Александр Косован /

Умер ли Каримов и что будет дальше

Вечером 29 августа информационное агентство «Фергана» сообщило о смерти президента Узбекистана Ислама Каримова. Однако вскоре РИА «Новости» опровергло эту информацию. О том, откуда появилась эта новость, и о возможных последствиях смерти Каримова для Узбекистана «Сноб» поговорил с сотрудниками «Ферганы» Даниилом Кисловым и Дмитрием Аляевым, правозащитником Надеждой Атаевой и политологом Алексеем Малашенко

Фото: Brendan Smialowski/REUTERS
Фото: Brendan Smialowski/REUTERS
+T -
Поделиться:

Дмитрий Аляев, обозреватель информационного агентства «Фергана»:

28 августа о болезни Ислама Каримова сообщило узбекское новостное агентство УзА, рупор правительства, после этого вышел короткий сюжет о тяжелом состоянии Каримова в новостной программе «Ахборот». На следующий день сайт УзА не открывался, и до сих пор он недоступен. Все ломали голову, что произошло, и возникло мнение, что положение действительно серьезное. Это подтвердилось 29 августа, когда дочь Каримова Лола сообщила в фейсбуке, что у отца произошел инсульт. А сегодня ночью пришла информация, что Каримов умер — лично я это знаю со слов Даниила Кислова, главного редактора «Фергана.ру», у которого есть источники в правительстве Узбекистана.

Если информация о смерти Каримова подтвердится, могут возникнуть разные сложности. Если при его жизни не было решено, как будет происходить передача власти, заинтересованные люди будут скрывать факт смерти до последнего. То, что Каримов умер, — это примерно 97-процентная вероятность. Если бы новость о его смерти была домыслом, в Узбекистане уже сто раз бы ее опровергли. То же информационное агентство «Жахон» при узбекском МИДе сделало бы опровержение еще вчера.

Даниил Кислов, главный редактор информационного агентства «Фергана»:

Если мы что-то публикуем, то мы отвечаем за нашу информацию — новость сообщили наши источники. Непроверенные данные мы не публикуем, хотя таких много: например, сайт узбекской оппозиции НДУ опубликовал новость, что арестован Рустам Азимов, вице-премьер Узбекистана. Мы этого подтвердить не можем, поэтому эту информацию не публикуем. Вопрос о том, почему не опровергается смерть Каримова, нужно было бы адресовать аппарату президента или узбекскому МИДу. Можно вспомнить, как умирал Гейдар Алиев, президент Азербайджана, или как было, когда в 1405 году умер великий полководец Амир-Тимур, великий герой узбекской истории: его целый месяц носили по горам и долам, чтобы не показывать армии и народу, иначе можно было похоронить планы великой государственности. Так что сокрытие факта смерти возможно.

Надежда Атаева, глава ассоциации «Права человека в Центральной Азии»:

Мы получили информацию о смерти Каримова, но, безусловно, нужно дождаться официального подтверждения. Я не могу назвать наши источники, но ранее их информация всегда подтверждалась. За два дня до официальных сообщений мы узнали о том, что у Ислама Каримова случился инсульт и что президент подключен к специальному медицинскому оборудованию, что он не приходит в себя. Источники, близкие к правоохранительным органам, сообщили о том, что есть распоряжение об особом режиме в стране в эти дни. Сегодня нам сказали, что по Ташкенту ездит кортеж президента — но это может быть постановка, мы ничего не исключаем.

В Узбекистане непростая ситуация — Каримов в силу своего сложного характера не создал условий для демократичного перехода власти, он зачистил ряды оппозиции: сейчас критики власти либо в заключении, либо за границей, либо убиты.

Тем, кто считает себя преемниками президента, предстоит толкаться локтями. Наиболее вероятный преемник, Шавкат Мирзияев, получил очень серьезную поддержку в Кремле. За ним стоит председатель Службы национальной безопасности Узбекистана Рустам Иноятов, и, насколько мы знаем, он близок с олигархом Алишером Усмановым, поэтому у него шансы на победу выше, чем у остальных. Однако в узбекском обществе также считают претендентом на пост президента вице-премьера Рустама Азимова. В середине 90-х оба входили в особый список СНБУ как люди, которые могут претендовать на президентское кресло. Азимов — прекрасный организатор, работая в Национальном банке Узбекистана, он вывел банк на очень хорошие показатели. Но и он, и Мирзияев — очень коррумпированные чиновники, оба добивались успеха самыми разными способами. Сейчас идет жесткая борьба за власть. Если раньше она была теневая, то теперь открытая. Мне рассказали, что многие чиновники на чемоданах, рассматривается вариант того, что члены семьи президента покинут Узбекистан. Могу представить, что это возможно, если мы говорим о младшей дочери Каримова Лоле, но трудно вообразить, что так поступит Гульнар, в отношении которой несколько государств объявили уголовное преследование: она нажила такое количество врагов, что для нее папа просто источник жизни. И тот и другой претендент могут предоставить гарантии для семьи Каримовых.

Я не знаю, все ли в порядке с Исламом Каримовым, потому что нет возможности проверить информацию на достоверность. Но, думаю, в ближайшее время ситуация прояснится.

Алексей Малашенко, востоковед, член научного совета Московского центра Карнеги:

Ислам Каримов не раз был в коме, но публично об этом объявляется впервые. Если об этом заявили — значит, готовят нацию. Я думаю, что президент Узбекистана действительно в очень тяжелом положении: он в возрасте — родился в 38-м году, пережил две комы, у него диабет, случилось кровоизлияние в мозг.

Если Каримов умер, то в первое время для страны это будет незаметно — он создал очень твердую систему, обеспечил стабильность, несмотря на массу проблем. Сейчас наиболее реальный сценарий для новой власти — поддержать его курс. Тогда все должно быть тихо. Но может быть иначе: если начнется конкуренция между группами интересов и кланами — это создаст массу проблем. В ситуации острой борьбы тот, кто будет проигрывать, может обратиться к исламу — это модно и понятно. Могут начаться вещи непредсказуемые. Каримов раздавил оппозицию, в том числе радикальную, ее представители были вытеснены в соседние страны, но при обостренной ситуации они могут вернуться в Узбекистан, и тогда будет совсем интересно.

Я думаю, что в отношениях с Россией ничего не изменится. Шавкат Мирзияев, наиболее вероятный наследник президентского поста, — человек, который продолжит мультивекторную политику. Он премьер-министр с 2003 года, поэтому привык крутиться в треугольнике Россия-Китай-Америка. Возможно, сейчас добавятся еще турки. Вице-премьер, Рустам Азимов, которого тоже воспринимают как кандидата в президенты, — технократ и финансист, который симпатизирует Западу, этот момент надо учитывать. Узбекистан не пытается залезть в Евросоюз, а к российскому ОДКБ (Организация Договора о коллективной безопасности) у него двойственное отношение — то он входит, то выходит. Но поскольку Узбекистану нужны деньги, а в России с этим проблемы, то я думаю, что следующий после Ислама Каримова человек будет активнее работать там, где можно что-нибудь получить. Так что углы треугольника смогут немного сместиться.

 

Новости наших партнеров