Алекс Дубас: Моменты счастья

Подлинные истории о самых счастливых моментах жизни журналист Алекс Дубас собирал не один год. В книгу, которая недавно вышла в издательстве АСТ, вошли девятьсот с лишним «моментов», которыми поделились люди со всей страны, известные и нет. «Сноб» публикует некоторые из них

Фрагмент репродукции картины художника Петра Белова «Одуванчики»/РИА Новости
Фрагмент репродукции картины художника Петра Белова «Одуванчики»/РИА Новости
+T -
Поделиться:

* * *

Я очень хотел мальчика, чтобы у меня родился сын. И я сидел в горах… Если бывали, у нас фуникулер находится в центре города, трамваи ходят туда-сюда. На гору Мтацминда. Я сидел в ресторане там, наверху. И в это время мне позвонили и сказали: «У тебя родился сын». И меня заклинило, от радости я там что-то натворил, по-моему. В финале нас хорошенько побили люди, которые там тоже сидели и пили за другим столом. Но я был абсолютно счастлив. Я пришел домой. Это было летом. На мне были брюки, правая штанина была красной от крови. До сих пор у меня этот шрам на ноге остался после рождения сына. Такое было счастливое избиение.

Вахтанг Кикабидзе

* * * 

Каждое утро нас забирает корпоративный автобус от метро, и мы с коллегами в ожидании стоим чуть поодаль от остановки. Конец ноября, холодно и пасмурно. На светофоре стоят машины, и в одной из них на заднем сиденье в детском кресле сидит малыш и машет своей маленькой ручкой прохожим, которые бегут мимо и не обращают на него внимания. Понимаю, что это не обычный малыш, а «солнечный ребенок», и он такой грустный и печальный, что я не смогла не помахать ему в ответ. Увидев, что его заметили и ответили, он, озаренный, подскочил, стал махать сильно-сильно двумя ручками и заулыбался таким солнцем, что можно было забыть все на свете. Машины тронулись. Он выворачивался из своего креслица и продолжал мне махать уже через заднее стекло... Мы так улыбались и махали друг другу до тех пор, пока машина не скрылась из виду. Сколько это продолжалось — минуту, пять или десять — не знаю, но этого заряда счастья мне хватило на целый день.

Юля

* * *

Меня зовут Аксинья. Сейчас конец сентября. Макао, Китай. Телебашня. Прыжок отсюда считается самым высоким в мире. У меня был тяжелейший год: я пережила развод, потерю двух близнецов, нападение таджиков, провал в бизнесе, перевернутый автомобиль, приняла для себя решение, что приезжаю, и если я смогу побороть свой страх высоты и прыгнуть с самой высокой точки мира, то после этого моя жизнь переменится и все пройдет мгновенно. Двенадцать часов я нахожусь на этой телебашне. Меня поддерживает мой бывший муж. Меня жутко трясет, то смех, то слезы, я периодически вспоминаю все свои тяжелые жизненные ситуации. Для меня это очень важный момент. Я понимаю, что если я не справлюсь, я просто не смогу пройти эту полосу. И я практически последняя в этой очереди. Набираюсь смелости, переживаю все свои ситуации, психологические проблемы и решаюсь. Просто рывок. Продолжалось секунды, но мне казалось, что это целая вечность. Голоса просто не было кричать. Когда мне впоследствии показывали этот прыжок, передо мной вся жизнь прошла.

Когда я спустилась вниз на батут, меня встречали просто безумно приветливые люди, я поднялась, я поняла, что с этого момента моя жизнь полностью изменится. И так и произошло. Я справилась со своим страхом. И я была безумно счастлива. Я до сих пор это вспоминаю. Я очень благодарна тем людям, которые в этот момент меня поддерживали.

* * *

30 мая 1982 года. Бегом поднимаюсь на третий этаж, открываю дверь квартиры, вытаскиваю из школьного портфеля свой дневник, поднимаю его вверх над головой и с упоением разрываю. Больше не нужен. Страницы кружатся по комнате. Прощай, пятый класс, полный слез, непонимания, драк, обид на одноклассников, на весь свет, на первую бывшую любовь, на непростые разговоры с родителями. Все позади. Это каникулы, я дождался. Это три месяца свободы впереди!

* * *

Мы с сестрой в июне 1990 года. И у нас есть четыре дня до выпускного. А еще есть друзья, которые точно так же сдали экзамены в Ижевске, и они нас зовут приехать к ним из Москвы. И мы подходим к родителям, просимся в Ижевск. И они нам шутя говорят: «Идите на улицу, если найдете деньги, купите билеты и поедете». И мы, грустные и понурые, выходим на улицу, садимся на скамейку, болтаем ногами грустно.

И вдруг видим — у лавочки лежит двадцать пять рублей. Вы представляете — в то время двадцать пять рублей! И мы, счастливые и довольные, приходим домой, покупаем билеты, едем в Ижевск буквально на два дня, счастливые, возвращаемся обратно. И это было тако-о-о-о-ое счастье!

Юля, 40 лет

* * * 

Меня зовут Анна. Сейчас 5 октября 2014 года. В моей жизни не так давно произошла большая трагедия. У меня сильно заболела мама. И некоторое время она не узнавала меня, не говорила, была в изоляции. И сегодня она сказала в первый раз, как ее зовут и как меня зовут. Это то, что дает сил жить дальше. И ты понимаешь, что у тебя есть второй шанс, и это счастье.

* * *

31 октября 1995 года. Очень странный сон. Я вместе с Терминатором. Длинный белый коридор из белого кафеля. На нас падают розы, он наступает на них, достает огромный-огромный автомат. И в это время начинает плакать ребенок. Я начинаю задумываться: что это, где я? Я не могу понять — откуда здесь ребенок? И начинаю догадываться, что я под наркозом в роддоме. Только что я родила дочь. Такое счастье.

Елена

* * * 

2005 год. Я сижу в камере, так получилось, судьба завела за решетку. И понимаю, что пробыть мне там придется очень долго. Так сложились обстоятельства. За шесть с половиной лет, сколько я там пробыл, очень многого я достиг для себя: бросил курить, занялся спортом, начал рисовать, занимался резьбой по дереву, работал в кузнице, художественной ковкой. Я поступил в коллектив художественной самодеятельности, мы ездили и выступали в течение двух с половиной лет с гастролями в Мордовии. Я срывал такие аплодисменты! Я пел... Прошло шесть с половиной лет. Меня освобождают условно-досрочно, на полтора года раньше. За мной приехал мой друг, моя мама, и мы поехали домой, километров сто пятьдесят. Когда мы возвращались домой, казалось, я должен был быть наполнен таким счастьем, ведь все, что я делал там, было направлено на то, чтобы уйти как можно раньше. Я заслужил это...

Но когда я вернулся домой, я не испытал счастья. Более того, я был очень напуган, трудно было свыкнуться со свободой. Говорят, после пяти лет происходят какие-то изменения в мозгу. И спустя несколько месяцев я уехал работать в Москву, потому что в деревне было очень тяжело.

Проведя на свободе уже два с половиной года, я понимаю, что вот я сейчас возвращаюсь обратно домой из Москвы. И только сейчас я испытываю счастье от осознания того, что мне есть куда вернуться, что меня дома ждут. Только сейчас я возвращаюсь домой.

* * *

Июль 2013 года. Я в родном городе. На улицах праздник, все поливают друг друга водой, а мне не до радости: через два часа панихида по близкому человеку. Я иду по главной улице, и по моим щекам катятся слезы. Я смотрю на мальчишек через улицу и не могу понять, почему они живут и радуются, а мой Геворик — нет. И тут я слышу быстрые шаги за спиной, и на мою голову обрушивается ведро холодной воды. От неожиданности я догоняю парня и толкаю его в бассейн с мозаикой из знаков гороскопа. Я стою посреди площади, мокрая до трусов, слезы смываются водой, и я понимаю, что в этот короткий миг счастлива. Здесь и сейчас.

Мария

* * * 

«Приключения невидимых червячков в России, или Гоголь-моголь» — так называется мое счастье. Это был перфоманс, где мы сбрасывали на сцену шесть тысяч яиц, четыре тонны мусора, и семьдесят актеров в арт-объектах разного калибра выходили на сцену и скидывали на сцену свою одежду в зрителя. То, что я хотел вложить в этот спектакль, оно разрешилось совершенно неожиданным для меня образом и превратилось в такой импровизационный хаос, который я никогда не мог предположить. И эта неожиданность, эта случайность, которая произошла во время «Гоголя-моголя», — она меня сразила. И вот это чудо вдруг открывшегося неизвестного тебе прежде, конечно же, является для меня как художника наивысшим пунктом счастья.

Андрей Бартенев, дизайнер