Колонка

Покемоны угодники

6 сентября 2016 12:33

Телефонные монстры дарят людям радость, не притворяясь настоящими. За смех над Пикачу не бросают за решетку

Забрать себе

Молодого жителя Екатеринбурга, атеиста, арестовали за видео в интернете. На видео он тихо ловит покемонов в православном соборе и — за кадром или за пределами собора — ерничает на тему христианства вообще и российского православия в частности.

Я просмотрел этот ролик, а также другие ролики арестованного. То, что я видел, не содержит призывов к насилию над христианами, сносу церквей или иному ущемлению права христиан на свободу вероисповедания. Кроме того, просмотр этих роликов не является обязательным. Как следствие, любые верующие, ими оскорбленные, несут всю полноту ответственности как за их просмотр, так и за понесенные душевные увечья.

После того как молодого человека уже посадили за решетку, сотрудник Московского патриархата, отвечающий за отношения РПЦ с обществом, заявил, что «никто в Церкви не “жаждет крови” молодого блогера». Находясь на свободе, выполняя непыльную работу в богатой организации, освобожденной от налогов и пользующейся антиконституционной поддержкой российских властей, представитель РПЦ снисходительно добавил, что священники могут «помочь парню». В частности, сотрудники РПЦ готовы «попытаться объяснить» екатеринбургскому атеисту, «что такое храм и для чего он нужен».

Ну, что тут скажешь. Раз РПЦ имеет наглость поучать неправославного гражданина России, посаженного за решетку по науськиванию РПЦ, прямому или косвенному, то я считаю себя вправе обратиться к православному истеблишменту со встречным объяснением. Итак, господа церковники, что же такое храм и для чего он нужен.

Православный храм — это публичное помещение, сочетающее функции концертного зала, общественной приемной и торговой точки. Как правило, именно через такие помещения организация под названием «Русская православная церковь» оказывает услуги населению.

Я понимаю позицию многих (прежде всего юных и пылких) атеистов, считающих, что, за исключением некоторых видов благотворительности, РПЦ не оказывает населению никаких «реальных» услуг. Однако я не разделяю эту точку зрения.

В советские времена, когда многие из вас, господа церковники, успели побыть комсомольцами, а то и постучать в КГБ, в народный обиход вошли слова Карла Маркса про «опиум для народа». Точную цитату мало кто помнит, а зря. Там, помимо опиума, есть прекрасные слова о том, что религия — «это вздох угнетенной твари, сердце бессердечного мира» и «дух бездушных порядков».

Можно как угодно относиться к Марксу, но здесь он попал в яблочко. Быть человеком бывает больно, страшно и трудно. Даже когда ты молод, здоров и принадлежишь к мужскому полу и титульной нации. Даже с деньгами на банковской карте. А на нижних ступеньках социальной иерархии еще больней, страшней и трудней. И многие люди ходят в местные отделения РПЦ именно потому, что там предлагают услуги по обезболиванию бытия.

В помещениях РПЦ многие посетители находят чувства солидарности и принадлежности к общине. В раздробленном российском обществе, при нашем катастрофически низком уровне доверия к согражданам, это уже немало.

В помещениях РПЦ можно заказать несложные ритуалы, связанные с ключевыми событиями человеческой жизни: рождением, браком, смертью. Для многих такие ритуалы имеют несомненное терапевтическое действие. Они могут смягчить тревогу за судьбу ребенка, ослабить горечь потери близких.

Пребывание в помещениях РПЦ спасает многих от хронической растерянности. Эта растерянность приходит в конце детства, когда понимаешь, что родители — такие же маленькие беспомощные люди, как ты. Она не уйдет уже никогда, но ее можно приглушить. Например, верой в то, что вселенная не равнодушна, что космосу есть до тебя дело.

В целом, сотрудники РПЦ помогают посетителям верить, что больно, страшно и трудно бывает не зря. Отупляющая рутина, которая составляет львиную долю жизни, на какое-то время наполняется смыслом. Многие чувствуют причастность к чему-то большому и важному. У мира появляется оправдание.

Или даже так: у всего появляется оправдание. У всего, у чего надо.

Вы, господа церковники, прекрасно знаете все позиции в своем каталоге. Узнаете вы и услугу, которую я приберег напоследок. Я назову ее «чистка совести праведным гневом».

В действии этот сервис нам продемонстрирует один из ваших клиентов, пресс-секретарь ГУ МВД по Свердловской области. «Если бы кто-то спросил лично меня, — сказал он про ловлю покемонов в церкви, — я бы ответил, что не на три года, как это указано в законодательстве, надо отправлять на тюремные нары таких покемонистов, а минимум на пять, а то и больше, чтобы другим неповадно было богохульствовать в святых местах».

Я понимаю этого секретаря. Он человек, и этим все сказано. Ему бывает больно, трудно и страшно. А также тошно. Он наверняка наделал в жизни глупостей и гадостей — много мелких, несколько крупных. Совсем как мы с вами, господа церковники.

Но вот его спросили про ловлю покемонов «в святых местах». И мир преобразился. Была постылая, мелочная жизнь, в которой вечно все выходит как-то через задницу, — стал пресвятой Армагеддон, в котором он, пресс-секретарь ГУ МВД и воин света, бьется на стороне Господа Бога. Три года! пять! десять лет на тюремных нарах! — чем гуще брызжет праведная слюна в сторону безбожного «покемониста», тем легче забываются бревна в собственном глазу.

Я отдаю должное вашим трудам, господа церковники. Вы заполняете важную рыночную нишу. Да, ваш примитивный сервис смахивает на балаган и детский утренник, но он востребован. Более того, я понимаю: ваши клиенты должны быть убеждены в «святости» вашей фирмы, иначе не сработает эффект плацебо, на котором держатся ваши услуги.

Но ваши бесконечные попытки насадить эту «святость» за пределами вашей клиентуры не заслуживают ничего, кроме презрения. И главная проблема даже не в том, что ваша фирма продает сказки вместо философии. В конце концов, без сказок в вашем бизнесе нельзя. Обезболивать жизнь совсем без помощи иллюзий и самообмана, наверное, невозможно.

Гораздо хуже, что под этикеткой нравственности вы то и дело торгуете спесивым ханжеством и местью. Месть у вас имеется в двух обкатанных модификациях: загробной и земной. Загробная страшнее и верней — черти поджарят всех, причем бесконечное число раз. Но до наслаждения пытками грешников надо еще дожить, умереть и попасть в рай, а клиентам не терпится. Слава Богу, на помощь приходит кесарь, то есть Госдума, Путин, Уголовный кодекс и МВД Свердловской области.

Вы можете сколько угодно лить елей о том, что никто из вас «не “жаждет крови” молодого блогера». Но это вы, своим сетевым маркетингом и лобызаниями с начальством, сотворили Россию, в которой судят за слова «Бога нет» и сажают за сравнение Иисуса с Пикачу. И пока российское государство от вашего имени расправляется с российскими гражданами, знайте: в одном телефоне с покемонами будет больше святости, чем во всех ваших раззолоченных «храмах». Покемоны дарят людям радость, не притворяясь настоящими. За смех над Пикачу не бросают за решетку.

1 комментарий
Азгар Ишкильдин

Азгар Ишкильдин

«Склонность (может быть, ее следовало бы назвать «рефлексом») приносить в жертву козла отпущения, для того чтобы спасти группу от распада, а себя — от гибели очевидно, составляет основу социальной природы человека. Это означает, что отказ человека приносить в жертву козлов отпущения и его желание распознать и принять собственное положение и положение своей группы, а также свою ответственность и ответственность своей группы перед всем миром стали бы важным шагом на пути к нравственному совершенству, сопоставимым, пожалуй, только с отказом от каннибализма. Я даже полагаю, что в отказе от принципа козла отпущения заключается величайший нравственный вызов, брошенный современному человеку. От его разрешения может зависеть судьба нашего вида»

 

Томас Сас, "Фабрика безумия".

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Войти Зарегистрироваться

Новости наших партнеров