Анатолий Сычев, Анна Карпова

«Исход предрешен». Идти ли на выборы 18 сентября

До выборов в Госдуму осталось меньше двух недель, но многие так и не определились, за кого голосовать и есть ли в этом смысл . «Сноб» обсудил с политологами Алексеем Макаркиным, Марком Урновым, Леонидом Поляковым и другими, нужно ли идти на выборы, удастся ли новым партиям преодолеть пятипроцентный барьер и изменится ли от этого Госдума

Фото: Максим Блинов/РИА Новости
Фото: Максим Блинов/РИА Новости
+T -
Поделиться:

Алексей Макаркин, политолог, заместитель директора Центра политических технологий:

На выборы ходить нужно. Потому что когда вы сидите на диване, принципиально решив не голосовать, а потом жалуетесь: «Кого это там выбрали!» — это выглядит не очень симпатично.

На этих выборах избирательный барьер снижен с 7 до 5 процентов, поэтому шансы партий на прохождение в Госдуму повысились. Кроме того, российская избирательная практика свидетельствует о том, что не все решено вплоть до последнего дня перед голосованием. Результат выборов будет зависеть от мобилизации в последние две недели, от того, что люди в эти две недели услышат. Вспомните 2011 год:  «Справедливая Россия» и «Яблоко» получили больше голосов, чем прогнозировалось. Хотя за «Яблоко» многие не хотели голосовать только потому, что понимали, что партия не наберет необходимые 7 процентов.

В этом году в выборах участвует очень много партий. Если сравнивать с последними думскими выборами, то сейчас появились партии для самого разного избирателя: для патриотов есть партия «Родина», для либералов есть ПАРНАС, для предпринимателей — «Партия роста». Они могут быть не идеальными для избирателей, но все же какой-то выбор появился.

Марк Урнов, политолог, научный руководитель Департамента политической науки факультета Социальных наук НИУ ВШЭ:

У социологов есть два прогноза, как будут вести себя избиратели: ФОМ заявляет, что россияне готовы участвовать в выборах, а «Левада» говорит о падении интереса к выборам. По моим ощущениям, данные «Левады» точнее, причем нежелание участвовать в выборах объясняется общей апатией, которая захватила в первую очередь крупные города. Если говорить о самих избирателях, то, чем выше образование человека, тем ниже его интерес к выборам.

В регионах, селах и малых городах очень эффективно работает телевидение, что немного мобилизует местное население. Там и административный ресурс сильнее, в том числе потому, что в малых населенных пунктах все друг друга знают: нельзя просто взять и не проголосовать так, как сказало начальство.

Эти выборы, чем бы они ни закончились, абсолютно неинтересны. Как бы ни развивались события, можно уверенно сказать, что большинство в парламенте останется за «Единой Россией»: если не через списочный состав, то через перебежавших на их сторону одномандатников.

Исход предрешен, но все прекрасно понимают, что в сложившейся сегодня политической системе — персоналистском авторитарном режиме — вопрос о том, какой будет Дума, имеет отнюдь не первостепенное значение. Важно, не кто в Думе, а кто в стране президент и кого он включил в свое окружение. Парламентские выборы в этих условиях становятся игрой, в которой заинтересованы, с одной стороны, пиарщики и административные органы, которым поручено обеспечить преимущество партии власти, а с другой — оппозиция. Просто потому, что для нее это возможность напомнить людям о своем существовании; кому-то даже удается выступить по телевидению и получить площадку для высказывания. Иначе бы про оппозицию просто забыли.

Евгений Минченко, политолог, директор Международного института политической экспертизы:

Я всегда хожу на выборы и всем советую, хоть это и личное дело каждого. Я считаю, все просто: нет смысла упираться в явку. Если человек считает, что ему нужно — пусть приходит, если считает, что не нужно — пускай так. Агитацией за участие выборах все-таки не должен заниматься никто, кроме партий и кандидатов. Вопрос о том, что будет дальше — абстрактный и очень далекий от жизни.

Что касается шансов оппозиционных партий, то у ПАРНАСа их нет — это радикальные оппоненты Путина с националистической антисемитской идеологией. У «Яблока» шансы есть, но небольшие: они допустили ошибку — вместо успешных кандидатов, находящихся в федеральном списке в первой десятке, продвигают Явлинского.

Леонид Поляков, заместитель декана факультета прикладной политологии ВШЭ:

Если вы гражданин России, то вы должны по-максимуму реализовывать свои избирательные права. Тем более, когда мы голосуем не только по партийным спискам, но и за одномандатников: так появляется дополнительный стимул. Не говорю уже о том, что одновременно мы выбираем муниципальную и региональную власть. К сожалению, статистика показывает, что чем ниже уровень выборов, тем ниже явка. А должно быть наоборот: когда люди выбирают себе непосредственного начальника, хотелось бы видеть явку 100 процентов.

Это последствия советской традиции, иллюзия того, что все решается наверху, хотя на самом деле все уже давно перевернулось и решается внизу — и именно здесь творятся все безобразия. А все потому, что массовый избиратель считает, что не в состоянии повлиять на выборы непосредственного начальника. Если вы выбираете муниципальный совет или городскую думу с явкой 20 процентов — 4/5 населения в выборах не участвует, то чего потом жаловаться, что на улице яма или фонарь во дворе не горит? Сходи один раз на выборы, и выбери того, кто все это исправит.  Прелесть муниципальных выборов в том, что вы знаете всех кандидатов, поэтому пирамида должна наконец перевернутся, но сознание настолько инерционная вещь, что это случится не сегодня и не завтра.

В этом году шанс на преодоление пятипроцентного барьера есть только у большой фракционной четверки. Если в Госдуму пройдет еще какая-то партия — это будет большой электоральный сюрприз.

В России основные внутриполитические и внешнеполитические цели определяет президент, поэтому каких-то особенных изменений при новом раскладе Госдумы я не вижу. Единственный сценарий, при котором возможны серьезные изменения — крупный провал в избирательной кампании «Единой России», при которой она потеряет большинство голосов. Но вероятность такого сценария составляет 0,1 процента.

Павел Салин, директор центра политических исследований Финансового университета:

На этих парламентских выборах избиратели будут голосовать за Путина и Жириновского, а вот избиратели КПРФ голосуют не столько за Зюганова, сколько за бренд партии. «Справедливая Россия» в свою очередь может повторить историю 2011 года, когда она преодолела пятипроцентный порог только за счет голосов, отданных не за саму партию или ее ярких представителей, а против «Единой России». Именно «Справедливую Россию» я считаю бенефециаром снижения процентного порога, потому что вряд ли она преодолела бы семипроцентный барьер. У других партий попасть в Госдуму шансов нет.

По сравнению с 2011 годом эти выборы пройдут в более жестких условиях: у людей не осталось механизмов делигитимизации итогов выборов, что на прошлых парламентских выборах было еще реально. К тому же избирательная кампания сократилась с трех месяцев до трех недель, а где дефицит времени — там власть всегда выигрывает.