Анатолий Сычев /

Хуан Сантос: кто он и за что получил Нобелевскую премию мира

Сегодня Нобелевскую премию мира получил президент Колумбии Хуан Мануэль Сантос за подписание мирного договора с партизанской группировкой FARC. «Сноб» рассказывает, кто такой Хуан Сантос, а главный редактор журнала «Латинская Америка» Российской академии наук Владимир Травкин объясняет, какие последствия для Колумбии и мира будут у этого соглашения

Хуан Мануэль Сантос. Фото: REUTERS/Jose Miguel Gomez
Хуан Мануэль Сантос. Фото: REUTERS/Jose Miguel Gomez
+T -
Поделиться:

Политическая карьера Хуана Мануэля Сантоса Кальдерона началась в 1991 году: после работы на посту директора колумбийской кофейной делегации в Международной организации кофе он стал министром внешней торговли Колумбии, через год перешел на должность президента VII Конференции ООН по торговле и развитию, в 1999 году стал президентом Экономической комиссии ООН по странам Латинской Америки и Карибского бассейна, а в 2006 году был назначен министром обороны. В 2010 году Хуан Сантос был избран на первый президентский срок, в 2014-м — на второй. В конце сентября этого года он подписал исторический мирный договор с Родриго Лондоньо, нынешним лидером повстанцев FARC, — именно за это президент Колумбии получил Нобелевскую премию мира. Проект демилитаризованной зоны и мирные переговоры с FARC Сантос вел с 1994 года, когда он возглавил фонд Good Government Foundation.

В 1964 году Педро Марин, лидер прокоммунистических партизан, взял псевдоним Мануэль Маруланда и организовал радикальную военизированную группировку — FARC (Революционные вооруженные силы Колумбии, Армия народа), которая начала противостояние с легитимным правительством за построение коммунистической Колумбии. К 1990 году группировка захватила половину территории страны. За годы гражданской войны погибли около 220 тысяч человек, примерно 45 тысяч пропали без вести, более 5 миллионов человек стали беженцами.

За годы переговоров между правительством и революционными силами Колумбии по ряду вопросов удалось достичь соглашения. В соответствии с условиями договора, FARC откажется от вооруженной борьбы и присоединится к правовому политическому процессу. Будет создан трибунал из колумбийских и иностранных судей, на котором рассмотрят преступления, совершенные во время конфликта. Ответственность распространится на всех участников войны.

Владимир Травкин, главный редактор журнала «Латинская Америка»:

Я считаю, что Сантос получил премию заслуженно. Он потратил много сил, чтобы соглашение было достигнуто после стольких лет войны и после того, как он сам, будучи министром обороны, пытался вооруженным путем решить эту проблему. Потом были четыре года переговоров в Гаване при посредничестве кубинского руководства.

Вспомним другой случай, когда Нобелевскую премию мира получили за прекращение арабо-израильского конфликта лидеры обеих враждующих стран. Здесь наградили только Сантоса, хотя я бы оценил заслуги и той, и другой противоборствующей стороны. Арабо-израильский конфликт был прекращен не до конца — только его острая фаза. До сих пор продолжается борьба, которая в значительной степени перешла в политическую сферу. Здесь примерно такая же ситуация, с поправкой на то, что это не конфликт между двумя народами, а конфликт внутри страны, и он объясняется социальными проблемами, в частности социальным неравенством. Партизаны потому и взялись за оружие ― они не могли политическими способами решить свои проблемы. И вот через 50 лет они пришли к выводу, что надо договариваться, потому что было убито очень много людей, а победители не определились.

Многие в Колумбии против соглашения с партизанами. Большая часть населения, которая пришла на референдум по прекращению конфликта, проголосовала против соглашений с FARC. С одной стороны, правые силы считают, что партизанам дают слишком много политических прав, допуская их в парламент, с другой стороны, есть большая часть партизан, которая не входит в FARC, — они считают, что прав им дают слишком мало. Большую роль в этом сыграл бывший президент Колумбии Велес Урибе, который считает, что соглашение с партизанами заключено на неправильных условиях. Все это говорит о том, что мы будем много раз вспоминать арабо-израильский конфликт. Остается надеяться, что кровь не будет литься так, как лилась на протяжении 50 лет.

Подписанное мирное соглашение — это психологический вызов для колумбийцев. Сейчас ведь воюют внуки тех, кто начал войну, сейчас начинают умирать те, кто родился, когда война уже шла. Те, кто воюет как с одной, так и с другой стороны, привыкли держать в руках автомат — для них это был единственный способ разрешения конфликта на протяжении многих лет. Так что привыкание к мирной жизни — это то, что будет сильно тормозить процесс.