Игорь Залюбовин /

«Нас не слышат, но услышат Трампа». Репортаж с 30-го съезда ЛДПР

В Москве состоялся юбилейный съезд ЛДПР. На съезде выбирали председателя и членов Высшего Совета. Корреспондент «Сноба» узнал, что такое смех счастливого человека, выяснил легкий способ попасть в программу «Пусть говорят» и посмотрел праздничный концерт, сидя рядом с Владимиром Жириновским

+T -
Поделиться:
Фото предоставлено пресс-службой партии ЛДПР
Фото предоставлено пресс-службой партии ЛДПР

Верзила-охранник смотрел на всех уже совершенно растерянными глазами.

— Да проходите вы, пожалуйста, в зал! Начинается! — громовым голосом и разве что не ручищами он выпроваживал из холла Института мировых цивилизаций приехавших почти со всей страны членов ЛДПР в большую аудиторию, где вот-вот должно было начаться торжество. Со стен холла на них смотрел основатель Института Владимир Жириновский: с вышитого ковра, с портрета в элегической обстановке, с полусотни фотографий. В глубине холла стояла ростовая фигура Жириновского в антураже энтэвэшной передачи «Поединок». На него уставилась такая же фигура журналиста Владимира Соловьева. На столиках лежали брошюры ЛДПР: «Россия в войне», «Говорить по-русски» и другие.

В аудитории ведущий пересказывал факты об истории партии. Например, число делегатов со времен первого съезда выросло с 215 до 600. Пока что их количество в зале напоминало старожилам, скорее, о ранних партийных временах. На огромном экране, висящем над сценой, началась демонстрация фильма. Строго говоря, это был не фильм, а фотографии Жириновского под героическую музыку — с голубями, Саддамом Хусейном и в дачном антураже. После этого на сцену выбежали акробаты в желтых строительных касках и синих комбинезонах. Акробаты лихо крутили фуэте. Им на смену вышли люди в камуфляжной форме с барабаном и трубами.

«Мы единственная партия, которая положительно относится ко всей русской истории! Нам уже 1154 года!»

Через десять минут зал, наконец, заполнился. Артисты ушли со сцены, и настало время гимна. Четверостишия транслировались на экране с припиской: «Слова и музыка Владимира Жириновского». Главные депутаты ЛДПР, разместившиеся в первых пяти рядах, гимн не пели, а просто стояли, держа руки по швам. Остальных делегатов за ними было не разглядеть. Когда я поинтересовался у стоящего рядом члена партии, почему он не поет, тот улыбнулся и замялся. Ему на помощь пришла коллега, со старательной нежностью она стала напевать: «...Мы вернем людям лучшую долю, цепи рабства навек разорвем...»

Через несколько минут в зал вошел автор слов и музыки. Владимир Вольфович Жириновский. Это была блистательная часовая речь.

Фото предоставлено пресс-службой партии ЛДПР
Фото предоставлено пресс-службой партии ЛДПР

Первым делом он обратился к истории. И попросил ее не очернять.

— Мы единственная партия, которая положительно относится ко всей русской истории! Нам уже 1154 года! — филолог Жириновский с ходу увязал российскую историю и тридцатилетнее существование ЛДПР.

После этого он отправил съезд ЛДПР в 1816 год.

— Был в России такой «Союз спасения». Они выступали за два пункта: отменить крепостное право и ограничить самодержавие. Правильно! Но там был третий пункт. Его вписал декабрист Лунев: убить царя. Мы против этого!

Затем Жириновский еще раз призвал не очернять российскую историю. Он сказал, что бабушки и дедушки не могли быть плохими, потому и мы тоже  должны быть позитивными людьми. Депутат Госдумы Вадим Деньгин на этих словах весело засмеялся. Охранник Жириновского недобро покосился на Деньгина.

«Наш главный вклад — это тот режим, к которому переходит весь цивилизованный мир! Вы хоть поняли это?» — уже кричал Жириновский.

Затем Жириновский сказал пару слов о предстоящем голосовании. В графе «председатель» стояла только одна фамилия. Сам Владимир Вольфович, впрочем, попросил присутствующих, чтобы туда вписали кого-нибудь еще — от руки.

— Мы понимаем, что его не выберут! Но все-таки надо знать настроения, на будущее, — Владимир Вольфович, похоже, задумался о преемнике.

— Именно сейчас, в февральские дни семнадцатого года, когда сто лет назад Россия переживала отречение царя, весь мир начинает отрекаться от той политической модели, которая была последние пятьдесят лет. Человечество пережило разные политические доктрины. Сегодня наступает новая модель, — чеканил Жириновский. Эту модель, по его словам, придумали в ЛДПР.

— Вся кампания Трампа — это лозунги, которые мы озвучили 25 лет назад. Нас наше правительство не слышит! Может быть, оно услышит Трампа! — на этих словах Вадим Деньгин на секунду перестал смеяться. Но тут же начал делать это с новой силой.

Фото предоставлено пресс-службой партии ЛДПР
Фото предоставлено пресс-службой партии ЛДПР

Жириновский подчеркнул, что он предсказал приход центристской идеологии на смену леволиберальной.

— Наш главный вклад — это тот режим, к которому переходит весь цивилизованный мир! Вы хоть поняли это? — уже кричал Жириновский. Съезд начал аплодировать.

Преемник — пусть и в каком-то странном геополитическом смысле — нашелся быстро; Жириновский в своей речи сравнивал политику Трампа и свои предложения: борьба с мигрантами, двусторонние отношения с США вместо НАТО, исход американцев с Ближнего Востока. Все сходилось.

— А самое главное, — миролюбиво подытожил он, — чтобы вы были довольны.

Жириновский закончил речь и началось голосование. По его итогам Высший Совет партии обновили полностью; обновление  ожидаемо не коснулось только председателя. По завершении голосования я спросил уже бывшего члена Высшего Совета партии Вадима Деньгина, что его так рассмешило и почему. Он говорил минут десять. Суть свелась к тому, что это был смех счастливого человека:

— Мы с депутатом Еленой Афанасьевой вспоминали старые промахи. Постоянно раньше у нас забавные вещи происходили. Ведь депутаты, они же как дети. Я постоянно должен их контролировать, — жаловался Деньгин. — Вот едет депутат в регионы, а я звоню туда и спрашиваю: сколько встреч он провел, что сделал за день. Чтобы они не опозорились. А человек уже в возрасте, например, и неудобно,  — сетовал Деньгин. — И, в общем, мы увидели, что происходит сейчас. Конечно, это счастливый смех. Со стороны могло показаться, что я как-то смеялся… Нет. Я вообще всем обязан этой партии. Я в ней восемнадцать лет! У меня в ней три дочки родились!

Фото предоставлено пресс-службой партии ЛДПР
Фото предоставлено пресс-службой партии ЛДПР

Другой депутат в это время фотографировался с юной поклонницей ЛДПР. Поклонница была одета так, чтобы подчеркнуть достоинства. Ее позолоченный айфон сжимал в руках помощник депутата. Сам депутат сжимал девушку.

— Фотографируй еще! — кричал он помощнику.

— Завтра попадешь в «Пусть говорят», — на ходу бросил ему коллега.

В это время начался пресс-подход Владимира Жириновского. Я спросил, что на практике сделали ЛДПРовцы за 30 лет.

— Нас слишком мало! Что вы хотите? — возмутился политик. — Но многие наши инициативы в итоге претворились в жизнь. Пусть и не нашими руками.

После этого он заявил, что намерен баллотироваться в президенты. Затем, по просьбе американского корреспондента, он передал послание Дональду Трампу (поприветствовал и поддержал). Дальше начался концерт.

Несмотря на протесты охранника, я напросился сидеть рядом с Жириновским. Хор ЛДПР исполнил попурри из любимых песен Владимира Вольфовича. Потом еще несколько исполнителей пели про любовь. Жириновский в это время о чем-то глубоко задумался или просто переводил дух. Я спросил его, что такое любовь. Он тихонько сказал:

— Потом, потом, я отдыхаю.

В финале снова вышел хор и затянул «Прощание славянки». На последнем куплете Владимир Жириновский встал и начал аплодировать. За ним поднялся весь зал.

Я хотел все-таки спросить его о любви, но, как только закончился концерт, охранник тут же вытащил меня из толпы свежеизбранных членов Высшего Совета.

В опустевшем зале сидела та самая девушка, что фотографировалась с депутатом. Я присел рядом. Мы разговорились. Оказалось, что она учится на втором курсе юридического факультета и часто ходит на подобные мероприятия, потому что ей нравится фотографироваться с известными людьми. Я спросил, крепкая ли рука у депутата. Девушка даже не изменилась в лице, доставая айфон:

— Вот у него рука крепкая, — показала она заставку на телефоне. На фотографии ее обнимал Владимир Жириновский.