Анна Карпова /

Критическая масса. Как победить правительство, закрыть завод и разрешить аборты

Польские власти пошли навстречу протестующим женщинам и отказались от идеи полного запрета абортов в стране. Со времен «соляного похода» Ганди и марша за рабочие места и свободу Лютера Кинга не так много акций протеста прошли мирно, еще меньше — закончились успехом и победой демонстрантов. Иногда, чтобы добиться изменений, достаточно просто выйти на улицу со своими единомышленниками. «Сноб» рассказывает, кому это удавалось в последние годы

Фото: Zuma\ИТАР-ТАСС
Фото: Zuma\ИТАР-ТАСС
+T -
Поделиться:

«Наше тело — наше дело». Польша и право на аборт

Аборты в Польше частично запрещены: оперировать можно только если беременность угрожает здоровью или если она случилась в результате изнасилования. При этом число нелегальных абортов, по разным данным, составляет от 10 до 150 тысяч в год.

В сентябре польский парламент рассмотрел несколько законопроектов о прерывании беременности. Организация «Спасем женщин» настаивала на праве на аборт без ограничений на сроке до двенадцати недель. Организация «Стоп абортам» предложила запретить аборты полностью, а женщин сажать на 5 лет.  Парламент отклонил первый проект, что вызвало массовые протесты и всеобщую забастовку женщин.

Акция прошла под названием «Черный понедельник»: воспользовавшись правом на отгул, женщины не пошли на работу и, облачившись в черную одежду, собрались на главных площадях польских городов. В Варшаве на акцию протеста вышли около 30 тысяч человек.

Польское правительство отреагировало буквально через несколько дней: министр науки и высшего образования Ярослав Говин заявил, что «полного запрета на аборты не будет», затем нижняя палата парламента проголосовала против предложенного «Стоп абортам» законопроекта 

«Симми, уходи». Исландия и «офшорный скандал»

В апреле Международный консорциум журналистских расследований (ICIJ) опубликовал масштабное расследование о причастности высокопоставленных политиков, спортсменов и деятелей культуры со всего мира к коррупции и офшорным сделкам. В этом документе был упомянут и премьер-министр Исландии Сигмюндюр Гюннлейгссон, который, как утверждается, в 2007 году приобрел фирму Wintris на Британских Виргинских островах — помимо того, что она не была задекларирована, именно она позднее стала одним из кредиторов обанкротившихся исландских банков.

Уже на следующий день у здания парламента Рейкьявика собрались 20 тысяч демонстрантов (население города составляет около 120 тысяч человек), требующих отставки Гюннлгейссона. Еще через день премьер-министр покинул свой пост.

«Коррупция убивает. Мы убьем коррупцию». Румыния и ответственность за пожар в ночном клубе

Год назад в бухарестском клубе Сolectiv прошел концерт рок-группы Goodbye to Gravity: под композицию «День, в который мы умрем» по сценарию было задумано пиротехническое шоу. Во время этого шоу начался пожар: из 400 посетителей серьезно пострадали 200 человек, 32 — погибли. Трагедия в ночном клубе стала поводом для политических протестов — демонстранты решили, что за пожар в ответе коррумпированная власть.

Манифестанты потребовали не только посадить пожарных инспекторов, но и «очистить» политический класс страны. Массовые протесты продолжались две недели, в Бухаресте на акцию вышли 30 тысяч человек. На следующий день премьер-министр Румынии Виктор Понта подал в отставку.

 

«Свободный интернет, свободная Венгрия». Венгрия и налог на сетевой трафик

В 2014 году власти Венгрии решили ввести налог на интернет-трафик: 50 евроцентов за гигабайт. Министерство экономики подсчитало, что таким образом бюджет страны будет пополняться не менее чем на 65 миллионов евро в год. Налог касался интернет-провайдеров, которые в свою очередь неизбежно повысили бы цены. На улицы   Будапешта вышло 30 тысяч демонстрантов: они требовали  остановить рассмотрение законопроекта. Премьер-министр Виктор Орбан отреагировал оперативно: «Если людям что-то не нравится и они считают это необоснованным, то этого не следует делать... Налог на интернет-трафик принимать нельзя».

«Нам нужен чистый город». Китай и химический завод

После тропического шторма на северо-востоке Китая в 2011 году недалеко от города Далянь размыло дамбу химического завода. Там делали ксилол — крайне токсичное вещество, используемое в текстильной промышленности. Городские власти убеждали, что никакой опасности нет, однако  часть людей все же эвакуировали — это заставило жителей города усомниться в честности официальных заявлений. Возле городской администрации собрались 12 тысяч человек. Через несколько часов после акции протеста власти закрыли вредное производство.  

«Игра закончена». Тунис и самосожжение

В 2010 году 27-летний тунисец, торговец овощами Мохаммед Буазизи вышел на площадь города Сиди-Бузид, облил себя бензином и поджег — в знак протеста против нищеты и произвола полиции. Он скончался от ожогов через несколько недель. Демонстрации в поддержку  Буазизи начались сначала в его родном городе, но быстро добрались и до столицы Туниса — население страны требовало смены власти. В течение двух недель президент отправил в отставку главу МВД, кабинет министров и других высокопоставленных чиновников, а затем и сам покинул свой пост. С акции Буазизи началась тунисская «жасминовая революция», давшая, в свою очередь, начало арабской весне.