Замужем за лебедем

Официально зарегистрированные отношения теряют популярность. В современном обществе в брак вступают только из-за детей

Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
+T -
Поделиться:

Я знаю одну немецкую пару с двумя детьми, которые вот уже лет пять или семь живут вместе в незарегистрированном браке. Предложение руки и сердца жена получила, но отказалась. «Я хочу быть свободна», — пояснила эта немка в возрасте чуть за 40. Считать ли такой союз полноценной семьей? Вопрос этот я задал себе снова, познакомившись с новейшей статистикой: в Берлине каждый второй ребенок рождается вне брака.

«Сегодня любовников менять легко, и этой свободой охотно пользуются», — говорит сексолог Ульрих Клемент из университета Гейдельберга. В своей книге «Если любовь изменяет» («Wenn die Liebe fremdgeht») ученый приводит данные коллег из Лейпцига и Гамбурга, которые проанализировали супружескую жизнь немцев в возрасте 30, 45 и 60 лет. Оказалось, что у самых молодых опыт сожительства несколько богаче. Они состояли, в среднем, в 3,6 гражданского брака. В то время как их родители — в 2,7. «"Семейный оборот" с каждым годом все увеличивается», — резюмирует немецкий ученый.

Конечно, с кем жить, кого, как и в каких количествах любить — сейчас каждый определяет сам. Есть союзы гетеро- и гомосексуальные. Есть пары моно- и полигамные. Есть так называемые «пэчворк-семьи», где супруги сообща воспитывают детей от разных браков. Одни живут под общей крышей и считают это необходимым условием семейной жизни. Другие встречаются только по выходным, но тоже считают себя парой. В конечном итоге, обет безбрачия, который дают католические священники, не обязательно сопряжен с какими-то телесными муками: некоторым для счастья хватает и мира с самим собой.

Нынешний семейный плюрализм едва ли стоит считать следствием «падения нравов» (гипотетического). Биологическая программа — «распространяй свои гены» — старше христианства, примерно 2000 лет назад определившего, что семья — это союз двоих, мужчины и женщины. В этнографическом банке данных Йельского университета, где собраны сведения о 1154 культурах, рассказывается и о 1000 общественно признанных способов полигамного сожительства. В «Этнографическом атласе» американского антрополога Джорджа Мердока указано, что из 560 культур лишь в 17% практиковалась моногамия. Получается, то, что нам представляется единственно возможной формой семьи, на деле таковой не является. К тому же, социальная моногамия не гарантирует сексуальной верности. 10 лет назад генетик Бредли Попович, тестируя американских детей на наличие наследственных заболеваний, выяснил, что каждого десятого ребенка воспитывает неродной отец.

«Мечтаешь о моногамии? Выходи замуж за лебедя», — давал пожилой американец отеческий совет своей дочери, которую угораздило выйти замуж за ловеласа. Герой фильма «Ревность» был неправ — неверны даже Cygnus atratus. Ученые из университета Мельбурна, проанализировав ДНК черных лебедей, выяснили, что каждый шестой птенец — результат супружеской измены.

Стоит ли удивляться, что альтернативных семейных форм становится все больше? Возможно, мы просто стали друг с другом честней?

Священнослужители настаивают, что семья — это брак мужчины и женщины. Однако прислушиваются к ним далеко не везде. Гей-пары, в большинстве западноевропейских стран получившие возможность регистрировать свои партнерские отношения, добиваются полного равенства в правах. В Италии эти попытки встречают дружное неодобрение — возможно, сказывается близость Ватикана, упорствующего в неприятии контрацепции, абортов и однополых семей. А в Испании (стране тоже католической) с недавних пор действует один из самых либеральных законов о партнерствах — гомосексуальные союзы там также именуются семейными.

Пример, поданный геями, оказался заразителен. Во Франции «пакт о партнерстве» («pacte civile de solidarite»), 10 лет назад придуманный для гомосексуальных пар, всерьез заинтересовал и гетеросексуалов: по статистике, 94% «pacs» — это мужчина и женщина. В 2008 году число «pacs» выросло на 43%, сейчас на две свадьбы там приходится одно партнерство.

У зарегистрированных партнеров есть налоговые и страховые преимущества, но их имущество раздельно, не могут они претендовать и на вдовью пенсию. В отличие от брака, партнерство во Франции заключить проще, также просто и расторгнуть этот союз — достаточно уведомления в суд, подписанного обеими сторонами. Все это, возможно, не так романтично, но зато целесообразно. Впрочем, откуда взяться романтике, если никто не ожидал такого бума «семьи light» — красивым, освященным веками традициям взяться пока неоткуда. «"Pacs" позволяют вступление в связь без подлинного вступления», — объясняет французский социолог Жан-Пьер Ле Гофф. По мнению ученого, партнерство — это выражение нынешнего индивидуализма. Социолог Михаэла Крайенфельд из немецкого института Макса Планка связывает это с востребованностью женщин на рынке труда: «В нынешних условиях брак уже не так релевантен. Его защитные функции не столь необходимы». «За последние годы ничто так не реформировалось, как семейное право», — добавляет Нина Детлхоф, семейный юрист из Бонна.

«Разница между браком и партнерством становится все менее заметной», — так немецкая пресса отозвалась на недавний вердикт Конституционного суда этой страны. В Германии партнеры теперь имеют право на «вдовью» пенсию (она составляет примерно 80% от пенсии умершего). Обосновывая это решение, судья отметил, что партнерство, как и семья, рассчитано на продолжительный срок и основано на принципе взаимной поддержки; кроме того, не в каждом браке рождаются дети, и не каждая семья создана исключительно для детей.

И все же дети — это, кажется, главный аргумент для свадьбы. По данным берлинского статистического ведомства, в гетеросексуальных партнерских союзах вероятность бездетности в два раза выше, чем в традиционных семьях. Во Франции среди пар, расторгнувших партнерство, 40% вступают в брак. Главной причиной они называют желание завести детей.

И снова о птицах. Орнитологи в британском Слимбридже сообщили о первом в сорокалетней истории наблюдений «разводе» лебединой пары. После очередной зимовки лебеди вернулись каждый с новым партнером. По словам ученых, наблюдающих за 4000 пар, это первый подобный случай. Впрочем, наука знает примеры и еще более экзотичные: в Мюнстере самка лебедя несколько лет хранила верность... лодке-катамарану, сделанной в форме птицы. Как заверяют ученые, лебедиха была вполне счастлива.

Комментировать Всего 7 комментариев

«Браки заключаются на небесах». Только подпись Бога действительна на брачном свидетельстве, даже с лодкой-катамараном. ))

Безусловно, Александр!

Трудность в том, что подпись бога часто бывает видна лишь тем, для кого брачное свидетельство предназначено. Остальные не видят даже свидетельства. Какая уж тут подпись...

сегодня все стремится к версии light, в том числе и отношения.  зачем усложнять?  и, в принципе, ничего нет плохого в гражданских браках и в том, что люди - по обоюдному согласию - живут так, как им удобно.

но мне лично кажется, что каждое содержание должно иметь форму, если хочет быть стабильным. и когда отношения скреплены неким знаком - хоть бы и печатью в паспорте - это их делает серьезнее. как-то в этом есть какая-то  ответственность и торжественность.

Вероятно, эта ответственность и пугает. Во Франции, насколько я знаю, к свадьбам очень серьезно относятся - их празднуют со всеми приличествующими случаю ритуалами (что означает и траты, и некоторый душевный дискомфорт, и социальный прессинг того или иного толка). Не из-за того ли этот бум партнерств?

К тому же мы часто не знаем, что у нас временное, что постоянное, а что только притворяется (временным ли, постоянным...). Я думаю, гражданский брак - неплохой тест, нечто вроде вступительного экзамена))

Детей только жалко.