Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Алена Владимирская   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Егор Мостовщиков   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Елена Новоселова   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Михаил Шевчук   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Георгий Бовт

«Дело Улюкаева». Лучше бы он и вправду взял

Фото: Stringer/REUTERS
Фото: Stringer/REUTERS
+T -
Поделиться:

Кем можно восхититься в истории с арестом министра экономического развития Алексея Улюкаева — так это Алексеем Кудриным, руководителем Центра стратегических разработок. Он сказал, что не видит «политической подоплеки и противодействия приватизации». Ну что сказать? Молодец. Отличная аппаратная школа. А то повадились, понимаешь, политику высматривать. Да ее нет даже в том, что арест Улюкаева произошел ровно на 25-ю годовщину начала «гайдаровских реформ», в которых арестант принимал деятельное участие.

В деле Улюкаева много странностей, которые требуют прояснения как в случае, если он окажется виновен во взяточничестве, так и в случае, если дело кончится ровно так, как в свое время закончилось дело замминистра финансов Сторчака. У того дома нашли крупную сумму в валюте, обвиняли в покушении на мошенничество, а через несколько месяцев, после его отсидки в СИЗО, состав преступления рассосался без остатка. Говорили, что «дело Сторчака» было давлением на тогдашнего министра финансов Кудрина (который и в то время мудро избегал рассуждений о политической подоплеке). Значит ли это, что дело Улюкаева — давление на Медведева?

Не все сходится, с точки зрения обывательской логики, в версии следствия. Улюкаеву вменяют вымогательство взятки за положительное заключение Минэкономразвития на то, чтобы одна по сути государственная компания «Роснефть» поглотила другую государственную компанию «Башнефть». То есть все хозяйствующие субъекты «государственные», а взятки у них вымогают, как у распоследних коммерсантов? Впрочем, «Роснефть», строго юридически, «негосударственная»: ее акции принадлежат не правительству РФ, а другой государственной же (!) компании «Роснефтегаз». Если «государственный на государственный» теперь дает «частный», то тут надо сразу Нобелевку по экономике давать. Однако эта юридическая заковыка и позволила совершить сделку по покупке «Башнефти» «недогосударственной» компанией Игоря Ивановича Сечина.

Летом против такой комбинации по перекладыванию денег из одного госкармана в другой были чиновники как правительства, так и администрации президента. В том числе курирующий ТЭК вице-премьер Аркадий Дворкович и помощник Путина по экономике Андрей Белоусов. Последний даже назвал такую продажу «глупостью». Основным претендентом на «Башнефть» тогда считался «Лукойл».

В сентябре Путин в интервью агентству «Блумберг» впервые допустил возможность покупки «Башнефти» именно «Роснефтью», оговорившись, что это не лучший вариант. Однако, во-первых, почти 20% «Роснефти» находится у британской BP (это делает ее «не совсем государственной»?), а во-вторых, «для бюджета важно, кто даст больше денег». «В этом смысле мы не должны дискриминировать участников рынка, ни одного из них», — сказал тогда Путин.

После чего сделка закрутилась. «Роснефть» предложила цену выше рынка, Минэкономразвития дало положительный отзыв. А разве могло не дать? Все свершилось до середины октября. И тогда же президент публично отозвался о сделке. И от тех его слов я бы на месте кое-кого поежился и насторожился. Путин обычно такими оценочными фразами не бросается. И если уж он их произносит, то рано или поздно будет следствие. Те, кому надо, в словах президента уловят такие нюансы, которые истолкуют как «команду». Путин тогда заявил, что удивлен позицией кабинета министров по покупке «Башнефти» «Роснефтью» и что «рынок был очень удивлен и переносом продажи компании, и передачей ее другой госкомпании… но это действительно позиция правительства, прежде всего его финансово-экономического блока». Президент как бы дистанцировался от этого «финансово-экономического блока», который в нынешнем публичном дискурсе давно уже приобрел негативную коннотацию.

Если «Лукойл» действительно не был готов дать больше, чем заплатила в итоге за «Башнефть» компания Сечина (она предложила около 5 млрд долларов при рыночной цене 4,3 млрд), считая цену «спекулятивной», то перебить предложение «Роснефти» вообще-то была готова малоизвестная компания «Лайтхауз Донойлгаз» гражданина Австралии Владимира Джамирзе, предлагавшая 6 млрд. Но «стратегический актив» в страну кенгуру решили не отдавать. В качестве обоснования «правильности» покупки в пользу «Роснефти» говорили про «синергетический эффект» и повышение капитализации самой «Роснефти» после того, как к ней отойдут нефтяные активы башкирской компании.

Ну а где тут роль Улюкаева, под которую он мог бы вымогать взятку? За что? За срыв сделки, одобренной Путиным? Или за одобрение сделки, одобренной Путиным? Оба варианта кажутся абсурдными. Но, возможно, мы чего-то не знаем.

Впрочем, был еще эпизод, где как раз Улюкаев сыграл свою роль. После поглощения «Башнефти» встал вопрос о приватизации уже самой «Роснефти» (19,5% акций). И якобы президент 31 октября чуть ли не лично уговаривал Вагита Алекперова («Лукойл») купить этот пакет. Но с точки зрения нефтяного магната, особенно после того, как его «прокатили» с покупкой «Башнефти», покупать ничего не решающие 19,5% в империи Игоря Ивановича — это поступок на грани альтруизма и безумия. Как Алекперов «отбился» и не выйдет ли это ему боком — вопрос, конечно, интересный, но отдельный.

И тут возник вариант, чтобы сама «Роснефть», совершив buy back, выкупила «на временную передержку» свои же акции (те самые 19, 5%) с целью поддержать капитализацию компании и перечислить в бюджет уже до конца текущего года примерно 711 млрд рублей, что позволило бы удержать дефицит бюджета в запланированных рамках 3,7% ВВП. Формально деньги перечислил бы держатель акций «Роснефтегаз», а уже в первом квартале 2017 года этот пакет продали бы другим инвесторам по хорошей цене. Но вот если такую сделку провернуть до конца года не удастся, то либо дефицит превысит установленную границу, либо придется — внимание! — изъять эти деньги у самой «Роснефти». То есть ударить ее по государственному карману. Обидно.

И в этот момент, 7 ноября, день в день, когда «Лукойл» окончательно отказался от счастья «породниться» с «настоящим Игорем Ивановичем», правительство выпускает директиву (которую и готовил, видимо, Улюкаев), где не был buy back разрешен. План не прошел.

Однако и тут есть «неувязочка». Потому как ФСБ говорит (а как ей не верить?), что в разработку Улюкаева взяли аж год назад. Прослушивали и записывали. И даже президенту периодически докладывали. Но ведь тогда про «Башнефть» еще речи не было. И зачем было подвергать столь важную сделку опасности, проводя ее на основании заключения Минэкономразвития, которое связано с вымогательством? Хотя сейчас говорят, что сей факт никак на чистоту сделки не повлияет. Не очень понятно также, почему Улюкаев занялся вымогательством спустя месяц после того, как все завершилось. Возможно, это связано как раз с ситуацией buy back. Что, теоретически, «подвешивает» и «Роснефть», и бюджет.

Однако каким надо быть безумцем и наглецом, чтобы вымогать взятку у самого Сечина? Да еще прийти за ней (купюры на 2 млн долларов занимают по объему две большие спортивные сумки) в офис самой компании, где службой безопасности руководит еще недавно первый замглавы управления собственной безопасности ФСБ генерал Олег Феоктистов. Тот самый, который впервые стал известен в связи с громкими делами «Трех китов» (контрабанда мебели) и о китайской контрабанде, поступавшей, как утверждали «разоблачители», на склад Управления материально-технического обеспечения ФСБ (которым ранее Феоктистов и руководил). Дело против чекистов пыталась раскручивать Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков в лице генерал-лейтенанта Александра Бульбова. Кончилось это печально как раз для самого Бульбова, которого обвинили во взятках и два года продержали в СИЗО.

Впрочем, может быть, все куда проще: Улюкаев действительно решил взять два «лимона», потеряв на вершине власти нюх, страх и чувство меры. И — согласимся с многомудрым Кудриным — тут нет политической подоплеки. И все закончится конкретным уголовным делом против конкретного зарвавшегося системного либерала. Потому что если политическая подоплека тут есть, то становится как-то страшновато. И как-то особенно беспокойно становится за: а) за дальнейшую судьбу компании «Лукойл» и ее владельцев (не захочет ли «Роснефть» «приватизировать» и этот нефтяной актив?); б) за вице-премьера Аркадия Дворковича (не раз спорившего с Игорем Ивановичем по делу и без); в) за весь этот надоевший народу «финансово-экономический блок» либералов, в который теперь затесался изобличенный мздоимец и под который давно копал условный «блок патриотов-силовиков»; г) за премьерство Дмитрия Анатольевича Медведева. Впрочем, конечно, не все перечисленные опасности равноценны.