Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Андрей Архангельский   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Алена Владимирская   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Ренат Давлетгильдеев   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Елена Новоселова   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Наталья Плеханова   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Саша Чернякова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Михаил Шевчук   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Дмитрий Бутрин

Дмитрий Бутрин /

Ржавое кольцо всевластия

Иллюстрация: Juliеn Pасаud
Иллюстрация: Juliеn Pасаud
+T -
Поделиться:

Об отставке вице-президента Роснефти Ларисы Каланды стало известно в конце мая, и она была более или менее неожиданной даже для сотрудников Роснефти. С одной стороны, для тех, кто мнит себя знатоками кремлевских закоулков, все более или менее ясно: Каланда замужем за Владимиром Каландой, который до последнего времени занимал пост заместителя главы Госнаркоконтроля. Поскольку антинаркотическое ведомство по сути расформировано, а его руководитель Виктор Иванов проиграл войну за влияние на президента, то и Лариса Каланда тоже не может рассчитывать на сохранение своего поста — Игорь Сечин, руководитель Роснефти, вынужден сдать своего ключевого соратника, с которым вершил великие дела последние десять лет. Уход Каланды — будут говорить и уже говорят знатоки — заодно и свидетельство давно уже отмечаемого нами, прозорливыми, аппаратного ослабления самого Сечина: ведь он не смог защитить Каланду. А до этого Сечину пришлось расстаться с начальником службы безопасности Наилем Мухитовым, а еще раньше — уволить нескольких ключевых сотрудников из аппарата. Неспроста ведь полтора года назад уже появлялись слухи.

Разбирать отставки — дело неблагодарное; с другой стороны, строить такие цепочки очень увлекательно, причем чем меньше подробностей происходящего известно, тем красивее и очевиднее они выглядят. Важно не поддаваться обаянию этой красоты. Разумеется, нам всегда удобнее, когда все симметрично, когда одна кремлевская башня противостоит другой, а мир, как в детской книжке про гражданскую войну, разделен на белых и красных. Причем белые для нашего удобства носят белые кители с погонами, а красные — васнецовские буденновки с большой красной звездой. Белых жалко, красные победят. А теперь представьте себе, что гражданская война идет, но нет ни погон, ни красных звезд, а каждый ее участник может, и даже обязан, выбирать, за белых он в следующие 15 минут или за красных. При этом выяснить, с кем мы сегодня и в каком составе сражаемся, нет никакой возможности. И, наконец, вся эта война происходит безумно медленно, неделями и месяцами, и невероятно, до судорог скучна и незрелищна. Эта схема, несмотря на ее сильную упрощенность по отношению к реальности, все же лучше описывает процессы во власти, чем любая аналитика об «аппаратной борьбе», в которой лихой Игорь Иванович руководит легионами карьеристов-кондотьеров, дружно идущих в атаку на ощетинившуюся постановлениями и указами, потрепанную, но проверенную временем и обученную в бизнес-школе Sloan чиновничью рать Дмитрия Анатольевича.

Занятно, что в расстановке сил на шахматной доске Лариса Каланда — один из самых квалифицированных корпоративных юристов страны, становится исключительно тенью собственного мужа совершенно автоматически. Как бы ни были критики существующего положения вещей в современном обществе настроены на прозападные ценности, предположить, что это Владимир Каланда обязан своим постом влиянию жены, а не наоборот, общество помыслить не в силах. Между тем, если уж мы верим на слово, что власть в России управляет страной наездами, а сама то и дело норовит сбежать то в лондонский особняк, то в швейцарское шале, а дети все поголовно во Франции — то от подспудного сексизма эти люди должны были бы освободиться первыми, не так ли? Глупо думать, что Каланда (жен. р.), с 1997 по 2006 год — старший юрист частной компании ТНК-ВР, а затем десять лет — старший юрист госкомпании Роснефть, заведомо меньше ценится окружением президента РФ (муж. р), чем Каланда (муж. р.), три года руководивший отделом в управлении кадров этого президента. Лариса Вячеславовна уж никак не менее важный игрок в мире российской власти, чем Владимир Александрович, а в мире российских денег — умножьте это утверждение на пять. В конце концов, в главы Роснефти вместо Игоря Сечина прочили еще год назад вовсе не мужчину, а женщину.

Мало того, нет совершенно никаких причин считать неправдой сообщение компании о том, что Лариса Каланда покидает Роснефть по личным обстоятельствам. В первую очередь, всякий человек — это еще и бренное тело, а с ним случаются приключения не менее головокружительные, нежели карьерные. Сначала вы 20 лет бьетесь на важнейших направлениях невидимого фронта, а затем — открываете дверь поликлиники и становитесь просто физическим лицом, которому сейчас важнее здоровье. Почему люди в определенный момент принимают решение о том, что их давно уже болевшее сердце теперь важнее, чем расклады в министерстве, срывающиеся контракты или обещания, данные да хоть бы Владимиру Владимировичу? Иногда так болит, что больше невозможно. Но это редкость. А чаще нет, как обычно. Просто — множество обстоятельств складываются так, что вот именно сейчас — лучше заняться собой, чем делами.

И одновременно с этим ровно те же по классу обстоятельства в тот же день отправляют в отставку главу Федеральной службы охраны Евгения Мурова. Тоже, знаете ли, 70 лет — это возраст, до которого нужно дожить, чтобы оценить, каково это. Конечно, директору ФСО не так важны какие-то непонятные уголовные дела у партнеров, работающих в компаниях группы «Балтстрой», с этим можно разобраться. Но ведь — мелочь к мелочи, а в определенный момент все просто становится малоинтересно, зато новые горизонты — сияют в тысячу раз ярче, чем всегда. Не все битвы проигрываются зрелищно. В большинстве аппаратных битв соперники, еще минуту назад грозившие тебе едва ли не Соловками и уж точно бедностью, просто задумываются, перестают размахивать постановлениями о возбуждении уголовного дела, затем что-то понимают, глупо улыбаются и куда-то уходят по своим делам. Причем уходят не так, как пришли на поле боя, не стройными рядами — а вразнобой и по собственному желанию, буквально.

Но что это за сила, которая способна повергнуть и главу ФСО, и вице-президента Роснефти, и главу ФСКН, и миллиардера, и епископа, и старого опытного телевизионного волка — а сколько еще в ближайшее время с этой вот глупой улыбкой куда-то уйдут? Да нет никакой загадки. Если вы сами все время твердите, что страна объективно заходит в тупик, что экономическое развитие остановилось, что кругом проблема на проблеме — почему бы не поверить в то, что это знание, безусловно, во многом верное, доступно Ларисе Каланде? Конечно, не в том виде, в котором вы его излагаете — но, если все плохо и неинтересно, почему бы в определенный момент не осознать это и не отойти в сторону? Приходят другие люди. Можно стоять против них насмерть 20 лет, 30 лет, 40 лет, но немногие достоят до самой смерти, а прочим, бывает, просто надоедает.

Как это так — надоедает? Надоедает всевластие? Всевластия не бывает, рано или поздно это понимание приходит к большинству аппаратных бойцов.

Так рушатся великие царства, которые были рассчитаны на тысячелетия. Но потом, как всегда, появились другие планы. Лучше смотрите на тех, кто придет. Они еще не знают, что безграничной власти в этом мире не бывает. У них много новых идей — некоторые вполне безопасны, некоторым вы ужаснетесь, остальные пока просто непонятны. Что же, придется разбираться и с этим — мы-то никуда не уходим.