Теракт в Ницце. «Либо война, либо привычный образ жизни»

Почему террористы опять атаковали Францию? В чем ошиблись французские спецслужбы и можно ли предотвратить подобные трагедии в будущем? На эти вопросы ответили специалисты в области безопасности Сергей Мигдал и Анатолий Ермолин и политологи Федор Лукьянов и Андрей Куликов

Фото: Philippe Wojazer/REUTERS
Фото: Philippe Wojazer/REUTERS
+T -
Поделиться:

Что случилось?

В День взятия Бастилии по всей Франции проходили военные парады, концерты и фестивали. В Ницце жители города отмечали праздник на Английской набережной, где власти города подготовили шоу фейерверков. Около 22:30 по местному времени сразу после праздничного салюта в толпу людей врезался грузовик. Он проехал около двух километров на скорости 50-60 кмч, а когда остановился, водитель открыл огонь по людям. Остановить грузовик безуспешно пытался байкер. В конце концов нападавший был застрелен полицией.

Жертвы

По последним данным, погибло 84 человека, 18 находятся в критическом состоянии, более сотни раненых. Среди погибших есть гражданка России — 21-летняя Виктория Савченко. Еще одна россиянка ранена. В результате атаки также погибли граждане Франции, США, Швейцарии, Армении, Украины.

Что известно о нападавшем?

Источники AFP в полиции сообщают, что за рулем грузовика находился 31-летний француз тунисского происхождения. По данным местного издания Nice Matin, водителя зовут Мохамед Лахуайедж Буэль. Полиция уже провела обыски в его доме. Сообщается, что мужчина ранее совершал мелкие преступления с применением оружия, но подробности не разглашаются. Кроме того, нападавший не находился под наблюдением спецслужб и ранее не подозревался в связях с джихадистами.

По данным газеты Le Figaro, мужчина арендовал грузовик несколько дней назад, а проехать на территорию набережной во время праздника через посты полиции он смог, убедив сотрудников, что везет мороженое. Аренда была оформлена в Сен-Лоран-дю-Варе, небольшом городе рядом с Ниццей. Когда нападавший начал расстреливать толпу, полиция открыла огонь на поражение — мужчина был убит. В грузовике были найдены огнестрельное оружие и гранаты, но позже оказалось, что это были муляжи.

В грузовике было найдено еще одно удостоверение личности. Также при обыске дома водителя грузовика был задержан некий мужчина. Есть ли связь между удостоверением и задержанным — не уточняется. При этом в 100 метрах от дома, где проводится обыск, был обнаружен еще один грузовик. В нем полиция нашла подозрительный сверток, сообщает Nice-Matin.

Что неизвестно?

Действовал ли нападавший в одиночку или у него были сообщники — все еще выясняется. Также неизвестны мотивы преступления. На данный момент, по официальной информации, ни одна из террористических организаций не взяла на себя ответственность. Однако  ИГИЛ* поддержало нападавших, в социальных сетях сторонники организации называют теракт местью за уничтожение боевика Абу Умар Шишани.

Реакция во Франции

Президент Франции Франсуа Олланд назвал случившееся терактом и заявил о продлении режима чрезвычайного положения на три месяца. Законопроект об этом будет рассмотрен во французском парламенте в ближайшие дни. Олланд также сообщил, что авиаудары по сирийским и иракским позициям боевиков будут усилены.

Во Франции объявлен трехдневный траур. Власти Ниццы отменили все общественные мероприятия в ближайшие дни, а также закрыли доступ на городские пляжи. Для обеспечения безопасности во Франции были дополнительно задействованы 10 тысяч военных. Французская контрразведка предупредила о риске новых атак.

Реакция в других странах

Президент России Владимир Путин выступил с видеообращением к гражданам Франции и отправил телеграмму Франсуа Олланду: «Потрясают жестокость и особый цинизм этого преступления, совершенного в день Национального праздника вашей страны. Мы в очередной раз убедились, что терроризму абсолютно чужда человеческая мораль: его жертвами становятся ни в чем не повинные мирные люди, в том числе женщины и дети».

Премьер-министр Дмитрий Медведев также осудил теракты: «Мы обязаны вместе искать ответы на такие вызовы, тем более что террористы понимают только силу, мы должны ее использовать».

Президент США Барак Обама: «От имени американского народа я осуждаю самым решительным образом ужасающий теракт в Ницце, в результате которого погибли и получили ранения десятки мирных жителей. Наши мысли и молитвы с семьями и близкими погибших, и мы желаем полного выздоровления раненым».

Премьер-министр Турции Бинали Йылдырым: «Решительно осуждаю кровавый и подлый теракт в Ницце, который произошел в день, когда Франция отмечала национальный праздник. Терроризм — это преступление против человечности. Никто не знает, где и когда будут новые атаки террористов».

 

Сергей Мигдал, эксперт по терроризму, специалист по безопасности, бывший офицер израильской армии и полиции:

Конечно, уберечься от подобного теракта очень сложно — действовал всего лишь один человек на машине. Но городская полиция могла предпринять меры, чтобы трагедия не оказалась такой масштабной. Ведь у нападавшего было оружие — он ведь его не на грядке у себя вырастил, а где-то купил. Полиция, помимо всего прочего, должна следить за оборотом оружия и отличать, когда его покупают для разборок местные бандиты, а когда действуют террористы. Специально для этого у полицейских всегда есть агенты среди торговцев оружием.

Ницца — крупный город, и 14 июля его жители отмечали большой и шумный праздник. Но почему-то зона народного гуляния не была надежно перекрыта. Я понимаю, что там ходит общественный транспорт, но ради безопасности можно было бы пойти и на некоторые неудобства. Причем перекрывать дорогу в таких случаях надо не просто несколькими пластиковыми барьерами. В Израиле в таких случаях полиция перегораживает все въезды самосвалами с песком или гравием, чтобы никто физически не мог попасть в зону празднования на каком-либо транспорте, не имея специального разрешения.

На видеозаписях видно, что полицейские в Ницце вообще были не очень готовы к тому, что что-то подобное может произойти: они едут за грузовиком на мотороллерах, кто-то бежит пешком, и не могут его остановить. У них и оружия серьезного не было — обычные пистолеты. А пистолет против грузовика — это малоэффективно. Можно было ожидать, что случится нечто подобное, ведь проповедники ИГ* в последнее время призывают последователей действовать именно таким способом — взять машину или трактор и попытаться убить как можно больше людей.. Читать дальше>>

Федор Лукьянов, политолог, главный редактор журнала «Россия в международной политике»:

Все громкие и страшные теракты в Европе последних двух лет осуществлены европейскими гражданами. Это не только что приехавшие с Ближнего Востока дикари, вдохновленные идеями джихада. А значит мы говорим о фундаментальном провале интеграционной политики франкоязычных стран. Хотя между Бельгией и Францией все равно есть большая разница: у первой намного больше функциональных проблем, связанных с работой служб безопасности в первую очередь.

Франция же — государство традиционно сильное. Но она проглядела системные проблемы так называемого мультикультурализма — мирного сосуществования разных общин. Мультикультурализм, пущенный на самотек, превратился в размежевание. Мусульманское сообщество во Франции стало стремительно увеличиваться, внутри него растет чувство ненависти и отчуждения. Это наложилось на дисфункцию служб безопасности. Ни в Великобритании, где также растет число мусульман среди населения, ни в Германии, где живет огромная турецкая община, таких регулярных и масштабных проблем с безопасностью не было.

Политика «открытых дверей» доживает последние месяцы во всех странах Европы. Речь не только о приеме граждан стран Ближнего Востока, но и вообще о возможности свободно перемещаться между странами ЕС: под сомнение даже ставится миграция жителей Восточной Европы в Великобританию — идея принятия новых граждан отторгается самим обществом, что ярко проявилось на референдуме о Брексите.

Проблема в том, что накопленный потенциал проблем столь велик, что его не удастся сдержать простым ужесточением миграционной политики или даже усилением работы спецслужб. Но изменения политического климата в Европе неизбежны: победят или нет ультраправые на следующих выборах — вопрос пока что открытый. Но то что мейнстрим будет смещаться в сторону ультраправой идеологии — неизбежно. Население хочет безопасности.

Станет ли от этого лучше или хуже — вопрос, на который ни у кого нет ответа. Но тот факт, что и Франция, и Бельгия живут уже больше года в режиме повышенной безопасности, а при этом трагедии продолжают происходить, говорит о том, что инструментов для влияния на ситуацию сейчас нет. Французское правительство совершенно растеряно. И когда Франсуа Олланд после терактов повторяет, что он не позволит террористам менять сложившийся в стране образ жизни, а потом говорит, что мы находимся в состоянии войны, — он врет и себе, и людям. Потому что либо война, либо привычный образ жизни.

Анатолий Ермолин, ветеран группы спецназначения «Вымпел», подполковник ФСБ в запасе:

Террористы — люди не глупые и в своем роде творческие. Они стараются не повторяться и наносить удары по разным целям и в разных местах, поэтому очень трудно предугадать, как будет выглядеть очередная атака и где именно она произойдет. Так что преимущество всегда на стороне террористов — это они выбирают время и место события, а полицейским и спецслужбам остается лишь стараться предусмотреть все варианты.

Была большая вероятность, что что-то произойдет во время чемпионата Европы по футболу, и, когда все прошло благополучно, возможно, полиция Франции немного расслабилась. Теоретически в Ницце можно было не допустить транспорт на набережную, перекрыть въезд в место массового скопления людей. Но я бы не стал ни в чем винить власти и полицейских — не было бы этого грузовика, террористы придумали бы что-то еще, фактор внезапности всегда на их стороне. Тем более, что теперь они как бы переформатировались — все чаще действуют поодиночке. И чтобы под такой формат подстроиться, стране нужно стать похожей на Израиль, где каждый хозяин кафе или магазина, каждый простой гражданин понимает, что может столкнуться с угрозой в любую секунду и где угодно. Население всегда готово к нападению и может действовать быстро.

Чтобы люди этому научились, нужно проводить серьезную работу. Профессионалы должны научить граждан видеть угрозу и вовремя ее распознавать, а население должно быть способным к самоорганизации и быстрым действиям. Так, чтобы за три-пять минут каждый мог подготовиться и начать действовать самостоятельно до приезда полиции. Ведь нельзя же приставить охрану к каждой автобусной остановке.

Я был в Вашингтоне во время истории с «вашингтонским снайпером» — инспектировал школы, в которых учатся русскоязычные дети. И директриса показывала мне, в каком месте нужно пересечь двор школы, чтобы меня ниоткуда не смогли подстрелить, как школьный автобус загораживает преступникам доступ на территорию и в каких пунктах родители школьников организовали дежурства и следят за подступами к учебному заведению. Вот это — хороший пример такой самоорганизации, готовность утопающих спасать самих себя.

К сожалению, в Европе пока не все способны на такие действия — кажется, население там вообще пребывает в некой растерянности. Из Европы не получается «плавильный котел» — приезжие часто не интегрируются, а образуют враждебную среду и ненавидят приютившее их государство. И виноваты здесь вовсе не политики, просто в неформальной культуре, как бы все ни стремились к толерантности, все равно существует неполиткорректность, а мигранты часто ощущают себя людьми второго сорта. Молодые и харизматичные люди — выходцы из мусульманских стран и их дети — пытаются найти какую-то новую идентичность, обращаясь к историческим корням, и в итоге часто приходят к радикальным течениям.

Андрей Куликов, политолог, руководитель исследовательской компании Europe Insight:

Теракт смог состояться по трем причинам. Во-первых, провал политики интеграции, из-за которого случилась не только трагедия в Ницце, но и остальные теракты двух последних лет. Во-вторых, промахи и халатность французских спецслужб — и это с учетом действующего режима чрезвычайного положения и усиленной безопасности на время Чемпионата Европы. В-третьих, все террористические атаки во Франции осуществляются одиночками — это очень своеобразное воздействие боевиков на слабые места служб безопасности. Министр внутренних дел Франции и сам говорил, что в стране отслеживаются тысячи подозреваемых в связях с джихадистами. Но как показывает нам трагедия вчерашней ночи, теракт могут совершить далеко не только замешанные в связях с боевиками люди, которые находятся под наблюдением спецслужб.

После прошлогодних атак антитеррористическое законодательство Франции было сильно изменено: спецслужбы получили больше полномочий. Правительство страны хотело продемонстрировать интенсивную работу по выработке ответных мер на возникшие угрозы. Теперь мы видим, что все это не работает. С учетом той информации, которую мы уже знаем о водителе грузовика, сложно даже предположить, какие еще меры правительство Франции может дополнительно предпринять, чтобы оперативно исключить повторения трагедий.

Боюсь, простая мобилизация военных и полиции, которая происходит сейчас, — явление кратковременное. Это ответ на сиюминутную панику, а не решение проблемы, которая, кстати, стоит не только перед Францией, но и перед Бельгией, Германией, Швецией и другими европейскими странами.

Главная цель террористов — посеять страх. Все последние атаки были совершены не просто против гражданских, а против людей отдыхающих — в театрах, кафе, на фестивалях. Это атаки на образ жизни, атмосферу сытости и достатка со стороны людей, которые покинули родные дома, оставив родных и близких в нищете, голоде и войне. Ужесточение антитеррористического законодательства, мобилизация спецслужб — недостаточная реакция для предотвращения терактов, но моментальных решений сейчас просто не существует. Франция стала заложником ситуации.

* Террористическая организация, запрещена в России