Юлия Воронина /

«Дело Улюкаева». Законны ли прослушки и кто следующий?

Вице-премьер Аркадий Дворкович, помощник президента Андрей Белоусов и директор департамента МЭР Оксана Тарасенко: по сведениям «Ведомостей», все они были в разработке спецслужб помимо экс-министра Алексея Улюкаева. Генерал-майор ФСБ Валерий Малеваный, экс-глава охраны Березовского Сергей Соколов, правозащитник Максим Крупский и журналист Орхан Джемаль рассказали «Снобу», кто может стать следующим фигурантом уголовного дела и насколько законно проводилась так называемая «разработка»

Иллюстрация: Joseba Elorza
Иллюстрация: Joseba Elorza
+T -
Поделиться:

Сергей Соколов, экс-глава охраны Бориса Березовского:

Я проработал в ближнем окружении Ельцина десять лет и могу сказать: в Кремле все гораздо проще, чем в домыслах, которые строят политологи. Уверен, Улюкаева пригласили, просто чтобы поблагодарить. Сумма в два миллиона как раз укладывается в размер благодарности. Это как подарить часы за полтора миллиона.

Не секрет, что каждая кандидатура такого уровня согласуется с президентом. Прозвучала фамилия Дворковича, но мы прекрасно понимаем, что Дворкович — это подружка Медведева. Альтер-эго по всем его начинаниям. Вот вам и ответ, кто следующий: Медведев. Но дадут его слить или нет, зависит от президента.

Есть очень хороший советский плакат: «Не болтай!» Безопасность чиновника зависит от его ума и осторожности. У чиновников точно такие же почтовые ящики, как у нас с вами. Важно, где вы их регистрируете. Провайдеры, которые находятся на территории России, обязаны предоставлять правоохранительным органам всю информацию на человека, который находится в разработке. С заграничными провайдерами сложнее. В Gmail или Yahoo нужно делать запрос, и они не всегда реагируют.

Но и без этого оперативных действий — масса: наружное наблюдение, финансовые транзакции, агентурная работа с окружением человека — то, что больше всего и срабатывает в итоге. Однако все это не имеет отношения к Улюкаеву. Обычно у чиновников достаточное количество компромата друг на друга, и они просто сливают его спецслужбам.

Валерий Малеваный, историк спецслужб, генерал-майор ФСБ в отставке:

В Лефортовской тюрьме сегодня содержится 17 губернаторов, 22 мэра, сидят представители высшей элиты Следственного комитета, полковники и генералы МВД, то есть 75 процентов заключенных — это коррумпированные чиновники высшего эшелона власти. Контрразведка ФСБ выявляет коррупционные схемы вывода бюджетных средств из резервов Российской Федерации.

Следствие может проводиться девять месяцев. За это время собирают и проверяют оперативную информацию. И если речь идет о высших эшелонах власти, то все докладывают лично Владимиру Путину. Он и решает, давать ли добро на арест. Новые имена в подобных делах появляются, как правило, потому, что подозреваемые идут на сделку со следствием, так называемое досудебное решение, которое смягчает наказание, если ты даешь правдивые показания на других участников. Пойдет Улюкаев на сделку с правосудием или нет — вопрос его совести. Но если он выдаст трех-четырех человек, получится организованная преступная группировка, что уже грозит наказанием до 20 лет лишения свободы

Если говорить о самой операции, в контрразведке задействовано обычно около трех-четырех отделов. УПК предусматривает следственную бригаду, которая состоит из оперативников, дознавателей, следователей. Их число определяет надзирающий прокурор. Например, по делу Гайзера (бывшего главы республики Коми) работала спецбригада в составе 42 человек, а по экс-губернатору Сахалинской области и мэру Владивостока работал 21 человек. Все зависит от объема дела, оперативных наработок и того досье, которое есть.

Максим Крупский, юрист правозащитного центра «Мемориал»:

В России кого и сколько прослушивать — решают сами правоохранители. Это создает очень серьезные возможности для злоупотреблений. Закон об оперативно-розыскной деятельности не устанавливает момента прекращения прослушивания. Он также не гарантирует, что это прослушивание обосновано защитой национальных интересов.

Сотрудник правоохранительных органов может просто заявить, что у него есть сведения о событиях, которые создают угрозу национальной безопасности. А что это за сведения и чем они должны быть подкреплены — в законе не описано. Не говоря уже о том, что у силовиков есть оборудование, позволяющее беспрепятственно прослушивать телефонные разговоры любого человека незаконно — в обход санкций суда.

Орхан Джемаль, журналист:

Помимо Улюкаева, объектами разработки сотрудников спецслужб стали Аркадий Дворкович и Андрей Белоусов. Оба они относились несколько критично к сделке «Роснефти» с «Башнефтью»: по сути, госкомпания приватизирует госкомпанию.

Но жестко высказываться относительно этой сделки Улюкаев начал только в июле. А Белоусов и Дворкович технически не могли ничего сделать и никакой угрозы для сделки не представляли. Если причина всех несчастий Улюкаева — история с «Башнефтью», то не может быть и речи о том, что его взяли в разработку осенью прошлого года.

С чего вдруг начинать следить за министром экономики? Что объединяет Улюкаева, Дворковича и Белоусова? Они из окружения Дмитрия Медведева.

За арестом Улюкаева последовала совершенно авантюрная попытка сделать информационный вброс: якобы Дворкович и Белоусов причастны к этой истории. Я думаю, это сделано, чтобы на фоне всеобщего шока от расправы над Улюкаевым нанести удар по всему околомедведевскому окружению и ему самому. Может, в надежде, что Белоусов и Дворкович побегут из страны. Вчера уже начались разговоры, что Медведев должен уйти в отставку. Но когда стало ясно, что Медведев никуда не идет, тут же появились комментарии, что Улюкаев работал с Путиным, так что Медведева это никак не касается и по нему не бьет.