Полина Еременко /

Быдло, лжец и новая надежда. Что американцы думают о новом президенте

«Он свинья и сексист». «Он лжец и быдло». «Он просто прагматик». Никто не ждал победы Трампа. Против были все СМИ, кроме российского телевидения. Тем не менее он победил. Полина Еременко поговорила с простыми американцами и узнала, почему это произошло

Фото: Timothy A. Clary/AFP
Фото: Timothy A. Clary/AFP
+T -
Поделиться:

Галина Либман, 51 год, менеджер в агентстве по недвижимости Cushman & Wakefield, Нью-Йорк:

Я, моя семья, мои друзья — мы все в восторге от результатов выборов. Мы уверены, что наш новый президент снова сделает Америку великой. Хватит либеральной байды. К вашему сведению, почти все русские голосовали за Трампа.

Джейми Грацио, 32 года, старший туроператор в компании EF Tours, Денвер:

Я демократ, либерал, и изначально хотела победы Берни Сандерса. Тяжело передать, в каком шоке и с каким чувством стыда многие из нас сегодня просыпались. Трамп не разделяет мои ценности, он полная противоположность моим ценностям — он жадный, сексист и свинья. Может, получится добиться импичмента? Если он, как обещал, построит стену на границе с Мексикой, я лучше буду жить по другую сторону.

Дебби Джоунс, 29 лет, актриса ивент-агентства Simply Ever After Entertainment, Южная Дакота:

Я плакала всю ночь. Я очень-очень сильно молюсь за свою страну, потому что я в ужасе. Что будет с женщинами, меньшинствами, иммигрантами и ЛГБТ-сообществом в моей стране? Самое страшное — это неизвестность. Конечно, Трамп не всемогущий и немногое может сделать без поддержки конгресса, но сейчас в конгрессе республиканцы и вместе они могут натворить дел.

Пол Перата, 29 лет, финансовый аналитик банка Merill Lynch, Сан-Франциско:

У всех истерика, все плачут и ведут себя как маленькие несчастные лузеры. А у меня хорошее предчувствие от этих выборов. Понимаю, что все случилось неожиданно, а неожиданное всегда немного страшно, но Трамп — изменение, которое нашей стране необходимо сейчас. Нашу страну тошнит от нашего истеблишмента. Победа Трампа — победа для миллионов людей, которые чувствовали себя забытыми и подавленными. Впереди нас ждут хорошие сделки, улучшение в отношениях со многими странами, включая Россию. Конечно, большие демократы еще будут какое-то время кричать, как им страшно и стыдно. А мне стыдно за тех, кому сегодня так стыдно быть американцем. Видно, правду говорят про миллениалов, что они тонкокожие, привыкли быть привилегированными. Победу Трампа надо принимать как вызов — это возможность для нас всех стать лучше и сильнее. Нам нужен новый человек в президентском кресле, не коррумпированный всевозможными лоббистами. Напомню, что Трамп вел всю кампанию на свои деньги, даже у республиканцев денег не попросил.

Джефф Филипп, 33 года, учитель английского языка, Москва:

Я считаю Трампа эгоистом, быдлом, инфантильным демагогом и компульсивным лжецом. Вместе с тем Клинтон я тоже не уважаю. Она карьеристка, она была ужасным госсекретарем и много врала. Но я посчитал, что она меньшее из двух зол. Трамп — это попытка избавиться от накопившейся у американцев за последние 20-30 лет фрустрации. Он не затертый политик и умело владеет националистической риторикой. При этом он никогда не говорил о каких-либо конкретных шагах, которые собирается предпринять, если станет президентом. Я американец, живущий в Москве, и мне кажется, что Трамп на время сможет снять напряжение, возникшее между нашими двумя странами. Его агрессивная политика не такая хищная, как у Клинтон. При этом очевидно, что он плохо справляется с критикой в свой адрес — не самая лучшая черта для лидера страны. Я не восторге от того, что он выиграл выборы, но у меня есть надежда, что он не станет прибегать к экстремальным мерам, а покажет себя на новом посту прагматиком.

Дэррил Моттон, 36 лет, супервайзер в доме престарелых, Айова:

Эти выборы помогли стране и миру увидеть, насколько Америка погрязла в гомофобии, ксенофобии, сексизме и других симптомах глупости. Белые либералы старались это скрыть, но у них ничего не получилось. Клинтон поощряла институционный расизм, американский империализм, статус кво в отношении неолиберальной экономики и сжигала в пепел любого, кто смел с ней спорить. Демократы сами отпугнули свой электорат. Студенты переживали из-за своих кредитов на высшее образование — а демократы говорили им, что они маленькие эгоисты, слишком много о себе думают. Удивительно ли, что после этого за демократов не хотели голосовать? Многие говорят, что с Трампом к темнокожим станут относится хуже, но я могу сказать, что ко мне как к темнокожему всю жизнь относятся с подозрением и это не меняется в зависимости от того, кто занимает пост президента.

Уэйн Джонсон, 52 года, глава маркетинговой компании The Wayne Johnson Agency, Сакраменто, Калифорния:

Эти выборы — вызов элитам, вызов привилегированным. И если подумать, такой вызов — в корне американский. Мы любим аутсайдеров, любим, когда нам напоминают, что в Америке любой человек может добиться успеха. Наша система уже долгие годы подчинялась элите и про массы все совсем забыли. Забавно, что понадобился такой привилегированный человек как Дональд Трамп, чтобы вспомнить о простых людях.

Вадим Ярмолинец, 58 лет, ведущий ежедневного утреннего шоу на русском радио, Нью-Йорк:

Я республиканец, но Трамп перестал для меня существовать на самом раннем этапе праймериз, когда сказал о своей сопернице Карли Фиорино, что с таким лицом президентом быть нельзя. Его последующие комментарии о других женщинах, мексиканцах, мусульманах, о размере рук оппонента-однопартийца были для меня уже несущественны. Чтобы понять человека, много не надо. Тем более что тогда еще было за кого болеть без Трампа: за доктора Бена Карсона, сенатора от Кентукки Рэнда Пола, сенатора от Техаса Тэда Круза. Когда эти блестяще образованные и очень культурные люди сошли один за другим с дистанции, мне ничего не оставалось, как сказать своей радиоаудитории: «Хорошо, я проголосую за Трампа, но после этого я вымою руки».

Я проголосовал за Трампа, исходя из тех же соображений, из каких мои сограждане-демократы голосовали за Клинтон. 60% американцев считают, что ей нельзя доверять, что ее семья — бесценный экспонат для музея политической коррупции. Но они голосуют не за нее, они голосуют за свою партию и близкую им идеологию. Именно эта идеология, с вытекающей из нее внешней и внутренней политикой, привела к победе Трампа. И да, я верю, что он может сделать мою жизнь, жизнь среднего, как это называется, американца, чуть лучше. Чуть легче. Из потока предвыборных обещаний Трампа вернуть Америке ее былое величие я выделяю три:

— отмену Obamacare — катастрофической по своим последствиям реформы медицинского страхования. Я сам оказался в числе миллионов сограждан, которые предпочитают заплатить штраф в несколько тысяч долларов, но не покупать неоправданно дорогую страховку. Эта же страховка — причина массового перевода миллионов работающих американцев из категории штатных сотрудников во внештатных почасовиков. Работодатели не в состоянии нести навязанные им Вашингтоном расходы на здравоохранение;

— сокращение 35-процентного корпоративного налога и бесконечных инструкций по ведению бизнеса, которые являются одной из причин массового отъезда больших корпораций из США, закрытия средних и малых бизнесов, потери миллионов рабочих мест;

— соблюдение существующих иммиграционных законов, поскольку страна без границ перестает быть страной. Впечатление, что открытая администрацией Барака Обамы южная граница США преследует именно эту цель.

В выполнение этих трех обещаний можно верить, потому что они совпадают с намерениями республиканцев, сохранивших по итогам последних выборов обе палаты конгресса. Можно не сомневаться, что Трамп еще не раз заставит нас вздрогнуть своими высказываниями, но успокаивает то, что другие политики, как только отрываются от микрофона или оказываются в узком кругу единомышленников, ведут себя не лучше. Вскрытая WikiLeaks переписка наших вашингтонских небожителей это подтверждает. Поэтому сказать, что Трамп менее культурен, чем они, нельзя, можно сказать, что он менее опытен в новой роли. Но согласимся: эта его непосредственность дала просто ошеломительный результат.

Хема Падху, 45 лет, стартапер, Сан-Франциско:

Я прорыдалась, и теперь картинка прояснилась. В долгосрочной перспективе — если говорить о десятилетиях — это хорошие новости. Тяжело будет сейчас: следующие четыре года — полный отстой. Но это возможность для нас переизобрести демократию. За это я люблю Америку. Она смелая и сумасшедшая. Она не боится все ломать и отстраивать заново. Я верю в свою страну. Нас точно ждет интересное время.