Сноуден, Теле2 и мусульмане. Кто и почему выступает против «пакета Яровой»

Совет Федерации одобрил «пакет Яровой» — серию «антитеррористических» законопроектов, которые сильно ужесточат российское законодательство. Против нововведений выступили мобильные операторы, интернет-провайдеры, религиозные деятели и Эдвард Сноуден. Теперь решение за президентом — подписать законопроекты или наложить вето. «Сноб» рассказывает, кому помешают новые поправки, а член СПЧ Александр Верховский объясняет, в чем они противоречат действующему законодательству

Иллюстрация: Kacper Kieс
Иллюстрация: Kacper Kieс
+T -
Поделиться:

Операторы против Яровой

Теперь мобильные операторы обязаны по три года хранить все сведения о разговорах и по полгода — всю переписку абонентов. Из-за этого связь может подорожать в три раза, а развитие сетей придется приостановить; при этом трафик постоянно растет, так что в итоге голосовая связь станет хуже, а мобильный интернет начнет работать с перебоями. 27 июня «Мегафон», МТС, «Вымпелком» и Tele2 направили Валентине Матвиенко письмо с просьбой отклонить «антитеррористический» пакет законов. Тем не менее 29 июня Совфед одобрил законопроекты Яровой и Озерова.

Сноуден и Дуров против Яровой

«Массовая слежка не работает. Законопроект отнимет деньги и свободу у каждого россиянина, при этом уровень безопасности не вырастет», — написал в своем Twitter бывший сотрудник американских спецслужб Эдвард Сноуден. Он напомнил читателям о «Большом брате» из книги Оруэлла «1984» и добавил, что законопроект Яровой и Озерова «никогда не должен быть подписан». Он объяснил, что хранить данные по полгода опасно, да и просто непрактично: даже небольшим интернет-провайдерам для этого понадобятся хранилища примерно на 100 миллионов гигабайт.

Основатель «ВКонтакте» и создатель Telegram Павел Дуров тоже выступил против законопроекта: он сказал, что его мессенджер не будет выдавать данные и ключи шифрования третьим лицам, включая правительства.

Верующие против Яровой

На заседании Госсовета Татарстана 28 июня бывший глава республики и нынешний государственный советник Минтимер Шаймиев предложил сенаторам от Татарстана не поддерживать «пакет Яровой». Если законы будут приняты, это может помешать религиозным обрядам. «Сейчас поступает очень много запросов от верующих, представителей традиционных конфессий, религиозных организаций. В законе неточности, требующие уточнений. Проект принят в спешке», — объяснил Шаймиев.

Дело в том, что законопроекты ограничивают миссионерскую деятельность вне специальных помещений. По мнению госсоветника, под запрет попадут домашние молитвы с участием родственников и гостей. Шаймиев считает, что предложения Яровой и Озерова должен заново рассмотреть уже новый состав Госдумы.

Российские протестанты тоже выступают против законопроекта — главы протестантских церквей даже объявили специальный трехдневный пост и молитву, «чтобы Господь даровал премудрость и ведение нашему президенту в принятии решения».

Интеллигенция против Яровой

28 июня участники российского Конгресса интеллигенции направили Владимиру Путину письмо с просьбой не подписывать поправки Яровой и Озерова, потому что они носят репрессивный характер. В письме говорится, что во время принятия «антитеррористического» пакета были нарушены законодательные нормы: например, Совет по правам человека при президенте РФ, рассмотрев законопроекты, порекомендовал отклонить их и предложил провести обсуждение вместе с Общественной палатой, но этого так и не сделали, хотя это положено по закону.

Законопроекты «не столько способствуют борьбе с терроризмом в России, сколько усиливают ограничение прав и свобод граждан и направлены на дегуманизацию законодательства Российской Федерации». Если пакет будет принят, то России  грозит эпидемия доносов и рост подозрительности в обществе, уверены Ирина Прохорова, Людмила Улицкая, Людмила Алексеева и многие другие авторы письма.

Поправки Яровой опасны

Российская ассоциация электронных коммуникаций заявила, что поправки из «антитеррористического пакета» противоречат международным стандартам безопасности. Сейчас в большинстве стандартов шифрования не предусмотрено хранение пользовательских ключей, а если изменить алгоритм, появится угроза кибербезопасности для бизнеса, государства и простых граждан. «Создание специальных ключей доступа к шифрованию ставит под угрозу национальную безопасность вследствие возможности взлома иностранными разведками», — объясняется в заявлении.

Что скажет Путин

«Пакет Яровой» пока еще не поступал на подпись к российскому президенту. При этом, по словам его пресс-секретаря Дмитрия Пескова, Путин знает «об иных взглядах в отношении этого законопроекта» и сейчас изучает замечания, которые поступают от профессиональных и общественных организаций. Песков отмечает, что российские власти уже много раз принимали резонансные законопроекты, но в итоге «многие опасения оказывались беспочвенными».

Александр Верховский, директор Аналитического центра «Сова», член СПЧ при президенте РФ:

Хранить электронную переписку граждан и их разговоры — до такого даже советская власть не додумалась. То есть, конечно, письма вскрывали на почте, но никому в голову не приходило ксерокопировать их и складывать на полки, чтобы они там годами хранились. Это не только немножко диковато, но и чревато. Очень скоро мы можем все эти данные найти где-нибудь на Савеловском рынке. Я уж не говорю про затраты для провайдеров, которые в итоге ударят по нашим же карманам.

Норма о недонесении тоже удивительна — на гражданина возлагается уголовная ответственность за то, чего он не делал. Конечно, такое есть, например, у врачей — доктор не имеет права отказать в помощи пациенту, иначе потом ему придется за это отвечать. Но ведь врачи с самого начала берут на себя эту ответственность, когда дают клятву Гиппократа. А тут люди должны будут нести ответственность за то, чего они изначально делать не обязывались. Да и, в конце концов, исполнение этого закона невыполнимо. Как человек может достоверно знать, что готовится теракт или покушение на президента? Такое возможно только в исключительных случаях. И если вы, например, увидели, как кто-то начиняет пояс взрывчаткой, как потом будут доказывать, что вы точно знали, что он замышляет теракт? Может, он планировал обычное убийство? Или вот еще: допустим, в социальных сетях кто-то предлагает всех взорвать. Как понять, занимается ли он пропагандой терроризма или говорит это просто так? А ведь предполагается, что ответственность за недонесение будут нести и 14-летние дети. Как подросток будет в этом разбираться?

В законе Яровой и Озерова есть несколько положений, которые покушаются на наш конституционный порядок. Например, государство не должно вмешиваться во внутреннюю деятельность религиозных организаций. Российский закон не требует, чтобы у религиозных объединений были какие-то фиксированные участники, это могут быть просто слушатели. А поправки Яровой и Озерова предполагают, что они должны быть, так что совершенно непонятно, как это вообще будет применяться на практике.

Вообще та часть закона, где говорится о миссионерстве, — это какой-то анекдот. Эти нормы уже 15 лет пытались ввести, но затея все время проваливалась. А теперь их включили в этот пакет и, видимо, надеются, что наконец получится. Дело в том, что у нас есть целое антисектантское движение — энтузиасты, которые видят угрозу в свидетелях Иеговы, сайентологах и последователях разных других учений. И вот они-то годами продавливали такие законы. А теперь есть еще и службы безопасности, которые видят угрозу в салафитах, и вот борцы со свидетелями Иеговы как бы получили союзников.

Все это производит впечатление популистской деятельности, которая вообще не рассчитана на применение и нужна только, чтобы показать, что мы впереди планеты всей и лучше всех боремся с терроризмом. Но, боюсь, хоть профессиональные сообщества и высказываются против «пакета Яровой», президент не станет накладывать на него вето. Он очень редко это делает, да и к тому же не любит, когда на него давят. И все-таки хочется надеяться, что он откажется от своих привычек и поймет, что этот закон не очень качественный.