Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Алена Владимирская   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Егор Мостовщиков   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Елена Новоселова   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Михаил Шевчук   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Дмитрий Губин

Вирусный фашизм

Иллюстрация: РИА Новости
Иллюстрация: РИА Новости
+T -
Поделиться:

9 мая мы будем праздновать что? Конечно же (какой глупый вопрос!), день Победы!

А победы над чем? (Не спешите отвечать.)

Годы приучили к автоматическому: «Над фашистской Германией».

Хотя в Германии был не столько фашизм, сколько нацизм, а точнее, национал-социализм, и это не просто нюанс в терминологии.

Великий итальянец, крупнейший интеллектуал ХХ века Умберто Эко в своем эссе «Вечный фашизм» проводит границу между национал-социализмом и фашизмом. Нацизм (как и социализм, коммунизм) имеет в основе стройную идеологию, используемую вождем, чтобы удержаться у власти. А фашизм — это набор эклектических, «по обстоятельствам», часто взаимоисключающих риторик и действий, которые, правда, используются вождем точно с такой же целью.

Эссе Эко сводится к тому, что фашизм есть своего рода инфекция, вирус, который мутирует и выживает, а потому в известной степени «вечен». Эко перечисляет 14 признаков «вечного» фашизма («ур-фашизма», в его определении), и некоторые из них знакомы в России любому. Когда Умберто Эко умер, российские интеллектуалы, от Дмитрия Быкова до Сергея Пархоменко, помянули «Вечный фашизм» в списке наследия чуть ли не раньше «Имени розы». Присоединюсь: с моей точки зрения, обязанность каждого патриота России (да и космополита тоже) скачать «Вечный фашизм» и держать под подушкой, причем 9 мая для скачивания — идеальная дата.

Эссе Эко написано в 1995 году, когда идейные контуры будущей России были еще размыты. Но итальянский профессор работал в наших интересах: раз главная битва России в ХХ веке была с фашизмом, то важно, победив, не подхватить ту же болезнь, которой страдал побежденный. Наши госпатриоты (подменившие любовь к Родине любовью к стоящему у власти) именно этого вывода итальянцу не могут простить, и битва по поводу ур-фашизма кипит. Во всяком случае, после публичной лекции, которую я однажды читал о «Вечном фашизме», у распорядителей зала возникли проблемы.

Однако Эко был медиевистом, а не специалистом по фашистским режимам. Он был наблюдательным человеком, его эссе полно точнейших замечаний вроде того, что ур-фашизм всегда поднимает на щит синкретический (пренебрегающий противоречиями) традиционализм, а потому подозрителен к новому знанию. Фашизм живет «вековыми традициями», пренебрегая тем, что одна традиция исключает другую. Это как Зюганов на Пасху: с материализмом Маркса, с божественной благодатью и под песни Высоцкого.

Именно произвольность этой россыпи наблюдений — при отсутствии системы — многие и ставят итальянскому профессору в вину, утверждая, что за описание фашизма он выдает описание государственного консерватизма.

Эта произвольность раздражает и меня, потому что Эко, как учитель истории в российской школе, даже не задается одним очень важным вопросом.

Почему почти вся Европа к середине века была фашистской? Ведь помимо национал-фашистской Германии и фашистской Италии, фашистской (а точнее, фалангистской, франкистской) страной была также Испания. Фашистскими были и Португалия (режим Салазара), и Хорватия (усташизм), и Греция (и балканский фашизм — отдельная тема). И вообще, большая часть Европы, за исключением антифашистских Франции и Великобритании, была фашистской либо профашистской! Почему же антифашистскими были лишь две страны (я намеренно исключаю из списка СССР, близкий по устройству нацистской Германии: советский вождь, выходец из низов, для удержания власти так же использовал идеологию; борьба Сталина с Гитлером была войной близких режимов, что не редкость в истории)? Чем отличались от фашистской Европы Великобритания и Франция, плюс заокеанская Америка?

Похоже, только одним.

Фашизм существовал только там, где недавно рухнули монархические режимы и где вакантное место монарха прибирал к рукам народный (а нередко и простонародный) вождь. Фашизм — это вождизм на обломках монархии.

И фашизма не было там, где были устоявшиеся демократии: во Франции, где голову последнему королю отрубили в 1789-м, или в Великобритании, где монархия превратилась в декорацию при парламенте, или США, где монархии не было никогда (а еще фашизма не было в Японии, как раз потому, что там монархия была).

То есть фашизм — это не столько чума ХХ века, сколько свинка, корь и коклюш ХХ века. Это болезнь роста, переходного периода от монархии к демократии, когда занявший место монарха правитель делает все, чтобы никому его не отдать. Если есть идеология, для удержания власти он использует идеологию. Если идеологии нет, использует то, что есть. Муссолини, вон, сначала громил католицизм, потому что антиклерикальные настроения были сильны, а когда ветер переменился, заключил с Ватиканом конкордат. Любой фашистский правитель — популист. Он поощряет худшее, что есть в народе, и науськивает одну часть народа на другую. Если огрублять, то два главных признака фашизма таковы: несменяемость правителя и игра на социальное понижение. Все прочее — детали.

В 1945 году Красная армия — армия тоталитарного государства — действительно уничтожила в Европе фашизм. Так иногда тушат степной пожар, прибегая к встречному палу. В результате, закрепляя победу над фашизмом, Европа выработала иммунитет к «вечному» лидерству. И иммунитет к унижению малочисленных групп: собственно, он сегодня и называется толерантностью.

Победа Красной армии в Европе над фашизмом не стала, к сожалению, победой Советского Союза над сталинизмом. Поэтому мы до сих пор почти ничего не знаем о процессе денацификации в послевоенной Германии. У нас нет этого опыта и, следовательно, нет иммунитета от ур-фашизма.

А этот иммунитет было бы хорошо хоть с опозданием, но приобрести. Тоталитарный строй образца ХХ века, как справедливо замечал Эко, в наше время невозможен: и условия уже не те, и сама идея государственной идеологии после социализма скомпрометирована всерьез и надолго.

Но превращение правителя в царя, как и игра на социальное понижение, лишь бы не отдать власть, — они не просто не скомпрометированы, но и с восторгом одобряются многими.

А значит, новый штамм того вируса, который был объявлен побежденным, по-прежнему в крови.

Комментировать Всего 3 комментария
Любой фашистский правитель — популист. Он поощряет худшее, что есть в народе, и науськивает одну часть народа на другую. Если огрублять, то два главных признака фашизма таковы: несменяемость правителя

Эх, как точно и просто...

И верно.

Эту реплику поддерживают: Александр Троицкий

Да, Сергей, точнее и проще чем Умберто Эко и не скажешь.

Считаю должным напомнить, что фашизм в Италии и социализм в СССР на государственном уровне появились, почти одновременно. На тот момент по Европе гулял дух анархизма и революций, дух Троцкого и Парвуса, как, Вы изволили уничижительно выразиться, русский учитель, я мог бы Вам ответить по какой причине фашистских государств было больше чем антифашистских, но это история каждого государства в частности. Если обобщить, то Ваши примеры Салазара и тем более, усташей (которые не вписываются в Ваш список) объясняются очень просто, все они появились когда Германия и Италия были, что называется, в соку. Например, сербы, украинцы и турки стремятся в Евросоюз- самое элементарное, желание жить как "они".