/ Франкфурт

Преследование 2.0

Что такое сталкинг и как можно спастись от виртуального преследования

Иллюстрация: Leemage/Fotolink
Иллюстрация: Leemage/Fotolink
+T -
Поделиться:

Во Франкфурте в эти дни судят безработного турка, на протяжении 15 лет преследовавшего женщину, которая, по его мнению, «предназначена ему судьбой». Он — столяр, она — менеджер по продажам. Они познакомились во Франкфурте в 1994 году. С того времени он стал засыпать ее признаниями в любви, ждать у дома, звонить по телефону, посылать SMS и электронные письма. В 2003 году столяра определили в психиатрическую клинику на принудительное лечение, но позднее по решению верховного суда страны отпустили. Запрет на контакт, предписанный судом, турок игнорировал. Женщине не помог и переезд в США. С помощью Интернета он отравил ей жизнь и по другую сторону Атлантики.

Преступнику грозит до трех лет тюрьмы. В принципе, дело довольно рядовое. В Европе в последние годы за сталкинг (таково распространенное название бытового психотеррора) наказывают довольно часто. Но этот случай интересен тем, что он относится к новому виду домогательств, которое криминалисты определяют как кибернасилие. Превратить жизнь ближнего в ад во времена web 2.0 на удивление просто.

Комментируя это дело, прокуратура Франкфурта-на-Майне отмечает, что 40% всех домогательств являются киберсталкингом. 86% его жертв — это женщины. Подтверждают эту цифру и психологи из университета Лестера в Великобритании: по их данным, 47% жертв преследования жалуются на виртуальные оскорбления.

«Киберсталкинг — это абсолютно новый уровень психотеррора, который может быть страшнее прежних методов преследования, — заявил недавно Ханс-Георг Фосс, профессор психологии из университета Дармштадта. — Письма, звонки, SMS или личные встречи психологически сдерживают. Анонимность в Интернете позволяет забыть о приличиях».

Звонок агрессивного анонима остается частным делом, ложь в Сети, благодаря Google, навсегда делается всеобщим достоянием. В США Питер Кук, бывший муж бывшей манекенщицы Кристи Бринкли, распустил слух о попытке самоубийства ее дочери Алексы. Та якобы страдала из-за матери-«кукушки». На удочку попалась даже газета New York Post. Позднее было дано несколько опровержений, но клевета продолжает курсировать в Интернете.

Ученые из немецкого города Мангейм выяснили, что в 70% случаев виртуальные преследователи атакуют своих жертв по нескольку раз в день (в конце концов, чтобы несколько раз послать оскорбительное письмо, нужно всего лишь несколько раз нажать на кнопку). Две трети злоумышленников распространяют лживые слухи среди друзей своих жертв. 70% находят своих жертв среди знакомых, 17% терроризируют коллег, 15% — работодателей, 5% — клиентов.

По словам Харальда Дрессинга, психиатра из Института душевного здоровья университета Мангейма, виртуальное преследование способно нанести вполне реальные психические травмы: например, жертвы сталкинга перестают доверять друзьям и близким, они опасаются утечки какой-либо информации о себе.

В позапрошлом году анонимы загнали в петлю китайскую актрису Хой Чин Сил. С помощью электронных писем и объявлений на интернет-форумах неизвестные обвиняли ее в жадности, ставили ей в вину и самоубийство одного из друзей. Незадолго до гибели женщина пожаловалась близким, что никто не встает на ее защиту, что ее все ненавидят.

Недавно в ЖЖ-сообществе man_woman обсуждали, как мужчине следить за женщиной с мобильного телефона. Рекомендации хоть и шутливые, но профессиональные вполне: «активировать функцию "родитель — ребенок"», «закачать программу "диктофон"» — диву даешься, сколько есть способов шпионить за ближним.

Вообще, кибернасильники бывают чрезвычайно изобретательны. В прокуратуре Гамбурга сейчас рассматривается случай некой студентки, которая, желая отомстить бывшему возлюбленному, создала в студенческой социальной сети фиктивный профайл — якобы новой подруги своего экс-бойфренда, а затем от ее имени стала рассказывать о своем бывшем злобные сказки. В Голландии одна женщина была вынуждена слушать по телефону поддельную аудиоинсценировку убийства ее сына. Другая была тайком сфотографирована в спальне — эти фотографии получили ее коллеги по работе. А в Бонне 48-летняя женщина чуть не довела до могилы бывшего любовника. Она бомбардировала 70-летнего мужчину SMS и мейлами, а однажды разослала его соседям анонимки, называя бывшего любовника педофилом. Суд приговорил женщину к 19 000 евро штрафа. Встречи с бывшим любовником ей запрещены.

Кстати, психиатры сомневаются в эффективности такого рода запретов. Голландский врач А. П. де Бер в интервью газете De Volkskrant заявил, что запрет на встречи лишь провоцирует агрессию — психотеррор из хобби может превратиться в одержимость.

В Берлине виртуальных мстителей пробуют перевоспитывать: там в прошлом году открылся первый консультационный пункт. Сюда приходят сами или по настоянию полиции. Германское министерство юстиции с восторгом отозвалось на это начинание, но насколько оно эффективно, пока неясно. Психологи отмечают, что сталкинг затрагивает абсолютно всех: и благообразных отцов семейства, и безработных, и богатых, и бедных.

В Нидерландах жертвы сталкинга помогают себе сами. Там создан союз Stichting Anti Stalking (SAS). Он представляет интересы 400 человек. Руководитель этого объединения на условиях анонимности (его преследует бывшая жена) рассказал, что от психотеррора страдает до 20 тысяч голландцев. 

Общества, подобные этому, — возможность обменяться негативным опытом, найти способ обуздать преследователя: изуверство сталкинга состоит в том, что доказательства, которые могут заинтересовать прокуратуру, собрать довольно трудно. На анонима, который пишет оскорбительные мейлы, жаловаться бесполезно.

«Оскорбления чрезвычайно распространены в Интернете», — в интервью проекту «Сноб» рассказал Харальд Дрессинг. Ученый считает, что не существует сколько-нибудь ясных оценок вреда, который наносят сталкеры, нет и эффективных терапий для людей, склонных к преследованию.

Обуздать кибернасильника сложно, но можно. Вот несколько советов, которые дает немецкий психолог:

Игнорировать. Даже «нет» он понимает как «да». Избегать любых контактов.

Жаловаться владельцам сайта.

Документировать все попытки сталкинга: письма, фотографии, сообщения в чатах.

Рассказывать о сталкинге друзьям, знакомым и коллегам. Это мешает распространять лживые слухи.

Подавать в суд.

Можно нанять интернет-детективов, которые специализируются на поиске в Сети компрометирующих сведений и добиваются их ликвидации. Например, американская фирма Reputation Defender возьмет за такую услугу около 170 долларов.

Интернет предлагает нам невиданные доселе возможности. Каждый может донести свое мнение до миллионов. Не только киберпреследователь, но и его жертва.

Теги: как жить
Комментировать Всего 9 комментариев

Константин, мне кажется статья содержит некоторое противоречие. Сначала Вы приводите цифры пострадавших, говорите о масштабах проблемы, а затем цитируете Дрессинга, что не существует сколько-нибудь ясных оценок вреда, который наносят сталкеры.

.

Да и вообще, проблема кажется мне надуманной. От нежелательных e-mail-ов можно легко защититься (в конце концов, те, кто преследует скорее всего не является хакерами), от оскорбительных сообщений на форумах или фотографий - еще проще (есть доказательства для суда). SMS может быть анонимным? Сомневаюсь. Чаты? предполагают участие двух сторон.

Дмитрий, я привожу мнение, что проблема нова и не совсем изучена. Собственно, в том и посыл цитаты Дрессинга - проблему нужно изучать, выяснять как противостоять кибернасилию.

Проблема была бы надуманной, если бы из-за виртуального сталкинга люди не лезли в петлю.

На мой взгляд, ученые зря подразумевают под кибернасилием и тот же мобильный шпионаж и смс-спам. Такие контакты трудно сделать анонимными, между тем именно в безымянности угрозы и главный ужас кибернасилия.  Преступнику легко спрятаться.

Кстати, материалов о сталкинге в России я найти не смог. Даже статья в Википедии, посвященная этому феномену, до крайности лаконична. Между тем, я уверен, что в России эта проблема существует - для многих собственная свобода не заканчивается там, где начинается чужая.

Я еще позанудствую немного

А Вы уверены, что Хой Чин Сил полезла в петлю из-за какашек на форумах, а не из-за того, что "никто не встает на ее защиту и что ее все ненавидят"? Человека затравили и web здесь не причем. Уровень срача на интернет просторах весьма велик, но эпидемий самоубийств не наблюдается.

.

Далее, Вы говорите " в безымянности угрозы и главный ужас кибернасилия". Но насколько я понял из Вашей статьи, КАК ПРАВИЛО, преследуемые знают, кто их преследует - нежелательные поклонники, бывшые любовники(цы). Что здесь безымянного? Да и в чем же заключается ужас? Обычное бумажное письмо положенное под дверь, или телефонный звонок ночью - с угрозами моему ребенку испугает гораздо больше, чем аналогичный e-mail, который легче отследить.

.

Вы всерьез думаете, что обычный человек не обладающий никакими познаниями в сетевой безопастности, может сделать своё кибер-преследование анонимным?

Вы очень правильно "занудствуете" - это помогает прояснить проблему.

До суда доводят те случаи, в которых преступник ясен. О них же повествует криминальная хроника. Мне кажется, логично считать это верхушкой айсберга.

Для меня очевидно, что отравить жизнь ближнему с помощью Интернета куда проще - заплевать его почтовый ящик, выставить интимное фото на публичном форуме, прислать его коллегам какую-нибудь дрянь. Все это можно сделать, не вставая со стула. А вычислить сталкера можно далеко не всегда. А если и вычислишь, то можно ли его утихомирить?

Т.н. "срач" - может, для кого-то и нормальный способ коммуникации, но это вряд ли большинство.

Давайте по пунктам:

1) "заплевать почтовый ящик". Если Вы не профессионал - можно легко обнаружить откуда посланы e-mails. В любом случае, защититься от такой атаки очень легко.

2) "выставить интимное фото на публичном форуме". Админы форума выдадут IP по запросу правоохранительных органов раньше, чем преследователь сможет насладиться "победой"

.

Я Вам расскажу историю, недавно произошедшую в Израиле. Две компании участвовали в тендере на предоставление финансовых услуг. Одна - проиграла. Руководитель проигравшей компании пошел в полицию - как оказалось, на сайте популярной у нас финансовой газеты, под статьями постились комментарии (от разных лиц), выставляющие в негативном свете руководителя проигравшей компании. Выяснилось, что большинство комментариев сделано с одного IP, находящегося в сети победившей компании (провайдер естественно открыл все логи по запросу). Результаты тендера аннулировали, на виновного подали в суд. 

.

Вообщем, я хочу сказать, что анонимность в сети - миф (для большинства людей).

Абсолютно согласен что  анонимности в интернете сейчас практически нет - более чем в 90% случаев отслеживается на раз. Так что проблема  виртуального преследования больше надуманная. Жертве или надо сразу в суд  или к  психиатору 

Интересно, а по законам какой страны судить киберсталкера, если порочащую честь информацию он разместил, например, на иностранном сайте? А если эта информация многократно растиражирована и попробуй-ка найти, кто был источником?

Проблема преследования - и в том числе виртуального - едва ли надуманная. В Голландии, например, 20% убийств, совершенных одним из супругов (партнеров, бывших или настоящих), связаны со сталкингом. О России данных, кажется, нет - к бытовому психотеррору относятся без особой серьезности.

Понятно что нужно разбираться в каждом конкретном случае. Но в первую очередь это проблема психлогическая, как мне кажется. Если жертва может просто послать всех подальше то и стимула не будет у сталкера продолжать.

Ilya Kudryavtsev Комментарий удален

Хочу поддержать Константина. Анонимности может и нет - но это для продвинутых пользователей. Но не все ведь такие. Многие - понятия не имеют, как отследить - откуда письмо, с какого сервера и вообще...

Даже смс - далеко не во всех телефонах и не у всех сотовых операторов есть функция блокировки нежелательного номера. Я узнавала.

И если меня вдруг начнут атаковать недоброжелательными смс - я не могу сделать ничего, чтобы их не получать. Все, что возможно - стирать, не прочитывая.