Юрий Марченко /

Конец революции: три года Майдана

Главный редактор киевского интернет-журнала Platforma Юрий Марченко по просьбе «Сноба» рассказывает, чем закончился Евромайдан

Фото: Alexander Demianchuk/REUTERS
Фото: Alexander Demianchuk/REUTERS
+T -
Поделиться:

Ровно три года назад, 21 ноября 2013 года, в Киеве начался Майдан. А я пошел на концерт. Играли электро-джазовые британцы Submotion Orchestra. В зале я встретил каких-то знакомых, и мы обсудили, что вот, пока мы здесь, в эти самые минуты один из наиболее заметных публицистов страны Мустафа Найем созывает людей на главную площадь страны. Парой часов ранее ту же тему мы обсуждали с коллегами в редакции газеты «Коммерсантъ-Украина». А парой часов позже — уже на самом Майдане, куда мы в итоге все-таки пришли. Было холодно, сыро и бесшабашно. Милиция не пропускала машину со звуковой техникой, люди слегка покричали, потолкались — и автомобиль смог проехать на площадь. Тогда эта победа над милицейскими, путавшимися под ногами народного гнева по поводу отмены евроинтеграции, казалась грандиозным триумфом. Так все и началось.

А спустя три года все изменилось. Того клуба уже нет. Submotion Orchestra выступили в Киеве еще раз. Издательский дом «Коммерсантъ-Украина» был закрыт, когда редакция не сошлась во мнениях с московским офисом по поводу того, как трактовать события в Крыму. В Крыму, кстати, тоже все изменилось.

Изменилось все — и в то же время многое осталось прежним. После побега Виктора Януковича (его, к слову, специальным законом лишили звания даже бывшего президента) у многих украинцев возникло пронзительное сочетание чувств боли и надежды. Боли за погибших на Майдане — потому что, когда после десятилетий мира в центре твоей столицы вдруг расстреливают людей, это невозможно принять просто как факт, как реальность. И надежды — потому что неожиданно сотни тысяч и миллионы людей впервые по-настоящему почувствовали себя украинцами. Осознали, что они не каждый за себя, а вместе, что они нечто единое. Даже, может, не нечто, а некто — народ. Тогда в разговорах сквозило ощущение, что ну вот теперь-то рванем. Постсоветские лохмотья сбросили, сейчас сошьем новую, красивую, европейскую одежду.

Огромная страна с талантливыми людьми, чернозем лучший в мире, полезных ископаемых валом. Да, система управления всем этим устаревшая, а коррупционеров даже больше, чем ископаемых, но и тут был выход, который выглядел вполне логичным: в украинскую власть позвали иностранцев. План был таков: раз уж местные чиновники слишком привыкли к коррупционному болоту, то лучше позвать легионеров, которые всех этих схем не знают, поэтому быстро все перенастроят по-честному.

Ставка на иностранцев если и сыграла, то джекпот явно не сорвала. Министр здравоохранения Александр Квиташвили уволился, глава Минэкономразвития Айварас Абромавичюс уволился, министр финансов Наталья Яресько уволилась, замглавы МВД и идеолог новой полиции Эка Згуладзе уволилась, собственно, глава Нацполиции Хатия Деканоидзе тоже. Большинство зарубежных экспертов, которые пришли во власть в 2014–15 годах, уже не при делах.

Едва ли не дольше всех продержался самый именитый из иностранцев — Михаил Саакашвили. Экс-президент Грузии возглавлял Одесскую область с мая 2015-го по ноябрь 2016-го, но потом сообщил, что его все достало, а соорудить реформы в отдельно взятом регионе невозможно, пока на них не будет настроена вся страна.

А вот страна как раз настроена не очень. Особенно когда выяснилось, что создание государства, которое было бы европейским не только в географии, но и в реальности, требует времени и усилий. Причем усилий не только министров, которые сидят где-то там в Киеве и должны все за нас порешать, но и каждого гражданина. Кажется, многие так и не поняли, что развитие страны начинается с себя самого. Что дорога в цивилизованный мир лежит не через кабинет чиновника, а через содержимое головы каждого. Что реформы — это не только умный закон от депутатов, но и тот момент, когда обычный украинец отказывается дать взятку в ЖЭКе. Или когда платит за свое прегрешение штраф, а не «может как-то договоримся». Или когда голосует не за того кандидата, который прислал пакет с продуктами побольше или пообещал более бесконечную пенсию, а за логику. Реформы — это не только закон где-то там, но и поступки прямо здесь. Как оказалось, многие не готовы жертвовать своим малым ради общего большого.

И вот поэтому иногда кажется, что все плохо. У экономики чуть ли не инсульт, а государственные деятели тем временем вносят в свои декларации десятки миллионов наличными. Простые украинцы волонтерят, собирают колоссальные суммы на армию, а бойцы все равно мерзнут и голодают. Слово «зрада» — «предательство» на украинском — стало едва ли не верховным мемом всея страны.

А иногда посмотришь в другую сторону — и надежда возвращается. Сейчас карта изменений в стране — это крохотные островки в затхлом океане прошлого. Например, украинцы традиционно недолюбливали милицию. Менты, мусора — вот это вот все. После Майдана, когда силовики не стеснялись лупить и палить во все стороны, — тем более. Но летом 2015 года на улицы вышла новая полиция, и как-то вдруг выяснилось, что МВД может вызывать не чувство опаски, а симпатию и доверие.

Или вот еще. С 1 августа 2016 года абсолютно все государственные закупки перевели в электронную систему ProZorro — тут есть не только намек на киногероя в маске, но и игра слов, потому что «прозоро» на украинском — это «прозрачно». Суть в том, что теперь жульничать с госзаказами стало сложно, потому что все они проходят открыто, видны всем, и если вдруг что не так, то возмущаются все: от конкурентов до блогеров.

То есть хороших примеров можно найти немало. Чудовищные филиалы ада МРЭО заменяют на человеческие и современные сервисные центры. Когда поняли, что Минздрав умеет покупать лекарства только втридорога, попросили помочь с этим ООН и другие международные организации — теперь препараты достаются государству по ценам, от которых бюджет не впадает в кому. Выложили онлайн несколько государственных реестров, что очень многим здорово упростило работу. Туда же отправили все транзакции, которые проводит Госказначейство, так что наблюдать, как и на что тратятся деньги государства, теперь можно практически в прямом эфире.

Вдруг расцвела культура. Киев стал чуть ли не мировой столицей лекций — их теперь читают все, везде и всегда. Качественные концерты и фестивали превратились в привычный фон. По стране открываются маленькие независимые медиа. А единственная очередь в центре Киева — на выставки Центра современного искусства.

Но потом опять смотришь в другую сторону — и оказывается, что плохих примеров тоже валом. Система правосудия все еще не нравится никому, кроме самих сотрудников системы правосудия. Для борьбы с коррупцией соорудили сразу три независимых органа, но процент бесчестных чиновников в тюрьмах все еще мизерный. А в последнем рейтинге Doing Business Украина привычно расположилась в конце первой сотни — 83-й, между Саудовской Аравией и Брунеем.

И война. Невозможно построить успешное и цивилизованное государство, если в нем каждый день стреляют из минометов. Как решать ситуацию на востоке Украины, непонятно, кажется, никому.

И тем не менее. Постепенно все эти крохотные островки реформ отвоевывают у гнилой воды право на сушу и превращаются в архипелаги. Энтузиасты по-прежнему бьются с постсоветской людоедской системой, вдохновляя других прийти и тоже немного с ней пободаться. Открытые данные о поступках и собственности чиновников мотивируют их хоть немного снизить уровень собственного морального уродства. Facebook бдит. Волонтеры смотрят пристально. А зрада не так уж редко сменяется перемогой. Победой, то есть. Главное — смотреть в разные стороны.

Почти все достижения новой Украины — это о той самой роли личности в истории. Когда государство вроде и не против меняться к лучшему, но только при условии, что придет какой-то активист, все сам сделает, а верховный чиновник потом сможет присвоить себе все эти заслуги. Так и появляются новые острова в архипелагах.

Когда-нибудь эти архипелаги станут континентами. Дожить бы.

Комментировать Всего 4 комментария

Знаете, если читать статью с середины, то кажется, что вы пишете про Россию.

Когда милицию переименовали в полицию, сделали сайт goszakupki, дали возможность получать госуслуги через сайт или в МФЦ. 

Повлияло ли это глобально на улучшение качества жизни в стране? Нет, хотя жить стало безусловно удобней.Повлияло ли это на качество жизни на Украине? Не уверен, что снижение общего уровня жизни можно компенсировать упрощением получения госуслуг. Не думаю, что деклалирование доходов политиков сильно улучшило коррупционный климат - ну узнали просты украинцы про покупку Порошенко земли во время Иловайского котла, легче им стало?

И самый главный вопрос - разве не могла этого добиться страна без революции? Без бойни на майдане, без запрета политических партий, без затыкания ртов и убийства несогласных? Неужели эволюционный путь выборов заказан?

Великая Французская Революция должна была открыть нации дорогу в счастье. А открыла кровавый путь на бойню. Потому что выяснилось, что револцию нужно защищать, а кругом враги. Дальше вы знаете - гильотина, бойня в Вандее и как последний аккорд Робеспьер с разбитым ртом и крики конвента "Это кровь Дантона душит тебя". Потом директория, империя, снова Бурбоны... Чтобы дозреть до Республики Франции понадобилось очень многов времени.

Вы правда верите, что существует короткий путь? Что если заставить бежать мелкого жулика, то на его трон не усядется жулик покрупней, у трона не встанут олигархи, а место вокруг не займут ребята с факелами в руках и свастиками на рукавах? 

Короткой дороги не бывает. И эти невыученные уроки истории - главная беда всех современных "революционеров" и "майданщиков".

Человечество очень долго шло к тому, чтобы осознать полезность правил гигиены для себя лично и всех окружающих. Этот путь был не менее драматичным, чем создание современного государства взамен государству традиционному. 

Однако сейчас не стоит вновь и вновь каждому человеку переживать на себе все перепетии "борьбы человечества за гигиену" прежде чем начать мыть руки перед едой и чистить зубы (хотя бы вечером). Не стоит и говорить, что "я буду вводить правила гигиены постепенно и эволюционно". Вот начну с  одних частей  тела и к годам 50-ти овладею всей техникой.

Если мы воочию видим позитивную практику современных

государств, если она УЖЕ доказала свою историческую эффективность на примере десятков самых разнообразных народов и их стран , если уже теоретически доказано и практически подтверждено ее преимущество перед "добрым старым патерналисткским государством, основанным на прямом насилии", то о какой "эволюции" мы тут говорим. Тут нет никакого "позитивного раздумья", тут есть исключительно эгоистические интересы определенной группы людей, которые считают силовой традиционный способ организации жизни своей страны наиболее благоприятным для себя. Способ, где им кажется, что они "преуспели". И за такое сегодняшнее  "преуспеяние" они готовы пожертвовать будущим как своего народа, так и  своим лично. 

... если эскулапам прошлых времен потребовалось много времени, чтобы заметить связь между чистыми руками и успехом оперативного вмешательства в живой организм, то это не может стать оправданием для современного врача, который не выполнил правила санитарии в настоящее время и пациент умер.

К сожалению, мы не видим зависимости уровня жизни от демократии. Авторитарный Китай и Сингапур растут, а африканские страны опускаются.

Вообще очень интересно посмотреть на Африку. На свободных и честных выборах там зачастую побеждают либо странные личности, либо будущие диктаторы, либо марионетки иностранных государств.

Если народ не готов нагрузить правителя ответствтенностью, если в демократии он видит "волшебную таблетку", то мы всегда будем получать Мурси в Египте, Ельцина в России 96-го года и Гитлера в Германии.

Перечитате мой комментарий - я не против демократии. Я против революций. Право выбирать должно быть заслужено, но не выстрадано.

Попробуйте залить в двигатель старой машины дорогое новое масло. Автомобиль умрет километров через 50...

А кто говорит о "демократии" в связи с современным государством? Китай,например, гораздо более современное государство, чем Бразилия, Аргентина и Индия, хотя у последних "демократия цветет и пахнет".  Современное государство это не формы принятия решений, а сами решения и действия. Многие современные (модернистские) государства не только созданы в условиях политической автократии, но и успешно поддерживаются все те ми же "автократическими методами". Как и есть масса примеров, когда исключительно демократическим (выборным) способом государства шли к экономическим катастрофам, социальным коллапсам и фашизму.

Человеку как-то все равно зарезал ли его бандит финкой или хирургическим скальпелем.  Вот и государству (народу, стране) не очень важно при помощи какого ИНСТРУМЕНТА (демократического ли или авторитарного) его загнали в полную задницу.

Нам важно в какой среде социально-экономического взаимодействия  мы живем. Или там, где все решает прямое насилие (криминальное или административное), и оно является наиболее эффективным средством достижения личного успеха (типологически), или мы живем в среде, где эффективно защищена законная собственность, нет тотального административно-криминального произвола, где законная позитивная экономическая деятельность в условиях честной конкуренции ведет (так же типологически) к личному успеху гораздо быстрее, чем должность начальника районной полиции. Как говорится, нам "шашечки" не очень важны, нам ехать надо..