Европа у порога: 11 хитов грядущего фестиваля «Территория»

С 10 по 20 октября в Москве пройдет Международный фестиваль-школа «Территория», в 11-й уже раз планирующий показать, как политическая актуальность уживается с искусством и поэзией, насколько мнимы границы между жанрами и что такое современный театр. Rimini Protokoll устроит перформанс в ваших квартирах, Кулябин погрузит вас в кафкианский кошмар, Волкострелов превратит вас в картинку с выставки

+T -
Поделиться:

«Территория» — не просто фестиваль, и даже не просто фестиваль-школа, подвергающий студентов из разных городов России благотворному культурному шоку. Вы на минутку задумайтесь: у преподавателей многих гуманитарных вузов страны представления о смелости и радикализме заканчиваются на импрессионистах; приезжают их воспитанники на «Территорию» — а тут такое! Плюс мастер-классы настоящих радикалов: в этом году среди гостей Ян Фабр, чей 24-часовой перформанс «Гора Олимп» в Москву, увы, привезти невозможно — денег не хватит ни у кого; тем не менее, к мастер-классу можно подготовиться — до конца года полная видеозапись «Горы» доступна по этой ссылке. «Территория» еще и поли-мульти-гипер-фестиваль, объединяющий драматический театр, танец, музыку и contemporary art. Подобно биеннале современного искусства, «Территория» формулирует кураторскую тему — в данном случае это «Другая реальность». Точно так же — как глобальное высказывание о Другом (аномальном, непривычном, пугающем и необходимом) — определял свой посыл и январский кинофестиваль 2morrow. Тема лежит на поверхности, и геополитические изменения — в первую очередь, массовая миграция в Европу, вдруг почувствовавшую себя дряхлой и беззащитной перед девятым валом «пришельцев», ее обостряют. Но в этом экспресс-превью «Территории» мы не станем углубляться в концепции, просто сосредоточимся на самых интригующих событиях феста — их, несмотря на затянувшийся кризис, немало, и московские премьеры все еще уравновешены важными гастрольными проектами. 

1. «В гостях. Европа»

Спектакль «В гостях. Европа»

Берлинский коллектив Rimini Protokoll в Москве не впервые; на «Территории» и NET показывали документальные спектакли «Карл Маркс. Капитал» и «Проба грунта в Казахстане», рассчитанные на традиционное восприятие: вы — в зале, артисты — на сцене. Но вообще проект Штефана Кэги и Ко любит и умеет выводить театр из зон комфорта; самые показательные примеры — Remote X, в наших пенатах превратившийся в Remote Moscow, или сыгранный в рамках NET «интерконтинентальный» проект «в телефонной будке» Call Cutta in a Box — его участники связывались друг с другом по телефону (примерно вот так). «В гостях. Европа» — спектакль, который «умещается в ручной клади». Он действительно напрашивается к вам в гости, чтобы собрать 15 зрителей-участников за домашним столом и обыграть то, чем живет и мучается современная Европа. Приблизительное представление о действиях, в которые вы будете вовлечены, можно получить, посмотрев трейлер. Но только приблизительное — каждый опыт неповторим. Впрочем, у Hausbesuch Europa (как и у всех, сколь угодно неожиданных экспериментов Rimini Protokoll) есть крепкий драматургический каркас. А итоги визитов в квартиры, рискнувшие почувствовать себя частью европейской вселенной, собираются в онлайн-архив на сайте. Вы готовы? Тогда Европа идет к вам. 

2. «Сострадание. История одного оружия»

Спектакль «Сострадание. История одного оружия»

Швейцарский режиссер Мило Рау тоже предпочитает реальность готовым пьесам: в марте 2013-го он, например, устроил судебное слушание на территории Сахаровского центра. Проект «Московские процессы» реконструировал и превращал в альтернативную историю суды над кураторами двух выставок («Осторожно, религия!» и «Запретное искусство») и дело Pussy Riot. В зале присутствовали и зрители, и эксперты, и подлинные участники дела — причем, с обеих сторон, включая и художников, и православных мракобесов. Спектакль (если его, конечно, можно так назвать) длился весь день, я видел только первую часть и не застал незапланированного появления казаков, слетевшихся на Pussy Riot как пчелы на мед. Но и без того свидетельствую о нешуточных страстях, бушевавших на театрализованных «Процессах» (подробнее о проекте можно узнать из текста Ольги Шакиной, которой тогда досталась роль судьи). «Сострадание», поставленное Рау в берлинском Schaubüne, выглядит не так вызывающе; это все-таки привычный спектакль с декорациями и двумя актерами, но содержание его не менее взрывоопасно. Снова о Европе и мигрантах — в полудокументальном двойном монологе, составленном из интервью с сотрудниками некоммерческих организаций и жертвами гражданских войн в Африке. Рау задается провокационным вопросом, напоминающим тот, что часто ошибочно приписывают Сталину (на самом деле, это неточная цитата из «Черного обелиска» Ремарка): «Смерть одного человека — это трагедия, а смерть двух миллионов — статистика?» В версии Рау, проверяющего растяжимость нашего гуманизма, вопрос звучит так: «Почему один покойник у ворот Европы перевешивает тысячи мертвецов в зонах Конголезской гражданской войны?» «Сострадание» — не диспут, не суд, не хоррор, но уснуть спокойно после театра такого накала не получится.

3. «Пиксель»

Спектакль «Пиксель»

«Территория» стабильно верна современному танцу: гость 2016-го — французский хореограф Мурад Мерзуки и его «Пиксель», работающий с живыми артистами и компьютерными технологиями. Ничего больше говорить не буду — бесполезно, все равно что описывать словами фокусы династии Кио — лучше увидеть, вот трейлер.

4. «Язык птиц»

Спектакль «Язык птиц»

Снова широкий шаг в сторону от «нормального» театра: спектакль — гуманитарный проект, осуществленный Борисом Павловичем в БДТ совместно с фондом «Антон тут рядом». На сцене — и актеры, и непрофессионалы, люди с особенностями развития, импровизирующие в спектакле по мотивам старинной суфийской поэмы. «Золотую маску» 2014 года в номинации «Эксперимент» получил сделанный по схожим принципам интегративный театральный проект «Отдаленная близость». Опыт по психической реабилитации «особенных» людей с помощью театра не стал единичным и маргинальным, но, напротив, гармонично вписался в арт-пространство. И это должно примирить с театром даже тех, кто разделяет средневековые представления о лицедействе как профессии дьявола. Совсем, совсем наоборот. 

5. «Ивонна, принцесса Бургундская»

Одна из девяти запланированных на грядущий сезон премьер Театра Наций, методично приглашающего на работу суперзвезд европейской режиссуры. Абсурдистскую драму гениального безумца Витольда Гомбровича ставит его соотечественник Гжегож Яжина, в былые годы гостивший на NET с версией «Психоза 4.43» и на Балтдоме с полуоперным «Доном Жуаном» — вещами, по-хипстерски броскими. 

6. «Крылья будней»

Спектакль «Крылья будней»

Большой благотворительный концерт актрисы Чулпан Хаматовой и скрипача Гидона Кремера — размашистая, подкрепленная видеоинсталляциями музыкально-драматическая фантазия по текстам великих поэтов начала ХХ века: Марины Цветаевой и классика латышской словесности Аспазии. Этот проект впервые был представлен на презентации прошлогоднего сентябрьского номера журнала «Сноб» (путь от рождения идеи до ее осуществления Сергей Николаевич описывает здесь). За год «Крылья» окрепли и приобрели еще больший размах. 

7. «Мандельштам. Век-Волкодав»

Снова о великой поэзии. Премьера «Гоголь-центра» продолжает цикл «Звезда», начатый спектаклем Максима Диденко «Пастернак. Сестра моя — жизнь». Подробной сценической биографии, надеемся, не будет: постановку осуществляет мэтр пластического театра, создатель легендарного коллектива «Дерево» Антон Адасинский, а значит жизнь, судьба и стихи Осипа Мандельштама будут переведены на язык человеческого тела.

8. «Процесс»

Бомбой прошлогодней «Территории» стали бессловесные «Три сестры» Тимофея Кулябина, приехавшие в столицу спустя несколько дней после премьеры в новосибирском «Красном факеле». История повторяется: теперь Кулябин привезет в Москву «реалити-триллер» по роману Франца Кафки. История знает как минимум один пример наглого и гениального отступления от первоисточника, в финале которого героя, Йозефа К., жертву дурного, немотивированного судебно-бюрократического преследования, казнят в каменоломне мясницким ножом, и умирает он со словами «как собака». Пример этот — фильм Орсона Уэллса «Процесс»: он завершается истерическим, но победным хохотом героя, толстомордые палачи не осмеливаются зарезать К. и уничтожают его, бросив в яму динамитную шашку. Что придумает Кулябин?

9. «До и после»

Финальным аккордом «Территории» станет спектакль, созданный совместно с благотворительным фондом «Артист». Авторы постановки — молодые актеры Мастерской Дмитрия Брусникина, драматург Михаил Дурненков и художник Ксения Перетрухина (если еще не были, поспешите на выставку «Дом впечатлений», устроенную ГМИИ им. А.С. Пушкина в усадьбе Голицыных, — там есть совершенно гениальная медитативная инсталляция Перетрухиной и Дмитрия Власика «С полки на полку», не пройти по ее лабиринтам было бы чертовски обидно). В основе — истории пожилых актеров и работников театра.

10. «Поле»

Спектакль «Поле»

Спектакль петербургского театра post: Дмитрий Волкострелов инсценирует пьесу Павла Пряжко «Поле». На мой вкус, один из лучших спектаклей года (подробнее — здесь); чертовски здорово, что его наконец-то сыграют в Москве. 

11. «Повседневность. Простые действия»

Спектакль «Повседневность. Простые действия»

Еще один проект Дмитрия Волкострелова, но уже непосредственно на территории современного искусства, в пространстве ММСИ. Что предложит мастер минимализма (и, безусловно, скрытый буддист) Волкострелов, загадывать рискованно — для всех своих проектов он находит простые, но оригинальные и снайперски точные решения. Пресс-релиз обещает, что режиссер «покажет публике, как оказаться внутри выставки — быть не только зрителем, но и самим экспонатом».