Медведев и чугунный Кремль

Если Медведев политик, он будет бороться за второй срок. Для этого на фоне снижающихся жизненных стандартов и рассыпающейся инфраструктуры надо провести в общественном сознании глубокую борозду: вот я, а вот премьер Путин

Иллюстрация: РИА Новости
Иллюстрация: РИА Новости
+T -
Поделиться:

Встреча итальянского премьера Берлускони с сувенирной копией Миланского собора заставляет вспомнить о скрытых преимуществах «догоняющей цивилизации». Если наш металлургический сектор правильно расшифрует сигнал, у него как раз достанет времени к исходу 2010 года развернуть на каслинской фабрике чугунного литья производство сувенирных версий собора Василия Блаженного. Или Кремля со всеми его башнями. Благо, построен итальянцами.

Поскольку, кроме премьера, у нас немало выдающихся партийных деятелей, электоральных администраторов (здесь, правда, уместнее канделябры) и прочих достойных начальников, спрос, несомненно, будет. Больше двух изделий в руки не давать!

Войдет ли в круг потребителей нового сектора сувенирных услуг президент Медведев — вот тема 2010 года.

«Тандем», как общественно-политическая дурилка, был отличной идеей для тучных лет нефтяного изобилия. На фоне ежегодного роста располагаемых доходов в 10% вопрос об электоральной поддержке не стоял. Стоял вопрос, на ком данную поддержку сфокусировать. Решался он, понятно, в узком кругу сырьевиков. Главная загвоздка не в том, кто преемник, а следует ли вообще рисковать с преемничеством. Или, не дразня судьбу, уж прямиком на третий срок... На каждую хитрую конституцию у нас есть свой референдум с винтом, не правда ли? Справа Казахстан с Назарбаевым, слева Белоруссия с Лукашенко, в середине Москва с Лужковым. Все сидят, сколько могут. Чем наш-то хуже?

Но он рискнул. Перед уходом обложился всеми возможными и невозможными гарантиями, максимально ограничил ресурсы преемника, подобрал самого на вид плюшевого, обставил верными людьми, забрал под себя все ключи по всем направлениям... И все-таки ушел. Симптоматичный для новой России выбор. Правильный, хоть бы и по ошибке.

То, что в нормальной жизни есть простая порядочность и уважение к закону, в их системе — детский провал. Постыдно просчитались с рисками. Нефть пошла вниз. «Тандем», рассчитанный на четыре года взаимного увенчивания лавровыми венками (старшему брату побольше лаврового листа, младшему — поменьше), оказался перед прямо противоположной задачей.

Кому достанется чугунным Кремлем по голове? Эта опция, в отличие от лавра, по-братски не делится. Если Медведев политик, он будет бороться за второй срок. Для этого на фоне снижающихся жизненных стандартов и рассыпающейся инфраструктуры надо провести в общественном сознании глубокую борозду: вот я, а вот премьер Путин. Не я строил экономику, где перераспределение ресурсов осуществляется через рейдерство и посадки вместо честной конкуренции. Не я изобрел бюрократическую «вертикаль», которая на самом деле занята лишь самообеспечением и держится на коррупционной скупке лояльности. Не я укреплял монополии, которые сразу повернулись передом к равноудаленным олигархам, а задом к населению. Не я грозился догнать Португалию по душевому доходу, не я рассказывал сказки про наведение порядка...

Я, Медведев, — это диверсификация, модернизация и т. п. и т. д.

А тем временем аккуратно перехватить контроль над силовиками. Передоговориться с губернаторами. Потолковать с партиями, с бизнесом, со СМИ. Между делом как-то решить вопрос с умным председателем Центризбиркома, который, помнится, объявил девизом: «Путин всегда прав». Иные на его месте проблеяли бы нечто лицемерное про непредвзятость, верность закону, прочие общечеловеческие благоглупости. Но наш-то не таков! Орел, преданный без лести. И что теперь с этой зоркой птицей делать?

Короче, тяжелый год будет у президента Медведева. Если, конечно, он политик, а не плюшевая игрушка. Прямо скажем, определяющий год. Дальше будет поздно, останутся лишь решающий да завершающий.

Поэтому мы увидим много интересного. И вряд ли радостного. Но загвоздка, позвольте заметить, опять не здесь. Не в самом тандеме, а вокруг. Политическая конкуренция неистребима, как война честолюбий. Меняются только механизмы. Пока у нас налицо первый двухлетний опыт не двоевластия, но разделения властей. Да, конечно, внутри одной корпорации. Но все же разница в том, что борьба групп влияния ведется с соблюдением некоторых приличий. С взаимным признанием права на существование. Чего в России, с ее генетической идеей единой, неделимой и всеобъемлющей власти, отродясь не бывало.

Закатать оппонента в ковер и обвинить в работе на британскую разведку, может, и хочется, но как-то уже неловко.

Допустим, с бывшим премьером Касьяновым и прочими «чужими» разобрались примерно так. А дальше? Дальше надо было садиться на третий срок. Но показалось именно что неловко... Теперь, наверное, локти кусают.

Это, на мой взгляд, главная долгосрочная перемена.

Интересно посмотреть, как у них дальше пойдет между «своими». Удержатся в рамках или сорвутся в традиционную драку бульдогов под ковром?

Комментировать Всего 2 комментария
"Чужой среди своих"

На ЕЖе Орешкин читается (и смотрится:) органично, а здесь ... "чужой среди своих" (или - "свой среди чужих"?)

мне кажется, Орешкин не прав институционально. Тандемократия - это не выбор отдельно взятого Путина или силовиков. Это выбор всей российской элиты. Эта модель сегодня устраивает всех- как лучшее из возможных зол. Элита едина в поддержке этой модели. Ибо она обеспечивает выживание всех в сложившейся системе координат.