Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Архив колумнистов  /  Все

Наши колумнисты

Владислав Иноземцев

Лишние ценности. Ответ Александру Янову

Иллюстрация: Francesca Bifulco
Иллюстрация: Francesca Bifulco
+T -
Поделиться:

Опубликованная в «Снобе» на прошлой неделе заключительная (вероятно) глава новой книги Александра Янова посвящена обсуждению вопроса о ценностях, хотя на деле касается массы не столько смежных, сколько имеющих весьма отдаленное отношение к теме вопросов. Однако проблема, заявленная в ее заглавии, так важна, что мне хотелось бы высказаться на ту же тему, но несколько более тезисно.

Я, признаюсь, не согласен практически ни с чем из изложенного уважаемым оппонентом, и поэтому не буду касаться отдельных разногласий — внимательный читатель отследит их сам — а изложу свое видение темы, которая не кажется мне очень запутанной.

Мне, разумеется, не слишком льстит быть отнесенным (по классификации Александра Львовича) к путинистам и изборцам, но начну я с того, что, как и они, так же не разделяю пиетета перед «ценностями». По трем, как минимум, причинам. Во-первых, понятие ценностей крайне аморфно само по себе: причислять ли к ним, например, религиозные, идеологические, или иные подобные убеждения? Если да, то да сохранят нас высшие силы от наступления «эпохи ценностей»; если нет, тогда о чем вообще речь? Во-вторых, являются ли ценности коллективными или они сугубо индивидуальны? На мой взгляд, это ключевой вопрос для всякого обсуждения этой темы, и я склоняюсь ко второму ответу, который во многом девальвирует любые дискуссии в данной сфере. В-третьих, где проходит граница между ценностью, и, самое важное, нормой? Так называемые «христианские ценности» — это заповеди, когда-то данные Моисею на горе Синай. Не будем их повторять (Втор., 5: 6-21) — но напомним несколько следующих строк Священного Писания: «Вот заповеди, постановления и законы, которым повелел Господь, Бог ваш, научить вас, чтобы вы поступали [так] в той земле, в которую вы идете..; дабы ты боялся Господа, Бога твоего, и все постановления Его и заповеди Его, которые заповедую тебе, соблюдал ты и сыны твои и сыны сынов твоих во все дни жизни твоей, дабы продлились дни твои (курсив мой — Прим. автора)» (Втор., 6: 1-3). В этом отрывке предельно четко сказано, что указанные наставления преподаны как норма, а не «ценность», и это кажется мне очень важным.

По мере прогресса цивилизованности значительное число норм стало восприниматься как нечто естественное — и именно здесь и перешло в «статус» ценностей. Однако во все века человеческой истории можно найти страшные примеры того, как цивилизованность улетучивалась, а считавшиеся устоявшимися «ценности» (например, гуманизм) заменялись новыми (такими как идея чистоты нации). При этом параллельно на протяжении всей истории кристаллизировалось и понятие интересов — личных, корпоративных (в широком смысле слова) и государственных. Сегодня многие проблемы возникают от того, что мы не умеем различать ценности и нормы, интересы и, например, амбиции. Когда Александр Львович утверждает, что Вторая мировая война, в отличие от Первой, была войной за ценности, а не интересы, я лишаюсь дара речи. Во-первых, мне казалось и кажется: конфликт 1914 года был вызван столкновением не интересов (обретение новых территорий уже в то время было для крупнейших держав контрпродуктивным), а амбиций, не более того. Во-вторых, хочется понять, а входит ли в круг «ценностей» забота о Lebensraum и приверженность расовой чистоте — ведь именно данные «озабоченности» запустили маховик великой бойни в Европе, которую мой уважаемый оппонент называет «войной ценностей»? По ходу чтения текста профессора Янова возникает и масса иных вопросов, но не в них суть.

На мой взгляд, важнейшей проблемой современного мира является как раз ренессанс «ценностного» дискурса, который девальвирует понятие ценности, изобретая «ценности» традиционные и либеральные, европейские и общечеловеческие, и много какие еще. В результате, да простят меня многие мои коллеги — масса дискурсов вырождаются в демагогию.

Я полагаю, что ценности — это такие убеждения, представления и стереотипы, к которым каждый человек приходит индивидуально. Исходя из этого можно утверждать, что единственной универсальной социальной ценностью является свобода — ведь без нее человек не может ни определить остальные свои ценности, ни следовать им. Ответом общества на свободу человека являются нормы — установления, ограничивающие ее так, чтобы проявления свободы одних людей не наносили вреда другим. Чтобы нормы соблюдались, они должны в значительной  мере соответствовать человеческим интересам, которые проистекают из потребностей — а их совокупность описана и ранжирована в знаменитой «пирамиде Маслоу». Собственно, всё.

В этой «системе координат» современные общества в первую очередь характеризуются подчинением «ценностей» нормам — что я считаю огромным и неоспоримым благом. Сегодня нельзя отправить в газовые камеры тысячи евреев только на основе ценностей «чистоты германской нации». Нельзя также расстрелять сотни крестьян во имя ценностей «революционной целесообразности». Ценности не сплачивают обществ — они их скорее разделяют. Все мы знаем о том, что британский либерализм и французская теория естественного права в XVIII веке подготовили почву для современной Европы, средоточия цивилизованности. Но всего лишь несколько дней назад Великобритания проголосовала за «развод» с Францией. Что будет гарантировать соблюдение прав европейцев по обе стороны Ла-Манша в ближайшие десятилетия? Не ценности, а нормы.

Россия — цивилизованная европейская страна, какие бы девиации в поведении ее правительства и ее народа ни отмечали наши либералы. В России, наверное, много несовременно мыслящих людей (можно вспомнить, к примеру, законы в отношении сексуальных меньшинств) — но не стоит преуменьшать нашу толерантность (в конце концов, пятьдесят человек в гей-клубе недавно расстреляли не в Перми, а в Орландо). Россияне — представители той же европейской цивилизации, что французы, поляки, канадцы или австралийцы; проблема с нами не в «ценностях», а в нормах: мы не умеем ни устанавливать их, не следовать им. На протяжении более чем двухсот лет каждый високосный год американские граждане направляются на избирательные участки и выбирают президента по одним и тем же правилам; в России за всего четверть века ее относительно короткой истории ни разу парламентские выборы не проводились по тому же регламенту, что и предыдущие. Причем тут ценности?

Какое отношение к ценностям имеет поведение вызывающих у меня никак не меньший восторг, чем у Александра Львовича, украинских патриотов? Если вы живете в стране, которая за четверть века откатилась втрое по уровню жизни по сравнению со своими европейскими соседями; когда при этом с любого своего бизнеса вы платите «дань» президенту-бандиту, а каждое новое правительство становится коррумпированнее прежнего, стоит ли говорить о «европейских ценностях», или же людям достаточно осознать свои самые банальные интересы, заключающиеся в жизни в правовом обществе, сформированном в Европе именно в борьбе против длившейся десятилетиями «ценностной» нацистско-коммунистической вакханалии? А уж если украинцы встают на оборону своей земли столь же героически, как они вставали и в годы Великой Отечественной войны — то это естественное проявление стремления к защите самого себя и своих близких, которое встречалось в истории и тогда, когда даже слово «ценности» никому не было известно (замечу, что немного странно слышать, будто те же братья-украинцы с одинаковым энтузиазмом воюют якобы «за ценности» сначала на западном фронте, а сейчас на восточном).

Когда «главный международник Совета Федерации РФ Константин Косачев» восклицает, читая Декларацию Cовета Европы [хорошо было бы уточнить, какую именно]: «одного не понимаю, причем здесь ценности?», я готов с ним солидаризоваться — и не только потому, что считаю Константина Иосифовича чрезвычайно достойным и европейски мыслящим человеком, но и потому, что все подобные декларации, за исключением никого не интересующих преамбул, содержат четкие обязывающие правовые нормы, с которыми должны согласовываться законы стран-членов Совета Европы. У европейцев и американцев, как принято считать, одни ценности, однако в Европе вот уже несколько десятков лет (и даже в России как члене Совета Европы) нет смертной казни, а в Соединенных Штатах — есть. И я готов вместе с Константином Иосифовичем спросить: Александр Львович, ну при чем тут ценности?

Современный мир цивилизован не благодаря ценностям, а благодаря нормам и интересам. Интересы связывают людей, а нормы позволяют им не переходить тех граней, которые должны были бы охранять — но не охраняют — ценности. Проблема современного мира во многом заключена в том, что ценности в нем стали излишними, но связанная с ними риторика сохраняет свою жизнеспособность и становится разрушительной. Достаточно задуматься о том, что ни одно массовое попрание прав личности — начиная от террористического акта или этнических чисток до ограничения гражданских свобод — никогда не обосновывается следованием норме, но всегда привязывается к ценностям: религиозным, моральным, «традиционным». Нормы могут адаптироваться, чтобы не противоречить некоторым другим; интересы могут сопрягаться для достижения наилучшего результата — однако в вопросах ценностей не может быть компромисса. И что в этой истории пугает меня больше всего — это то, что такое мнение в практически равной мере разделяют и атеистически настроенные либералы, и религиозные фанатики. Как бы я ни хотел увидеть «ценности», которые сближают людей и которые способствуют построению еще более цивилизованного, и, следовательно, еще менее конфликтного общества, я их не вижу.

Подведу итог. Известный всем мудрец сказал в свое время: Entia non sunt multiplicanda praeter necessitatem — «Не следует множить сущности без необходимости». Ценности — как раз такая сущность, которая раз за разом и изобретается «сверх всякой необходимости». Когда они заложены в отдельных людях, помогая им делать свой нравственный выбор, они играют важную роль для формирования и развития личности. Однако как только они начинают претендовать на универсальность, они практически неизбежно обретают форму доктрин или идеологий, увлекающих людей на совершение «благих дел», по совокупности ведущих их прямиком в ад. И если обсуждение ценностей было значимо во времена споров Хинеса де Сепульведы с Бартоломео де лас Касасом, так эти эпохи давно прошли — и любое совершенное общество вполне можно построить не на риторике ценностей, а на диалоге интересов, ведущем к формированию норм.

В чем я не прав, Александр Львович?

Комментировать Всего 30 комментариев

Для России сегодня,возможно, европейские нормы - это ценность. Также как огонь в неолите был ценность, позже стал нормой; умение читать и писать были ценностью, а стали нормой; считать людей за людей, когда-нибудь перестанет быть ценностью и станет нормой. А когда это и ценностью не считается, тогда остаются только амбиции, причем не народные.

Естественное - это норма и она никак не может перейти в "статус ценности", а вот амбиции некоторых личностей, благодаря определенной обработке, вполне могут. Первая Мировая не была "войной амбиций", а являлась непосредственно столкновением экономических интересов связанных с колониями (очевидно, что страны "четверного союза" проигрывали "морской (заморский) бой). Относительно Второй Мировой: это, на мой взгляд, война НОРМ поведения в принципе, вот это и есть амбиции одного человека (не в полне здравого) и его клики. Как показывает история, пропаганда может навязать любые нормы (ценности), за несколько лет д.Геббельс несколько раз полярно менял отношение немцев к СССР, да и сегодня прекрасный пример отношений России и Турции, вот это амбиции, а никак не ценности или нормы.

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт

Первая Мировая не была "войной амбиций", а являлась непосредственно столкновением экономических интересов связанных с колониями

Александр, по здравому размышлению, скажу:

ЛЮБАЯ война - война амбиций, так как мне что-то сходу не вспоминается войн, которые с обеих сторон велись бы по тщательно рассчитанному и взвешенному плану, учитывающему баланс негативных и позитивных её последствий...

Вспомним несколько имён:

Македонский? Нмв, несомненно, амбиции.

Чингисхан? Однозначно.

Наполеон? Разумеется.

Гитлер? Конечно.

Сталин? А как же.

Путин? 

Видимо, я как - то неверно выразился, фраза Владислава:

"конфликт 1914 года был вызван столкновением не интересов (обретение новых территорий уже в то время было для крупнейших держав контрпродуктивным), а амбиций, не более того"

Я не считаю, что Первая Мировая была начата исключительно из - за чьих - то амбиций. Преследовались конкретные интересы: ослабление  влияние Англии и Франции в африканских и заморских колониях, в Персидском заливе, в Юго - Восточной Азии.

Преследовались конкретные интересы: ослабление влияние Англии и Франции в африканских и заморских колониях, в Персидском заливе, в Юго - Восточной Азии.

Александр, вот когда Буш принимал решение о вторжении в Ирак, - там несомненно учитывались всякие разные интересы, мы это уже обсуждали. Но, подозреваю, без его личных амбиций там тоже не обошлось.

Ну или вот, опять же, наш Крым... Какое там соотношение госинтересов и амбиций?

А где и когда было не так?

Помнится, в своё время кузен Вилли писал кузену Ники с предложением как-то не доводить до смертоубийства... Но тот был непреклонен... Видимо, очень хотел прирастить Россию Дарданеллами... :)

Об чем и речь! Нет смысла разделять войны на амбициозные и не амбициозные. Даже самые, что ни на есть, доброжелательные поползновения имеют амбициозный подтекст.

Эту реплику поддерживают: Сергей Мурашов

Т.е., момент амбициозности можно найти практически во всех известных на сегодня войнах - я лишь об этом... А соотношение амбициозности и госинтересов - это вопрос другой, совершенно отдельный... Например, в случае с Крымом госинтерес, как мне представляется, вообще отрицательный, и таким и был с самого начала...

Я "чуйствую" какие - то мистические и сакральные (нездоровые) интересы: подземные пирамиды, НЛО, кубы с замороженными пришельцами. Сереж, даже смайлик ставить не буду.

По Вашей логике вся наша жизнь - амбиции. В чем - то Вы правы, но в данном тексте речь идет о мелочах: ценности = нормы, амбиции - не интересы и т.д.

По Вашей логике вся наша жизнь - амбиции. В чем - то Вы правы...

Ну разумеется.

Отчасти.

Давайте попробуем определиться с определениями.

Предлагаю: амбиции - это личные интересы.

Тогда ценности - это основные и общепринятые нормы

Ну, эм, не из упрямства, а по занудности: какой-то мне в этом слышится диссонанс... :)

ОК. В здоровом, в меру либеральном и демократическом западном обществе основным стержнем поддержания порядка и заботы о гражданах являются общепринятые нормы. Например: право на работу, право на свободу, право на льготы и т.д. в этих странах являются нормами, то есть - это в порядке вещей. Теперь представим, что житель одного из этих государств попадает туда, где эти нормы отсутствуют. Почувствует ли этот персонаж ценность этих норм?

Эту реплику поддерживают: Сергей Мурашов

Несомненно.

Но чтобы это стало определением, хорошо бы, чтоб применялось не к некоторым частным случаям, и имело бы обратимость...

Эту реплику поддерживают: Александр Троицкий

М-да, Владислав сильно разочаровал. Если уж он солидаризуется с Косачевым...- "скажи, кто твой друг....". Такие, как "главный международник" способны под любую подлость подвести и ценности и нормы. Достойные ученики Геббельса.

Из переписки с друзьями

Григорий Ревзин Удивительный случай -- ответ Янова полностью содержится в его статье. " за свободу и независимость своей страны, за честь свою и человеческое достоинство, за ЦЕННОСТИ на ученом языке (есть даже целая наука о ценностях, аксиология) будут драться украинские солдаты, не жалея жизни сколько бы ни втолковывала им российская пропаганда, что сражаются они на самом деле за ИНТЕРЕСЫ -- то ли пиндосов, то ли отечественных олигархов, то ли тех и других вместе. Оказалось, что народ, поднявшийся за свободу, не обманешь. И еще важнее, оказалось, что российские политики просто не понимают языка ценностей.Что единственный доступный им в политике язык исчерпывается вопросами "кому выгодно?" и "в чьих интересах?". Тот самый язык, на котором написаны все нацистские мифы -- от "масонского заговора" до "сионских мудрецов". Да, древние тоже этот язык понимали. Но понимали они и язык ценностной (достаточно перечесть Перикла), да и не зря же вспомнил Прилепин о древних греках. Проблема путинцев в другом: они уверены: что ценностного языка НЕ СУЩЕСТВУЕТ. И реальные политики говорят только об интересах, а если толкуют о каких-то "ценностях", то либо для отвода глаз, либо потому, что лохи".

Эту реплику поддерживают: Сергей Мурашов, Алекс Лосетт

Михаил, идеалистически это верно, и я двумя руками за такой подход к жизни. Но, как я вижу, большинство американских политиков ГОВОРЯТ на языке ценностей, а ДЕЙСТВУЮТ  по принципу интересов, увы.

Дорогая Алекс, это текст Янова, процитированный Григорием Ревзиным. И первого и последнего трудновато упрекнуть в отсутствии реализма...

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт

трудновато упрекнуть в отсутствии реализма

реализм академий, особенно, академических текстов, отличается от прагматизма реального деланья колбасы в политике. :)

Дорогая Алекс, говорить об этом отличии, и отслеживать его (это отличие) можно только и исключительно на фоне  того, что Вы называете "реализмом академий". Иначе ничего не различимо вообще. Вы знаете как делают колбасу в политике только потому, что у Вас есть теоретический опыт, свой,или заимствованный.  

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт

cогласна. Но было бы интересно отследить в чем же разница между колбасным прагматизмом Путина и колбасным прагматизмом, скажем, американских политиков. Путин реализует свой прагматизм в условиях однополярной вертикали. Американские - в условиях много-, или, хотя бы двуполярной. Для них потерять власть - не значит потерять все. Есть надзор за уровнем коррупции, которой все равно немало, но с Россией не сравнится. А  на личном уровне, есть ли уж такая большая разница?

Дорогая Алекс, скоро будет развернутый ответ Янова на все эти вопросы. Подождем вместе? ;)

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт

Удален черновик, Светлана. Скоро будет чистовой вариант. Вы не совсем в курсе дела, что естественно. 

Скоро будет чистовой вариант. Вы не совсем в курсе

Забыла, что вы работаете корректором у Александра Львовича)

Оттуда же

Анатолий Ахутин К сожалению, нормальная цивилизация далеко не стала нормой в мире, даже ближайшем. Потому за нее приходилось и приходится воевать как за ценность.  Нормальная цивилизация это сообщество, устроенное нормам, а не ценностями. Собственно, цивилизация это и есть способ жизни с единственной ценностью: свобода каждого -- и нормами, ограничивающими ее, чтобы не нарушить свободу других. Нормы, законы, право -- формальны. Парадокс в том, что сама цивилизованность -- далеко не норма в мире и приходится за нее бороться как за ценность. В частности, публицистически, как автор.

Эту реплику поддерживают: Сергей Мурашов, Алекс Лосетт

Ну, не спора ради (так как спорить мне не по чину), а исключительно для поболтать... Предположу, что и нормы могут быть ценностями, а ценности - нормами... И нормы, ради которых люди жертвуют собой, видимо, достаточно им ценны, чтобы называться ценностями. :)

Именно, Сережа :) Об этом и речь у Янова и Ахутина.  

Эту реплику поддерживают: Сергей Мурашов