«Страна расколота, рынки психуют». Нужно ли Британии уходить из ЕС

23 июня жители Великобритании на референдуме решают, хотят ли они, чтобы страна вышла из ЕС. Разрыв между сторонниками отделения и противниками составляет всего 3%. «Сноб» спросил у наших бывших соотечественников — жителей Евросоюза, что будет, если Британия все-таки решит отделиться, и кому от этого станет лучше

Фото: Stefan Wermuth/REUTERS
Фото: Stefan Wermuth/REUTERS
+T -
Поделиться:

Евгений Чичваркин, предприниматель (Великобритания):

Лично я проголосовать за Brexit не могу, потому что у меня нет британского паспорта и он вряд ли появится. Но все-таки я живу в этой стране, и мне очень не хочется, чтобы чиновники и формалисты из Брюсселя диктовали мне, как жить. Нынешняя Европа — это победа левых идей и власть социал-популистов. В такой Европе делать нечего: социалистическое законодательство не способствует экономическому росту, и я не хочу, чтобы огромные деньги шли в казну, а потом кто-то за меня решал, какие дороги надо строить в стране, где я живу, и что должно быть платно, а что — бесплатно.

Британия — это капиталистическая страна, которая вполне способна быть независимой. Есть же, например, Швейцария с собственной валютой. Она находится в самой середине Европы, но существует обособленно и живет примерно в два раза богаче, чем ее соседи, а НДС там, наоборот, почти в два раза меньше, чем в окружающих странах.

Прямо сейчас я нахожусь во Франции. Смотрю по сторонам, общаюсь с сотрудниками аэропортов, полицейскими, просто с людьми и понимаю, что нечего британцам с ними делать. Климат тут, конечно, хороший, а вот люди привыкли постоянно искать способы жить за чужой счет. Правильно ведь говорила Маргарет Тэтчер, что социализм заканчивается тогда, когда кончаются чужие деньги, на которые он существует. Идея нынешнего европейского социализма — зависть к богатству и желание грабить тех, у кого есть деньги, а не зарабатывать самим. Этакая религия равенства. И получается, что непомерные налоги и социалистическое законодательство не дают Евросоюзу развиваться так, как он мог бы с его технологическим и интеллектуальным потенциалом. Когда из-за трудового законодательства ты можешь нанимать людей, но не можешь их увольнять, как-то пропадает желание инвестировать во что-то, начинать новое дело, рисковать. Европа теперь — не про предпринимательство и карьеру, а про туризм. Люди работают от одной сиесты до другой, а в четыре часа уже едут домой радоваться жизни и солнцу. Из-за лени они выбирают себе в правительства социалистов и живут по принципу «один с сошкой, семеро с ложкой». Вот это и есть европейская идея всеобщего равенства. А в Британии вместо этой идеи здравый смысл. И он подсказывает, что не нужно узаконивать возможность для кого-то жить за счет других.

Конечно, есть еще и трудолюбивая, обеспеченная Германия, которая не устает всех кормить. Но она делает это из-за своих лидерских амбиций, и даже в ней большой бизнес постепенно загибается. Мне бы куда больше нравилась идея европейской общности и взаимопомощи, если бы в одну группу объединялись, например, Германия, Нидерланды, Дания и страны Северной Европы. Но что делать с Грецией, Испанией и некоторыми другими странами на побережье Средиземного моря, я не знаю — они же совсем не работают. Рано или поздно они поймут, что сильно отстали, у них появятся новые идеи, новый Рейган или Тэтчер, и вот тогда с ними можно будет кооперироваться по каким-то вопросам. А пока я на эту тему могу сказать одно: на *** с пляжа.

Остап Кармоди, журналист (Чехия):

В краткосрочной перспективе, если Британия отделится, хуже от этого станет всем: будут рваться старые связи и возводиться новые границы, препятствующие торговле и передвижению людей. В первые два-три года экономика от этого упадет и в Великобритании, и в остальном Евросоюзе. Но вот в среднесрочной перспективе — 10-20 лет — Британия от своего отделения выиграет. Сейчас ЕС — это такой огромный и неповоротливый бюрократический монстр, и если англичанам с их классической либеральной экономической традицией удастся избавиться от кучи бюрократических директив и регулирования, их экономика постепенно пойдет вверх. Ведь есть же много стран, которые не состоят в Евросоюзе и вполне успешно развиваются: например, Австралия, Новая Зеландия, Тайвань или Южная Корея. Так что в среднесрочной перспективе Британия не должна бояться этого выхода. А вот Евросоюзу он, наоборот, не пойдет на пользу, потому что южная его часть резко усилится. Италия и Испания — страны, которые уже в кризисе и не могут выбраться — и Франция, которая балансирует на грани кризиса из-за своей экономической политики, получат в ЕС большее право голоса, и той бюрократии, которая сейчас мешает Евросоюзу развиваться, станет еще больше.

Правда, я не думаю, что Евросоюз может из-за этого развалиться — наоборот, начнется реакционный процесс, интеграция усилится, а Еврокомиссия начнет играть большую роль. Может, одна или две маленькие страны отделятся, но мне не кажется, что это может привести к развалу.

А вот если говорить о долгосрочной перспективе, то тут проиграют все. Британия получит у себя под боком еще большего бюрократического монстра, который будет влиять на всю мировую политику. Сейчас, находясь в ЕС, Британия может при желании влиять на ситуацию и на направление развития ЕС, а вот отделившись, она этого делать уже не сможет, и через 30-40 лет хуже от этого может стать ей же самой.

Лично я, как житель континентальной части Евросоюза, предпочел бы, чтобы Великобритания осталась, но начала менять свою политику. Ведь сейчас она фактически не участвует в жизни ЕС, только оговаривает для себя исключения из той или иной политики. Как будто говорит: «Продолжайте заниматься этой ерундой, а меня не трогайте». А чтобы союз развивался, надо участвовать в происходящем. Вот, например, ситуация с Южной Европой, которая кормится за счет Северной. Сейчас Германия решает эту проблему практически в одиночку. И при этом европейский юг уже пошел на какие-то реформы, чтобы ему продолжили выделять деньги. Если Британия тоже займется этим вопросом, можно достигнуть больших результатов. Германия уже давно говорит, что она за то, чтобы Великобритания осталась — ведь это ее естественный союзник.

Аурелия Георгиева, театральный критик (Германия):

Экономические издания и биржевые вестники активно обсуждают сценарии того, что ждет Великобританию после выхода из ЕС. По сути прогнозы сводятся к трем вариантам:

1. Норвежская модель. Великобритания получает полный доступ к рынкам ЕС, при этом платит полные взносы и теряет возможность влиять на решения, принимаемые в ЕС.

2. Швейцарская модель. Сотрудничество с ЕС будет оформляться отдельно по каждой сделке. При этом действуют правила ЕС, и Великобритания платит взносы в бюджет ЕС.

3. Сценарий ВТО. В этом случае действуют правила ВТО и не действуют общие правила ЕС. С каждым государством — членом ЕС действуют таможенные правила.

Потери Великобритании в зависимости от сценария могут составить от 4-х до 7,5 процентов ВВП. Для ЕС  Brexit тоже не проходит бесследно, но по сравнению с экономикой Великобритании эти потери можно назвать микроскопическими.

Читать дальше >>

Константин Пинаев, маркетолог (Великобритания):

Этот референдум пробудил в людях все самое худшее. Еще пару месяцев назад я искренне полагал, что сейчас увидим нормальные человеческие, а главное — взрослые дебаты, когда будут рациональные доводы, когда в споре родится та самая истина. И когда народ на основании этих дискуссий примет верное решение, а все остальные будут его уважать.

На деле буквально через пару недель страна превратилась в катящийся клубок эмоций, непониманий, передергиваний, обид, недоразумений и разногласий. И с каждым днем этот клубок запутывается все сильнее. И 23 июня он, к сожалению, не распутается.

Страна расколота. Рынки психуют. Фунт штормит. Политики растеряли последние крупицы доверия. Я уж молчу о том, что застрелили маму двоих детей.

Депрессия. Причем появилось все это на ровном месте. Авантюра чистой воды.

Не поддавайтесь. Vote Remain.

Читать дальше >>

Комментировать Всего 1 комментарий

Британия заманила Европу в ловушку экономической "евроинтеграции " (  В знаменитой цюрихской речи 19 сентября 1946 г.  Уинстон Черчилль призвал к созданию европейской федерации по подобию США ), а начались проблемы, как крыса с коробля побежала. Некрасиво.