Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Андрей Архангельский   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Алена Владимирская   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Ренат Давлетгильдеев   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Елена Новоселова   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Наталья Плеханова   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Саша Чернякова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Михаил Шевчук   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Карен Газарян

Карен Газарян /

Высокомерие и зазнайство

Фото: Дмитрий Коротаев/Коммерсантъ
Фото: Дмитрий Коротаев/Коммерсантъ
+T -
Поделиться:

Рефлексии на тему выборов закончились очень быстро — и недели не прошло. Внутренняя эмиграция в Фейсбук, ненадолго прерванная официальными цифрами от избирательной комиссии, вскоре возобновилась: фейсбучная Россия с тлеющим упоением ловит слова оппозиционных лидеров о подтасовках на участках и высоких достижениях в отдельных московских и питерских районах. С тем же чувством приятной усталости высказываются о низкой явке: дескать, она — показатель ложного триумфа власти, демонстрирующий, что большинство избирателей потеряло доверие к Кремлю в целом и выборам в частности — вот и сидит дома и ждет, когда мимо проплывет труп врага. Былой задор утратили даже комментаторы и политические аналитики, говорить не о чем. Скажем, если пятнадцать и даже десять лет назад в назначении на пост председателя Яблока человека с фамилией Слабунова политические аналитики узрели бы хитромудрую кремлевскую политтехнологическую комбинацию (вспомните спойлер-кандидата с фамилией Убожко, героя предвыборных роликов, снятых в том же интерьере, что и ролики кандидата от «Отечества» Примакова Е.М.), — то теперь никто даже не шутит на эту тему. Надежда на слабый, но все же демонстративный жест, который протестный электорат сделает 18 сентября в сторону оппозиции, не оправдалась.

Как работать с домоседами, оппозиционные политики не знают. Как перевербовать сторонников ЕР, не знают тем более. Заняты по этой причине исключительно друг другом. Касьянов собрался выгнать из ПАРНАСа Яшина, а Яшин — Касьянова. Явлинский сообщил, что будет баллотироваться в президенты, а потом добавил, что готов снять свою кандидатуру в пользу другого демократического лидера, если тот окажется ловчее самого Явлинского в словесных дебатах. Последнее заявление ярко демонстрирует, что читающая публика вместе с персонажами перенеслась из пространства общественно-политической жизни РФ в пространство поэтики Н.В. Гоголя. «Каждое слово его, — писал Гоголь М.С. Щепкину по поводу Хлестакова, — то есть фраза или речение, есть экспромт совершенно неожиданный и потому должно выражаться отрывисто». Бывший глава Партии любителей пива призвал и Явлинского, и Касьянова подать в отставку. Это, возможно, хорошо, но мало. Во-первых, вместо Явлинского на первый план уже выдвигали Митрохина, и несколько лет кряду он работал официальным лицом партии Яблоко, и электорально это партии ни малейшего профита не дало. Во-вторых, сегодня ждут не столько новых лиц, сколько нового сеттинга, говоря языком сценаристов. Нового времени, новых обстоятельств, новых стартовых условий, которые сложатся постепенно сами собой. А потребность в новых лицах была бы естественна в стране, где сменяемость власти — часть процедуры, но в стране с монархическими традициями и в обществе с монархическим сознанием эта потребность не может быть даже вполне осознанной. Поэтому то, что происходит сегодня внутри и между непарламентских демократических партий, уже не имеет никакого отношения к политическому процессу. А имеет к нему отношение лишь аморфная апатичная масса, отсидевшаяся дома, которую демократические политики постоянно оскорбляют, обвиняя в собственных бедах и неудачах, а партия власти поступает дальновидно и не оскорбляет никогда, хотя и ей есть на что обижаться — на низкую явку.

В советские годы явка была высокой. 12 декабря 1937 года в выборах участвовало 96,8% избирателей, из которых 98,6% проголосовали за блок коммунистов и беспартийных. Инверсию этих цифр можно трактовать как свидетельство своеобразного сталинского юмора, но вплоть до 1991 года цифры явки выглядели примерно одинаково. Но и советские выборы были совершенно другими. Они были частью концепции строительства идеального общества, состоящего из идеальных людей. Депутат был максимально приближен к идеалу, поэтому выборы депутатов ВС СССР были выборами лучших из лучших: не зря кандидатов выдвигали не сами избиратели, а советы трудовых коллективов, принимавшие во внимание их производственные заслуги строителей коммунизма. Даже кандидатуру А.Н. Косыгина выдвигал Второй Московский ордена Трудового Красного знамени часовой завод и Локомотивное депо Лихоборы, а отнюдь не Политбюро ЦК КПСС. Подотчетность отсутствовала. Предполагалось, что после избрания депутат принимается строить коммунизм и одновременно помогает простым смертным устранять мелкие недостатки развивающегося и развитого социализма на местах — починить трубу, отремонтировать разбитое окно в школе и т.д. Следит за порядком. Улучшение жизни конкретных избирателей и граждан было факультативным, главным же было улучшение жизни всей страны — вместе с группой товарищей, в блоке коммунистов и беспартийных. Любопытно, что моральные качества среди критериев отбора шли вторыми после качеств профессиональных. Иногда кандидатуры отклонялись — в основном «за грубость, высокомерие, зазнайство». Выборы были аналогом партсобрания, заседания актива комсомольской ячейки, родительского собрания etc.

Явка на выборы должна была тоже соответствовать идеалу, и потому всегда приближалась к 100%. Любая угроза этому показателю повергало ответственных лиц в ступор. В период развитого социализма отдельные смельчаки и группы граждан просекли фишку и научились обращать этот принцип в свою пользу. Скажем, известны случаи, когда жители многоквартирного дома, сговорившись, отказывались идти голосовать, пока в их доме не будет проведен капитальный ремонт. Власть хваталась за сердце и спешно проводила капремонт, дабы не испортить грядущей благостной картины. Таковы были условия общественного договора в советской стране.

Сегодня такой договор невозможен. Идеал отсутствует, KPI изменились. Необходимое стало достаточным. Легко, конечно, сказать, что Володина отправили руководить Думой потому, что он «завалил участок» — не обеспечил должной явки 18 сентября, но это будет явная натяжка пополам с грубым допущением. Во-первых, даже на выборах с максимальной интригой за последние 15 лет — выборах мэра Москвы 2013 года — явка составила всего 32%. Во-вторых, неоднократно высказывалось авторитетное мнение, что высокая явка в сентябре 2016 года Кремлю была как раз не нужна: ЕР собрала все что могла, а потенциально протестный электорат впал в апатию. Власть вполне умеет довольствоваться минимальным уровнем реальной поддержки, если нет серьезных внешних и внутренних угроз. Имиджевые проблемы и соответствие идеологическим трафаретам ее мало заботит, и в этом смысле никакого back in the USSR нет и в помине.

Но иногда наступает момент, когда симпатии этого апатичного большинства становятся критически важным фактором. Поэтому в ближайшие несколько лет всем нам будет интереснее следить за высказываниями не политологов, а социальных психологов.