

Я считаю, чтобы чего-то добиться, надо перестать считать себя несистемной оппозицией и не искать поддержки за рубежом. У нас в стране источник власти — это граждане, а даже самые радикальные эксперты сомневаются, что возможны революционные сценарии. Так что надо просто нормально заниматься политической деятельностью.