Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Алена Владимирская   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Егор Мостовщиков   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Елена Новоселова   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Илья Мильштейн

Илья Мильштейн: «Херсонес» осажденный

Фото: Виктор Коротаев/Коммерсантъ
Фото: Виктор Коротаев/Коммерсантъ
+T -
Поделиться:

«Богу, — говорит протоиерей Сергий Халюта, — нужно вернуть Богово, а кесарю вернуть кесарево», и это звучит очень веско. Это звучит как цитата. В переводе с новозаветного на язык имущественных отношений это означает, что над заповедником «Херсонес Таврический» опять нависла угроза дружественного поглощения церковью. Местная епархия вновь мечтает прибрать к рукам знаменитый музей, ссылаясь на Господа и взывая к кесарю, место которого в данной ситуации занимает известно кто. Епархия готовит документы.

Полтора года назад, в июле 2015-го, могло показаться, что проблема решена и угроза миновала. Тогда указанный Халюта при явной поддержке вице-адмирала губернатора Меняйло и тайном покровительстве Минкульта эдак по-хозяйски запросто зашел в музей в качестве директора-назначенца, что обернулось для него последствиями фатальными. Коллектив «Херсонеса Таврического» взбунтовался, и в ходе долгой, заснятой на видео полемики с губернатором и протоиереем высказал все, что думает о кадровых озарениях руководства.

Можно сказать, это была образцовая дискуссия. Мастер-класс на тему «Что такое произвол и как с ним бороться». Дело в том, что, протестуя, негодуя и отчаиваясь, музейщики нашли единственно верный способ противостояния всемогущему с виду начальству. Методом тыка они подобрали чудодейственные слова, как бы сотворив молитву, перед силой которой не устояли, рассыпались, сгинули и сам Меняйло, и начавший уже обживать директорское кресло Халюта.

Заклинания, изгонявшие непрошеных гостей, произносились равно по вдохновению и по бумажке, которая содержала открытое письмо, адресованное всем людям доброй воли. В рамках дискуссии пришельцам сообщалось, что музей является античным, отчасти дохристианским памятником мирового уровня под эгидой ЮНЕСКО. Что церковь, согласно Основному закону, отделена у нас от государства. Что Халюта не нужен, поскольку в научной среде лавров покуда не снискал. Что губернатор, продавливая протоиерея на должность, поступает неразумно, и инцидент может кончиться катастрофой: музейщики уволятся. Открытое же письмо разило наповал одной-единственной фразой.

«Херсонес-Корсунь — это колыбель и святыня русского православия, и этот факт никто не оспаривает», — прозвучало под сводами музея, и сказанные слова означали, что именно работники музея суть истинные патриоты, оберегающие приплывшую в родную гавань святыню от варваров и невежд. Когда же выяснилось, что губернатор и этим сакральным речам не внемлет, и вообще никого не желает слушать, то сказано было и другое: напишем кесарю. То есть Путину. Путин прочтет и справедливость восстановит.

Акция, сопровождавшаяся столь внушительными заклятьями, увенчалась успехом. Немалую роль в том сыграло, вероятно, и то обстоятельство, что за «Херсонес» вступились такие известные люди, как директор Эрмитажа Михаил Пиотровский и советник российского президента по культуре Владимир Толстой. А также Алексей Чалый, легендарный человек в свитере, «народный мэр» Севастополя, у которого были свои счеты с Меняйло. Но проблему наверняка решили не они, а тот, кому возносились мольбы. Он их услышал и велел прекратить распрю, навлекающую позор на кесаря и причиняющую радость его врагам, и стало тихо.  

В итоге Халюта отказался от предложенного поста. Мединский отмолчался. РПЦ открестилась от скандала. Вице-адмирал смирился с поражением. А год спустя его и вовсе перевели в Сибирь, подальше от милой земли, хотя и с повышением. Меняйло стал полпредом. Правда, в ноябре прошлого года жестоковыйный церковный Левиафан предпринял еще одну попытку аннексировать музей, направив соответствующее заявление в Роскомимущество. Однако там ответили отказом.

Теперь завершившийся вроде сюжет вновь обретает динамику, ибо Халюта цитирует Евангелие, то есть настроен весьма серьезно. И все вроде повторяется как встарь: «Херсонес» протестует, Союз музеев, возглавляемый Пиотровским, «категорически против», и наступает время говорить волшебные слова про колыбель и святыню и жаловаться кесарю, но тут мы стоим перед тайной. Мы не знаем, сработает ли методика священнодействия на сей раз. Потому как ситуация за полтора года заметно изменилась, и уже непонятно, как отреагируют в Кремле на вопли крымчан. Кого, взвесив на федеральных весах, признают легким.

С Исаакиевским собором тоже ведь сперва было хорошо, а потом стало плохо. Ровно тогда же, что и в Крыму, в июле 2015 года петербургская епархия озаботилась вопросом присоединения собора к своим владениям, но городские власти ответили отказом, и даже министр культуры был против. Однако прошло время, и вот недели две назад богобоязненный Полтавченко объявил о передаче Исаакия РПЦ, и он едва ли так поступил, не спросясь кесаря. Если же наши догадки верны, то в государственных рескриптах просматривается некая тенденция. Устанавливающая новые правила во взаимоотношениях государства и как бы отделенной от него церкви.

Владимиру Владимировичу отчего-то захотелось еще теснее сплотиться с подведомственными ему православными иерархами, и есть основания предполагать, что на грядущих президентских выборах церковный агитпроп будет задействован на полную катушку. Кесарю воздадут Богово, что станет логичным продолжением политического курса, оформленного в начале третьего срока Владимира Путина. Курса на мракобесие.

И тут уж не помогут жалкие молитвы, вознесенные к престолу того, без которого нет России. И неважно, что в Крыму опять случится скандал. В конце концов Корсунь уже не так сакральна, как в эпоху аншлюса и чуть позже, когда прямое вторжение церковников на заповедную музейную территорию вызывало некоторое недовольство даже во властных структурах. Корсунь мы уже проехали, и молитвы, и клятвы верности, принесенные во имя кесаря, понемногу утрачивают силу. В столкновении с политикой и торговцами в храме они призрачным дымом расточаются в небесах.

Впрочем, окончательно вопрос еще не утрясен, что отражается в осторожных комментариях врио губернатора Севастополя Дмитрия Овсянникова. Он призывает конфликтующие стороны к диалогу, своего мнения не высказывая, поскольку указаний сверху еще не получил. Негромкому такому, конструктивному диалогу, как легко догадаться, без привлечения прессы. Еще легче догадаться, чем кончится эта бесшумная полемика. А единственный шанс несогласных в «Херсонесе Таврическом» заключается все-таки в том, чтобы как можно громче кричать о своей беде. Они и не молчат, и взывают к высшей власти, слабо надеясь на то, что корыстолюбивых оппонентов вразумит Господь.

Комментировать Всего 5 комментариев

Мне рассказывали... о морском змее, у которого очень необычный способ заманивать жертву. Он ложится на дно океана, как будто раненый. Враг приближается, а он продолжает лежать неподвижно. Враг начинает кусать его, но змей продолжает... лежать. Значит мы будем лежать неподвижно... и позволим нашим врагам подойти и укусить нас. (с) фильм Гладиатор (2000)

Один из экспертов на Снобе сказал, что Исаакиевский собор никогда не принадлежал РПЦ. К кому обратиться за точным ответом?

Вот здесь, например, довольно подробное исследование.

Но эта статья про Херсонес. А я именно про Исаакий спрашиваю. Что-то достоверное и от добросовесного исследователя бы почитать. Аргументы оппонентов, что Исаакий никогда не принадлежал церкви, так как строился за счет государственной казны,   В объёме одной фразы  - этого не достаточно.  Если Исаакиевский собор не принадлежал РПЦ, ни о каком возвращении не может быть и речи. 

Простите, неточно прочитал ваш вопрос! Про историю Исаакиевского собора вообще много написано, и именно в том ключе, что церкви собор не принадлежал никогда. Приглашаю к дискуссии специалистов.

Эту реплику поддерживают: Марина Романенко