Кирилл Руков /

«Москвабад»: как интегрируются мигранты

Власти не помогают мигрантам освоиться — целые социальные группы становятся изгоями. Постепенно возникают гетто, а от них — один шаг до этнических столкновений. К таким выводам пришли социологи из Центра исследований миграции и этничности РАНХиГС за два года изучения районов Капотня и Кунцево. Поводом послужил «бунт в Бирюлеве» 2013 года. В Международный день мигранта «Сноб» сходил на выставку, посвященную быту московских гастарбайтеров

+T -
Поделиться:
Фото: Кирилл Руков
Фото: Кирилл Руков

Это велосипед — главный транспорт мигранта. Велосипеды — старые, советские, выброшенные на улицу — обычно принадлежат всему «общежитию» или двору. Рано утром дворники Капотни приезжают на работу из соседнего Марьино и Люблино по велодорожкам, где занимаются бегом коренные москвичи. Рядом с велосипедом — светоотражающий жилет. Гастарбайтеры рассказывают, что для полицейских это косвенный признак «легальности» мигранта: в жилете — значит при деле.

Фото: Кирилл Руков
Фото: Кирилл Руков

А это кумган — специальный туалетный кувшин, который в мусульманских странах используют для очищения. Гигиена в исламе четко регламентирована: например, в уборную необходимо входить с левой ноги, выходить с правой, в процессе не следует разговаривать, а закончив, следует попросить прощения у Аллаха и поблагодарить его. Кумган используют вместе с другими туалетными принадлежностями, поливая из кувшина левую руку. Коммунисты попытались упростить бытовые инструкции у мусульман, но сделать это до конца не удалось. Сейчас в уборных халяльных заведений можно выбрать и обыкновенный рулон туалетной бумаги, а роль кумгана исполняют обычные пластиковые бутылки.

Фото: Кирилл Руков
Фото: Кирилл Руков

Это зира — традиционная приправа для плова. В Москву мигранты берут с собой минимум вещей, но среди них обязательно есть зира. Ее запах связан с образом дома, да и цены на зиру в Москве значительно выше, чем в Ташкенте. Кроме того, приготовление плова помогает наладить социальный контакт внутри группы мигрантов, занятых на одной работе или соседствующих в общежитии.

Фото: Кирилл Руков
Фото: Кирилл Руков

А это полный пакет документов, необходимый мигранту для легальной работы и жизни в России. По подсчетам социологов, чтобы безопасно и законно переехать в Москву, гастарбайтеру придется потратить на бумажки около 25 тысяч рублей, причем 4200 рублей нужно перечислять ежемесячно за «трудовой патент». Эта цифра растет с каждым годом. Сам патент и чек последней оплаты всегда нужно носить при себе, на случай полицейской проверки. Часто мигрантам негде услышать о прошедшей индексации — в результате, заплатив за патент старую, недостаточную сумму, гастарбайтер может узнать о своем нелегальном статусе только накануне депортации.

Нажмите на фото для увеличения

Это социальная карта московского района — схематический гид по миру мигранта. По ней можно легко отследить, кто и как чаще контактирует с местными, а какие гастарбайтеры становятся отшельниками из-за того, что им попросту негде наладить общение. Например, «деятельные пенсионеры» постоянно бывают в соцучреждениях и парках, бульварах, регулярно контактируют с дворниками и общаются с «местными» «коричневыми воротничками» — работниками мелкой сферы услуг в районе. С такими же воротничками-мигрантами пенсионерки общаются реже — мешает языковой барьер, однако «коричневые воротнички» все равно остаются одними из главных социальных «хабов» района, часто общаясь как внутри своей этнической группы, так и с другими местными. Совсем выпадают из жизни города вахтовики и строители — мешает неудобный режим работы и постоянные переезды.

Фото: Кирилл Руков
Фото: Кирилл Руков

Быт человека определяют детали, для мигранта они связаны с религией и национальной принадлежностью. Первые переселенцы из Киргизии подались в Россию после резни в Оше и Джалал-Абаде в 2010 году. В отличие от других среднеазиатов, киргизы стали работать в публичной сфере обслуживания, кафе и ресторанах, пользовались общественным транспортом и отдыхали больше других гастарбайтеров, сохраняя при этом свою национальную идентичность. У киргиза есть два способа обозначить ее в одежде: надеть традиционный праздничный «калпак», либо более доступную и универсальную футболку с надписью «Кыргызстан». Последняя стала культовой. У нее есть две разновидности: красная с большим желтым солнцем (символ страны) или белая, с маленьким флагом на сердце. Такая футболка — исключительно мигрантский атрибут, в родном для киргизов Бишкеке их не встретишь. В Москве же их носят и мужчины, и женщины. Причем некиргиз в такой футболке вызовет у мигрантов раздражение.

Экспозиция открыта в Галерее и антикафе «Богородское» (станция метро «Бульвар Рокоссовского») с 10 ноября по 30 декабря 2016 года. Галерея работает с 11.00 до 20.00, кроме понедельника.