В кризис каждый сам за себя

Глава одной из самых успешных в России управляющих компаний Павел Теплухин подвел для «Сноба» итоги года и подробно рассказал, почему кризис оказался таким глубоким, куда упадет евро и за счет чего деньги будут обесцениваться

Иллюстрация: Игорь Скалецкий
Иллюстрация: Игорь Скалецкий
+T -
Поделиться:

Прежде чем подводить какие-то итоги, стоит напомнить основные события. Кризис, который начинался более двух лет назад с проблем, возникших из-за второсортной ипотеки в США еще в 2007 году, лишь год спустя докатился до Европы. В сентябре 2008 года из-за банкротства Lehman Brothers кризисные явления активизировались. Волна докатилась до России. Сначала упал финансовый сектор, потом, к январю 2009 года, падение перекинулось на реальный сектор экономики.

И сегодня говорить об окончании кризиса рано, он, безусловно, еще не закончился, продолжает развиваться. Постепенно начинает разворачиваться социальный кризис. По крайней мере, ощущается огромное социальное напряжение, которое вызвано проблемами на рынке труда и в других сферах. Увольнения, задержки заработной платы, не исключены какие-то «нервные» решения в области защиты пенсионных прав.

Урок первый: обманутые ожидания

Следует помнить, что переломные моменты и события, в ходе которых ломается какая-то тенденция, они всегда неожиданны. Если бы они хоть кем-то ожидались, их последствия не были бы столь глубокими.

Подавляющее большинство игроков мира рассчитывали на то, что американское правительство будет последовательно в своих действиях и предпримет определенные шаги, чтобы не случилось того, что случилось.

Американские власти предпочли поступить иначе. Так сложился расклад политических сил, произошли какие-то иные— возможно личные — события в жизни тех пяти-шести человек, которые принимали решения.

Их решение не спасать Lehman Brothers было неожиданным, и поэтому оно стало переломным. В противном случае ничего такого уж страшного не произошло бы.

Можно вспомнить «теорию ожиданий» Лукаса, который за нее получил Нобелевскую премию. В соответствии с этой теорией весь мир, вся экономика строится на тех или ожиданиях. Например, инфляция происходит из-за того, что люди ждут роста цен. Стараясь опередить события, граждане начинают тратить, спрос растет, в результате чего цены растут, причем происходит это даже раньше, чем все думали.

Урок второй: каждый сам за себя

Если самый драматичный момент пришелся на 2008 год, то 2009-й стал годом активных действий правительств.

Все страны справлялись по-разному, и получилось у всех тоже по-разному, но можно с уверенностью сказать, что ни один из принятых в той или иной стране рецептов не был бы панацеей для соседней страны.

Например, британское правительство, которое пыталось копировать действия американского, на мой взгляд, в этом оказалось неправо. А немецкое правительство во главе с Ангелой Меркель, которое, по сути, кинуло клич «Спасайся, кто может!», действовало по принципу «спасение утопающих — дело рук самих утопающих», оказалось мудрее, поскольку экономический индивидуализм в мире проявился в полную силу.

Сильные страны в «тяжелую годину» сразу забыли про все свои обязательства по отношению к менее сильным или успешным соседям и, прежде всего, ставили перед собой задачу собственного спасения. Несмотря на все запреты со стороны ВТО, несмотря на другие обязательства — все это забылось в одночасье, и все принялись выстраивать торговые барьеры. Например, почти сразу были введены практически запретительные пошлины на импорт японской электроники в Европу.

Россия не член ВТО, и против нее можно делать все что угодно, чем и воспользовались. Как только немецкое правительство завело переговоры с российским о продаже Opel, сразу оживились бельгийские, испанские, португальские власти — власти тех стран, где расположены предприятия Opel. Они стали проявлять активность, направленную на блокирование сделки, поскольку обязательства, которые возникали в результате этой сделки, были обязательствами между российским покупателем и немецкими властями.

Но и «своим» досталось. Забылось то, за что еще совсем недавно так ратовали, приглашая Восточную Европу в «большую европейскую семью». Тут же появились барьеры на пути рабочей силы — европейским лидерам нужно было печься о своем населении. О своих работниках.

Вообще в ходе этого кризиса очень явно проявилась эксплуатация восточноевропейских стран их соседями. Так, многие, уступив давлению западных партнеров, разрешили открывать у себя отделения и филиалы иностранных банков, а не дочерние банки, как это практикуется в России. И в разгар кризиса ликвидности, многие страны из-за этого были обескровлены — вся ликвидность этими структурами была выведена в материнские компании, поскольку те очень сильно в этом нуждались. Но никто не озаботился тем, что восточноевропейские страны и их экономики также нуждались в этой ликвидности, они тоже нуждаются в банковском секторе, выполняющем функции кровеносной системы. Никто эти страны и их правительства не спросил.

И правы оказались российские или польские ЦБ и правительство, которые запретили в свое время создавать филиалы и предложили работать через дочерние банки, подчиняющиеся местному регулированию и законодательству.

Одним словом, все эти хваленые механизмы, которые создавались в течение долгих лет в рамках ВТО, чтобы обеспечить свободное движение товаров, труда и капитала, в конечном итоге не сработали. Причем не сработали в кризисный момент — когда в них особая нужда и возникла.

Государство только тогда и является государством, когда оно способно защитить себя и свои экономические интересы. Тем переговорщикам, которые не сдают наших позиций на переговорах о вступлении в ВТО, нужно сегодня дать по медали — они защитили нашу страну от похожего развития событий. Я ярый сторонник вступления России в ВТО и много лет работал в этом направлении, но считаю, что нет смысла вступать любой ценой.

Урок третий: деньги решают не все

Еще один урок, который напрямую отношения к кризису не имеет, но характерно, что даже кризис не слишком ситуацию изменил. Речь идет о неудачной попытке покупки Opel и даже в еще большей степени о скандале, который разразился после покупки «Сургутнефтегазом» венгерской компании MOL.

Выяснилось, что помимо денег есть еще много разных обстоятельств, которые надо иметь в виду при тех или иных крупных сделках. Выглядит все довольно цинично, потому что двойные стандарты просматриваются невооруженным взглядом. Ровно в этом упрекали российское правительство, когда оно вводило робкие ограничения на продажу стратегических месторождений или приватизацию стратегических отраслей.

Нам все «великие мужи» из ведущих университетов или крупных компаний говорили: «Как нехорошо, но что поделать — мы понимаем, вы еще развивающаяся страна. Вот дорастете до наших капиталистических высот, тогда у вас, конечно, все образуется». А сейчас, когда мы попытались поиграть на их площадке — достаточно робко и аккуратно — вдруг выяснилось, что у них тоже все эти писаные и неписаные законы существуют и российские инвесторы нигде особо не приветствуются, будь то частные инвесторы, как «Сургутнефтегаз», или прогосударственные, как Сбербанк.

В любом случае требуется обязательное согласование на самом верху, и даже это согласование не дает гарантии, что сделка произойдет. Мы эти уроки должны помнить. И, наверное, нужно институциализировать эти процессы, сделать их более понятными.

Необходимо как минимум изучить все подобные случаи. Возможно, за этим стоит что-то существенное и экономический суверенитет имеет какую-то субстанцию, помимо ярких слов или политических лозунгов. Может быть, за слова «промышленная политика» не стоит пока расстреливать, как некогда предлагали, а стоит немного повременить.

Кризис заставил взглянуть на экономику немного другими глазами — более кейнсианскими — и понять, что для государства тоже есть место в экономике.

Прогноз: деньги будут дешеветь

Если говорить о прогнозах, держа при этом в голове то, что было сказано в самом начале, можно предположить, что «инфляция активов» продолжится, хотя не такими темпами, как это было в 2009 году. Фундаментально доллар должен упасть по отношению к любым реальным активам.

Почему доллар падает? Для Америки единственная возможность вернуться в устойчивое состояние — это бороться с избыточным потреблением внутри страны. Самый простой способ — девальвировать национальную валюту по отношению ко всему.

Американское правительство в целом будет стремиться девальвировать национальную валюту. И даже будет в этом преуспевать, просто потому, что у них есть довольно много рычагов. Главную проблему — дефицита внешнеторгового баланса — решить можно только таким способом, снизив конкурентоспособность импорта.

С другой стороны, надо понимать, что другие страны тоже дремать не будут, им тоже не хочется расставаться с таким крупным потребителем товаров, как США. И они будут стараться девальвировать свои национальные валюты по отношению к доллару, и эти «перегонки» будут длиться довольно долго — несколько лет.

Если говорить о конкретных соотношениях валют, то есть и другие факторы, которые влияют на курс. В начале зимы доллар начал укрепляться к евро. Объяснений может быть миллион, но не следует забывать, что Америка вступила в кризис раньше других — в 2007 году. Европа вошла в кризис годом позже, и выходить из кризиса США будут быстрее, чем Европа. Укрепление доллара к евро может продолжаться от трех месяцев до полугода. После этого ситуация развернется или стабилизируется. Я не исключаю, что с нынешних уровней мы можем опуститься к 1,2 доллара за евро.

Поведение рубля будет зависеть от цены на нефть. Если она останется на нынешнем уровне, рубль будет укрепляться — быстрее к евро, медленнее к доллару. Но нефть очень сложный товар: себестоимость ее производства практически равна нулю, и почти любая цена позволяет работать с прибылью. В России это не так, а в Персидском заливе — так.

Во всех этих прогнозах не следует забывать и про Китай, который будет тем самым неожиданным фактором, который может разрушить всю конструкцию. Страна эта по-прежнему очень закрытая, и та статистика, которую мы имеем, — это та статистика, которую китайцы нам хотят сообщить. Это создает определенный дискомфорт. Поскольку всегда хорошо, когда цифры подтверждаются из 2-3 источников. Китай подобных «шалостей» никогда не допускал: источник один, и он подчиняется политике партии и правительства.

При этом Китай — очень важный игрок. Потенциально крупнейшая экономика в мире, единственная, способная заменить США в качестве главного потребителя. Из-за того, что китайская экономика сильно централизована, решения принимаются узкой группой лиц, и эти решения могут быть основаны не на каких-то общепризнанных капиталистических принципах, а могут быть навеяны политическими амбициями. Именно поэтому они не поддаются прогнозам.

Китай может быстро и резко поменять политику формирования резервов. Так же быстро и резко он может поменять политику обменного курса или уровень потребления внутри страны. Причем направление этих изменений непредсказуемо, а их действие может иметь глобальный эффект. Поэтому за Китаем нужно следить, нужно пытаться понять его, хотя пока это никому не удавалось.

Комментировать Всего 4 комментария
Отличный анализ!

Точный, спокойный и профессиональный. Спасибо, Павел и Макс! Мне было весьма полезно с этим анализом познакомиться.

ПРОСТО О СЛОЖНОМ.

Сегодня интересная статья по поводу Китая в NYTimes: http://www.nytimes.com/2010/01/08/business/global/08chanos.html?ref=business

Джеймс Чанос, под управлением которого находится 6 миллиардов и который правильно предсказал банкротство Энрона, говорит про то, что Китайская экономика сильно перегрета и идет к краху. Джим Роджерс, бывщий партнер Сороса, которому я скорее склона доверять, возражает и считает что в Китае пузыря нет.

Я уже собирался привести ссылку на ту же статью, но сначала прочел предыдущие комментарии :)

Полезная оказалась привычка :)

И еще: 

Я думаю, что на курс рубля по отношению к доллару/евро будет влиять еще один фактор: объем "русских" капиталов за границей.