Алексей Макаркин: Россия и Украина ждут, кто раньше рухнет

Политолог Алексей Макаркин и военный обозреватель Александр Гольц рассказали «Снобу», приведет ли убийство командира ополченцев Моторолы к войне и почему это может быть выгодно для России

Фото: Андрей Стенин/РИА Новости
Фото: Андрей Стенин/РИА Новости
+T -
Поделиться:

Алексей Макаркин, политолог, Заместитель директора «Центра политических технологий»:

Кто убил Моторолу? Возможно, украинцы: для них он был одним из главных объектов ненависти, его обвиняли в военных преступлениях, в расстреле военнопленных. Он был символом. Захарченко тоже не любят, но никого так не ненавидели, как Моторолу.

Но есть аргументы и в пользу другой версии: это был внутренний конфликт. К дому Моторолы просто так подойти было невозможно, а тем более проводить там долгое время, выполнять манипуляции с минированием лифта. Убийство Моторолы хорошо встраивается в ряд других убийств: Мозгового, Дремова, Беднова, сюда же можно добавить загадочное самоубийство экс-премьер-министра ЛНР Геннадия Цыпкалова, которого задержали за попытку государственного переворота.

Будет ли обострение военных действий? Маловероятно. Цена велика для каждой из сторон. Для России любые военные действия ДНР и ЛНР — это новые санкции, которые могут нанести удар по и без того не слишком стабильной экономике. Для Украины — это конфликт с Западом, а Украина не хотела бы оказаться в ситуации, когда на нее раздражены и Россия и Запад. Кроме того, у Украины есть угроза военного поражения, как это было под Иловайском.

Обе стороны ждут, пока противник рухнет сам. Как именно это произойдет — вряд ли кто-то понимает. Скорее всего, Россия ждет новый майдан на Украине, который в 2015 году не случился, но надежда все равно остается. А Украина рассчитывает, что положение российской экономики не позволит поддерживать республики. И тогда Украина сможет использовать хорватский вариант 1995 года, когда Хорватия вооруженным путем ликвидировала самопровозглашенную республику Сербская Краина.

Активные боевые действия не идут уже полтора года, боевой дух с обеих сторон снижается. Требуется что-то экстраординарное, чтобы вернуться к состоянию войны. Я не считаю, что слова Александра Захарченко об объявлении войны — реальный призыв к мобилизации. Захарченко просто не может принимать такие решения самостоятельно.

Александр Гольц, военный обозреватель:

После убийства Моторолы может начаться «террористическая» война. именно этим угрожал Захарченко: «уничтожением врагов на территории Украины». Это окончательно разобьет все надежды на возвращение к минскому формату. Но есть ощущение, что ни у Украины, ни у Новороссии еще недостаточно сил для каких-либо широкомасштабных военных действий. Сейчас есть ресурсы лишь на спорадические столкновения, которые широко освещаются в печати: «остановлена попытка прорыва» и так далее.

Но это просто мелкие стычки, которые — до убийства Моторолы — имели целью оказать давление на переговорную позицию оппонента и выставить его в неприглядном виде перед спонсорами переговорных процессов. Теперь же стратегия мелких стычек может быть заменена на системные террористические акты, а это будут уже не манипуляции, а совершенно скверный сценарий.

У третьих сил — России, ЕС и США — еще есть рычаги влияния. Но если исходить из вчерашнего выступления Путина, становится понятно: Россия оптимизмом в отношении этих переговоров не горит. А резкое обострение российско-западных отношений и вовсе может стать поводом для очередной игры с переключением внимания: как Россия уже однажды перевела его с Украины в Сирию, так ничего не мешает ей сегодня перевести его из Сирии обратно на Донбасс. А тогда обострение ситуации на юго-востоке Украины России на руку, и как бы она этому еще не поспособствовала.