Алексей Шишкин /

Выборы в США. 20 лет разговоров

Несмотря на скандалы, связанные с хватанием женщин за разные места, Дональд Трамп  станет президентом США. Ему придется решать привычные вопросы: терроризм, доступная медицина, мигранты — и что, наконец, делать с Россией. Последние 20 лет в Америке обсуждают одно и то же. «Сноб» собрал и проанализировал дебаты кандидатов в президенты с 1996 года до наших дней — от Билла Клинтона до Хиллари Клинтон включительно

+T -
Поделиться:
Фото: REUTERS
Фото: REUTERS

Внешняя политика

1996. Ровно двадцать лет назад Билл Клинтон, подчеркивая успехи проводимой им политики, сказал, что мир никогда не будет идеальным, но за время его президентства он стал немного лучше. В ходе второго срока Клинтона американские военные достаточно часто проводили ограниченные операции — например, после взрывов в американских посольствах в Танзании и в Кении. Запомнились также американские бомбардировки Югославии. Клинтон решал проблемы в Боснии, Гаити, Ираке, Северной Ирландии, Северной Корее, Сомали и на Кубе. И по каждому случаю соперник Клинтона, республиканец Боб Доул, обвинил Клинтона в неэффективности.

Билл Клинтон: Мы справились с последствиями холодной войны, поддержав существенное сокращение ядерного вооружения в России. Российские войска вышли из Прибалтики. Центральноевропейские и восточноевропейские демократии интегрировались в новое партнерство с НАТО. И, можно добавить, с демократической Россией. Сегодня на американских детей не направлены ядерные ракеты, при нашей администрации это случилось впервые с начала ядерной эры.

Боб Доул: Нам надо понять: когда затрагиваются наши интересы, а когда интересы ООН. По многим вопросам, о которых говорил президент, он обращался к ООН. Он использовал больше войск по всему миру, чем какой-либо президент когда-либо в истории.

2000. Сегодня это может показаться странным, но на дебатах-2000 Джордж Буш критиковал администрацию демократов за излишне активное использование военной силы при решении внешнеполитических проблем. Перед дебатами внешняя политика считалась выигрышной темой для Гора, с помощью которой он сможет продемонстрировать недостаточную компетентность оппонента, но, по мнению большинства наблюдателей, он выступил блекло и невыразительно, слишком часто пускаясь в пространные рассуждения с большим количеством деталей. Теракты 11 сентября существенно изменили взгляды Буша на военные операции за границей, в 2001 году началась война в Афганистане, а в 2003 — в Ираке.

Джордж Буш: Меня беспокоит, что мы слишком много используем военную силу по всему миру. Я выступаю за рассудительное применение военной силы. Вы упомянули Гаити. Я бы не отправлял войска в Гаити. Это была миссия по построению нации. И она не была слишком успешна. Она стоила нам миллиардов и миллиардов долларов, и я не уверен, что ситуация с демократией в Гаити стала лучше.

Эл Гор: Нравится вам это или нет, но США сейчас является естественным лидером мира. Все другие страны смотрят на нас. Мы не можем участвовать во всем, да и не должны, но это вовсе не значит, что мы должны сторониться любой подобной активности.

2004. К дебатам с Керри от миролюбивого имиджа Буша не осталось и следа, с угрозами действующий президент планировал расправляться до того, как они окончательно материализуются. Керри подчеркивал, что гораздо эффективнее вел бы операцию в Ираке, и осторожно намекал, что оттуда когда-нибудь надо будет выходить. Быть миролюбивым в тот момент было невыгодно; выходить из Ирака, по словам Керри, надо было из-за того, что на него распыляются средства, которые можно было бы истратить на борьбу с Аль-Каидой в Афганистане. Победивший Буш продолжил операции в Ираке и в Афганистане, за время его второго срока отношение американских избирателей к военным кампаниям за границей стало гораздо более негативным.

Джон Керри: Президент передислоцирует войска, теперь в Ираке в 10 раз больше войск, чем в Афганистане, где прячется Усама бен Ладен. Значит ли это, что Саддам Хуссейн был в 10 раз важнее, чем Усама бен Ладен?

Джордж Буш: Не понимаю, как вы можете вести страну к успеху в Ираке, если вы говорите про неправильную войну, неправильное время и неправильное место. Какое послание направляется нашим союзникам? Какое послание направляется иракцам?

Усталость общества от военных операций позволила демократам занять более жесткую позицию по выводу войск из Ирака. План Обамы предусматривал, что к 2010 году в Ираке останется лишь ограниченный контингент войск, помогающий иракским правоохранительным органам поддерживать порядок. Маккейн считал, что выводить войска можно будет только при достижении поставленных целей и намекал на отсутствие у оппонента достаточного опыта, чтобы справиться с внешнеполитическими вызовами. Вместе с тем назвать позицию Обамы миролюбивой можно только на фоне позиции его оппонента: освободив ресурсы в Ираке, он предлагал сосредоточиться на борьбе с Талибаном в Афганистане и Пакистане. Вывод основных войск из Ирака завершился в 2011 году, в этом же году в ходе «арабской весны» началась гражданская война в Сирии.

Барак Обама: Важно понимать: то, как нас воспринимают в мире, играет огромную роль для нашей способности добиться сотрудничества и извести терроризм под корень. И одна из целей, достичь которых я планирую на посту президента, заключается в восстановлении положения Америки в мире. Нас меньше уважают, чем это было восемь, и даже четыре года назад.

Джон Маккейн: Этот вопрос может решить только человек, имеющий знания и опыт, имеющий проницательность, чтобы заметить не только те ситуации, когда наша национальная безопасность находится под угрозой, но и те, где Соединенные Штаты Америки могут предотвратить геноцид, распространение терроризма, сделать то, что США делали. Не всегда хорошо, но мы делали это, потому что мы — нация добра.

К дебатам с Ромни Обама подошел в статусе лидера, закончившего одну войну и близкого к завершению второй. Хотя внешней политике были посвящены отдельные дебаты, дискуссии практически не получилось. Кандидат от республиканцев поддержал большинство действий Обамы, лишь подчеркивая, что он делал бы то же самое более активно, и постоянно пытался перейти к обсуждению экономических тем, в которых он чувствовал себя более уверенно.

Митт Ромни: Мы хотим закончить эти конфликты, насколько это в человеческих силах. Но чтобы иметь возможность играть нашу роль в мире, мы должны быть сильными. Америка должна лидировать. А для этого нам надо усилить нашу экономику — тут, дома.

Барак Обама: Вы только что слышали, как губернатор Ромни сказал, что у него нет других идей. Это потому, что мы делаем как раз то, что должны, чтобы поддержать умеренных сирийских лидеров и добиться эффективного транзита власти от Асада.

В кампании Клинтон — Трамп тема внешней политики оказалась еще сильнее связана с экономическими вопросами. Перечисляя внешнеполитические проблемы и обвиняя в них администрацию демократов и лично Хиллари Клинтон, Трамп предлагал сосредоточиться на внутренней арене. При этом главной внешнеполитической проблемой для Трампа являются торговые соглашения с другими странами, которые, по его мнению, выводят из США рабочие места. Клинтон подчеркивала свой опыт, называла Трампа марионеткой Путина и обвиняла его в том, что он своей риторикой отталкивает американских союзников.

Хиллари Клинтон: Мы видим кибератаки со стороны государств, государственных органов. Последний и наиболее тревожащий случай был с Россией. Теперь нет сомнений, что Россия использует кибератаки против самых различных организаций в нашей стране, и меня это очень беспокоит. Я знаю, что Дональд считает Владимира Путина достойным похвалы, но Путин тут играет по-настоящему жестко и вдолгую.

Дональд Трамп: Вы прилетаете из Дубая или из Катара и видите эти невероятные аэропорты, а потом приземляетесь в США… Мы стали страной третьего мира. Худшее уже случилось. Мы должны двадцать триллионов долларов, и мы в полном бардаке. Мы даже еще не начали. И мы истратили шесть триллионов на Востоке, согласно отчету, который я недавно видел. Шесть триллионов или пять — кажется, все-таки, что шесть. Шесть триллионов на Ближний и Средний Восток! Можно было дважды отстроить нашу страну.

Все дебаты: