Анна Карпова /

«Дмитрий Каменщик создал алмаз Кохинор». Что нужно знать о деле владельца аэропорта «Домодедово»

Суд продлил домашний арест владельцу аэропорта «Домодедово» Дмитрию Каменщику. «Сноб» рассказывает, как бизнесмен оказался фигурантом уголовного дела о нарушении мер безопасности, из-за чего, по версии следствия, в теракте 2011 года погибло 37 человек

Участники дискуссии: Рами Крупник
Фото: Евгений Биятов/РИА Новости
Фото: Евгений Биятов/РИА Новости
+T -
Поделиться:

Дело о взрыве

24 января 2011 года двадцатилетний Магомед Евлоев приехал в аэропорт Домодедово около четырех часов дня. Он беспрепятственно прошел внутрь, не вызвав подозрений у службы охраны аэропорта, направился в зону встречающих с международных рейсов, побродил там, затем остановился в толпе и привел в действие взрывное устройство, обмотанное вокруг пояса. Взрыв унес жизни 37 человек, еще 170 получили ранения.

По версии следствия, теракт был организован лидером террористической организации «Имарат Кавказ» Доку Умаровым, а в организации преступления участвовали 28 человек. В ноябре 2013 года суд вынес обвинительные приговоры четырем подозреваемым и взыскал с них в пользу потерпевших более 8 миллионов рублей.

Новый поворот

В июне 2015 года Следственный комитет объявил о новом уголовном деле в связи с расследованием теракта: по статье 238 часть 3 — выполнение работ или оказанием услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекшим по неосторожности смерть двух или более лиц. Фигурантами этого дела стали несколько человек: глава компании «Экспорт Менеджмент Компани Лимитед» Светлана Тришина, директор «Домодедово Эрпорт Авиэйшен Секюрити» Андрей Данилов, директор аэропортового комплекса Вячеслав Некрасов, а также другие неустановленные фактические владельцы международного аэропорта «Домодедово».

По версии следствия они изменили технологию безопасности аэропорта, чтобы устранить очереди на входе в терминал. Этой уязвимостью и воспользовался смертник, чтобы совершить теракт.

Закрытое расследование

В апреле 2012 года Следственный комитет принял решение прекратить начатое в январе 2011 года расследование о нарушении мер безопасности в «Домодедово» — «за отсутствием состава преступления». В постановлении о прекращении дела говорилось, что вред жизни, здоровью и имуществу потерпевших причинен в результате террористического акта, но никак не в результате действий сотрудников аэропорта.

Руководители аэропорта, в отношении которых велось расследование, были освобождены от уголовной ответственности, а также получили право на реабилитацию и возмещение ущерба за привлечение к расследованию.

Анонимный хозяин

В 2011 Генпрокуратура заявила, что аэропортом управляют иностранные компании, зарегистрированные в офшорных зонах. Вскоре замгенпрокурора Александр Буксман пожаловался депутатам Госдумы, что следователи «так и не нашли ту самую последнюю матрешку, которая могла бы показать собственника аэропорта». Буквально через полчаса на сайте Лондонской фондовой биржи появилось сообщение, что аэропортом «Домодедово» владеет и управляет компания DME Limited, зарегистрированная на британском острове Мэн и 100 процентов акций которой принадлежит Дмитрию Каменщику.

«Домодедово» подтвердило эту информацию лишь в 2013 году: владельцем аэропорта действительно является председатель совета директоров аэропорта Дмитрий Каменщик, а сами эти компании находятся в российской юрисдикции, сообщили в пресс-службе.

Нехорошие предчувствия

В феврале этого года Каменщик заявил, что у следствия есть полномочия привлечь его по делу о недостаточных мерах безопасности аэропорта. К этому моменту он уже побывал на нескольких допросах, но отметил, что никаких угроз от следствия не поступало. «Мы твердо осознаем, что транспортная безопасность аэропорта соответствовала и соответствует нормам закона. Мы сотрудничаем с правоохранительными органами, будучи заинтересованными в установлении истины», — пояснил Каменщик. По этой же причине он отказался покинуть Россию, хотя у него были все возможности оказаться за границей, чтобы обезопасить себя от возможного ареста.

Неудача прокуратуры

В феврале следствие призвало суд поместить Каменщика под домашний арест, но представитель Генпрокуратуры потребовал немедленного освобождения владельца «Домодедово» и заявил, что само обвинение незаконно.

Сам Каменщик заявил, что посвятил аэропорту 22 года жизни: «Я там работаю с 24 лет. Для меня вопрос чести — довести это дело до конца и показать общественности, что ни я сам, ни сотрудники аэропорта не виновны. Я точно никуда не скроюсь». Попытка прокуратуры освободить Каменщика не имела успеха: Суд постановил на время расследования заключить Камещика под домашний арест.

Работа с потерпевшими

Сейчас следствие работает с потерпевшими — это около сотни человек, с которыми проводятся допросы и экспертизы; от них получают исковые заявления на взыскание компенсаций. Этому следственный комитет уделяет серьезное внимание. От суммы компенсаций не будет зависеть срок наказания, но они могут стать основанием для ареста активов аэропорта.

Михаил Колпаков, адвокат Дмитрия Каменщика:

Я не могу комментировать ход следствия и обстоятельства дела из-за подписки о неразглашении. Но могу сказать, что Дмитрий к происходящему относится рационально, как менеджер: рассчитывает разные сценарии развития дела, не исключая и негативные. Он сохраняет рабочее настроение, не теряет присутствия духа и активно работает над линией защиты.

Антон Баков, предприниматель, бывший партнер Каменщика в авиакомпании «Ист Лайн»:

Говорят, уголовное дело могло быть спровоцировано несговорчивостью и сложным характером Каменщика. Это не так — причина в том активе, которым он обладает и который резко вырос в цене за последние 20 лет. И далеко не в последнюю очередь — благодаря его усилиям. Своим трудом он создал алмаз Кохинор, которым теперь хотят завладеть хтонические темные силы.

Конечно, если бы Каменщик был покорным и сговорчивым, может у него бы этого алмаза не было. Может быть, самым крупным аэропортом стал бы «Внуково» или «Шереметьево», а «Домодедово» был бы такой же дрянью, как «Быково».

Каменщик очень незаурядный человек, я горжусь знакомством с ним. Он всегда отличался своей сосредоточенностью, поглощенностью делом и трудоголизмом. Я бы назвал его гением — надо же хоть одного гения похвалить при жизни.

Рами Крупник, адвокат:

Заседание суда можно было провести с тем же успехом и в удаленном онлайн-режиме или на основании письменных аргументов сторон. При предрешенном результате это заседание было необходимо лишь с точки зрения соблюдения формальностей закона в действующем формате. Впрочем, подозреваемый хотя бы получил возможность выйти на полдня из своей золотой клетки и посмотреть на внешний мир.

Прения сторон в суде ничем не отличались от предыдущих. Абсолютное «дежавю» — те же самые аргументы со стороны адвокатов подозреваемого, те же сарказм и показная артистичность следователя, вызывающие смешки в зале и поддержку адвоката потерпевших, та же самая показная для галочки и невесомая позиция прокуратуры. Следователь явился в суд как приходит на работу в цирк уверенный в себе дрессировщик — он диктует суду то решение, которое нужно вынести. Читать далее >>

Комментировать Всего 1 комментарий

Хорошее хронологическое описание. В сказанном не хватает только упоминания настоящей подоплеки происходящего - санкционированного сверху желания очень влиятельных людей выкупить аэропорт за цену, которая ниже рыночной.