Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Архив колумнистов  /  Все

Наши колумнисты

Ксения Туркова

Словарный запас. Выпуск 35

Из этого выпуска «Словарного запаса» вы узнаете о том, как правильно произносить буркини, в каких ситуациях должностное лицо может ощутить божествование и какие родственные узы связывают нооскоп с миелофоном

+T -
Поделиться:
Фото: Tim Wimborne/REUTERS
Фото: Tim Wimborne/REUTERS

Буркини и бикини

Не будем изменять традиции и первую часть «Словарного запаса», как обычно, посвятим словам, написание или произношение которых вызывает вопросы.

Еще недавно, например, мы не знали (или, по крайней мере, широко не использовали) слова буркини.

Но вот появилась новость о том, что в ряде французских городов эти самые буркини, или мусульманские купальники, запретили, и возник вопрос: буркини — это он, оно или вообще они? Надеть красивый буркини (потому что есть родовое наименование — купальник), красивое буркини или красивые буркини?

В словарях это существительное еще не появилось. Зато там есть его собрат — бикини. И с ним все предельно ясно: словари определяют его как несклоняемое существительное среднего рода. То есть правильно будет надеть красивое бикини.

Так же смело можем поступать и с буркини. Оно образовано по схеме бурка (паранджа) + бикини.

Есть, кстати, и другие -кини. Например, фейскини — это китайский купальник против загара, он выглядит как буркини с балаклавой.

А само буркини имеет еще одно название — бодикини.

Долженствует и божествует

Иллюстрация: wikipedia.org
Иллюстрация: wikipedia.org

Что захочет запретить новый министр образования России Ольга Васильева, мы еще не знаем. Зато точно знаем, какое слово будет еще долго с ней ассоциироваться (в лонг-лист слов года оно уже попало). Не успели нового министра утвердить в должности, как журналисты порадовали читателей и друг друга симптоматичной ослышкой: корреспондент «Комсомольской правды» привел слова Васильевой о том, что она после назначения ощутила «божествование».

Многие удивились: такого слова в русском языке вроде бы нет, что подтверждают нехитрые исследования толковых словарей. А Васильева тут же выступила с опровержением: никакого божествования не было и нет, она говорила о долженствовании.

Но было, в общем-то, поздно — слово пошло в народ. А кроме того, очень хорошо легло в общую картину происходящего. Во-первых, Васильева — религиовед, в конце 90-х защитила докторскую диссертацию по теме «Русская Православная Церковь в политике Советского государства в 1943–1948 годах», преподавала в духовной семинарии. Во-вторых, само стремление обожествить представителя власти в первые же минуты его назначения сейчас выглядит вполне в духе времени.

«Слова имеют свою судьбу, — отмечает на своей странице в фейсбуке лингвист, куратор конкурса “Слово года” Михаил Эпштейн. — Вообще-то "божествовать" — замечательный глагол, обозначающий действие, присущее только Богу. Этот глагол единственный раз употребляет Семен Франк в своем трактате "Непостижимое": "Как бытие не "есть", а "бытийствует", так и Божество не есть, а "божествует", — "святит" и творит само бытие". Боюсь, что слово это теперь начнет употребляться в пародийном смысле, как почти все изрекаемое властью. А между тем оно заслуживает того, чтобы его понимали и использовали правильно».

Если это (правильное понимание и использование) произойдет, оно станет первым, пусть и невольным вкладом нового министра в просвещение народа. А будет ли госпожа Васильева божествовать на своем посту, мы увидим позже.

Алиса, нооскоп у меня!

Иллюстрация: durdom.in.ua
Иллюстрация: durdom.in.ua

Еще один новоназначенный чиновник — глава президентской администрации Антон Вайно — с высшими сферами пока не сотрудничал, но, по всей видимости, был к этому близок. Именно ему приписывают изобретение загадочного прибора под названием нооскоп.

В 2012 году в журнале «Вопросы экономики и права» под именем А.Э. Вайно была опубликована статья об этом чудо-аппарате. В ней шла речь об «изучении коллективного сознания человечества». Прибор, как отмечалось, нужен в том числе для «регистрации невидимого».

«Почти миелофон», — стали шутить блогеры. А некоторые из них увидели в написании и звучании этого слова совсем другую основу. «В Византии важную роль при дворе играли евнухи, или скопцы, а сейчас нооскопцы», — написал один из пользователей.

Но, конечно, самый точный образ — это кремлевский нооскоп как прибор, который следит за всеми и позволяет видеть невидимое. Такой как раз и нужен руководителю Администрации президента!

Впрочем, даже если этот прибор мир так и не увидит, его название вполне может остаться в нашем коллективном словаре. Нооскопом можно называть, например, сомнительные изобретения с туманным предназначением: «Он все какие-то нооскопы изобретает!» Или кого-то вроде Большого Брата: «Следи за тем, что в фейсбуке лайкаешь, нооскоп все видит!»

А если честно, давно хочется заказать ученым прибор, который позволяет многое развидеть.

Все выпуски «Словарного запаса» читайте здесь.