Евгения Соколовская /

Сирийки из календаря для военных не говорили того, что им приписывают

Девушки из Сирии, снявшиеся для календаря в подарок российским военным, никогда не говорили фраз, которые сопровождают их портреты, сообщила в пятницу на своей странице в фейсбуке автор проекта о сирийцах в России Анастасия Пекшева

+T -
Поделиться:

Страницы календаря опубликовали 15 декабря. Как заявили авторы проекта, 12 девушек, родившиеся в Алеппо, Тартусе, Латакии и Суведе, обратились к российским солдатам с тем, «что у них на сердце». Например, Раша Диб якобы сказала: «Я сразу поняла, что у тебя серьезные намерения».

Однако Пекшева утверждает, что девушки из Сирии никогда не сказали бы «Судьба моей Пальмиры — в твоих руках», «Я спокойна, когда моя земля под твоим контролем» и другие заявления в том же духе, которые дополняют фото в календаре.

«Они действительно сирийки, самые настоящие, которых можно легко обмануть, просто потому что они все еще верят в людей. <…> Их доверием просто воспользовались, пририсовав идиотские фразы, да еще и выставив их как прямые цитаты с подпись. Даже не спросив разрешения, даже не упомянув о том, как будет выглядеть этот горе-проект на выходе», — написала Пекшева.

Она отметила, что знакомые посоветовали ей судиться, и опубликовала несколько цитат из реальных интервью сириек.

«Война — это проклятье, а любовь – свобода. Когда-то мне так сказал один из моих друзей в Сирии, и я до сих пор в это верю. Я девушка, которую переполняет энергия жизни и нежность, и я хочу делиться этим с другими, хочу инвестировать эти эмоции во что-то. Я не хочу жить войной. Возможно, я сбежала и все еще продолжаю бежать, пока кто-то умирает, чтобы дать мне шанс на жизнь. Но я просто не могу дышать там, где пахнет войной».

«Когда я только приехала сюда, мне казалось, что все русские жадные по сравнению с сирийцами, но позже я поняла, насколько тяжелая здесь жизнь. Это заставляет людей иначе смотреть на мир. Возможно, они правы, ведь деньги не растут на деревьях».

«Свобода очень противоречива. Она иллюзорна и реальна одновременно. В нее можно верить также как в существование русалок. Я уверена, что когда-нибудь мне посчастливится увидеть хотя бы одну. Политика — это грязь на лице свободы, но свобода сама по себе прекрасна».