Виктория Владимирова /

Единственным потерпевшим по делу «Шалтай-Болтая» стал топ-менеджер Сбербанка

Следственное управление ФСБ признало потерпевшим по делу группы хакеров «Шалтай-Болтай» только директора дирекции по управлению проектами в сфере ЖКХ Сбербанка, вице-президента федеральной уполномоченной организации «Универсальная электронная карта» Евгения Кислякова, пишет агентство «Росбалт» со ссылкой на источник, знакомый с ситуацией

+T -
Поделиться:

По версии следователей, хакеры в феврале 2016 года скачали с почтового ящика Кислякова его переписку и опубликовали ее в интернете. Украденную переписку нашли на одном из электронных носителей у предполагаемого лидера «Шалтай-Болтая» Владимира Аникеева. Аникеев и другой фигурант дела Константин Тепляков признались во взломе Кислякова. ТАСС также пишет о Кислякове со ссылкой на источник, близкий к следствию.

Источники агентства говорят, что в деле «Шалтай-Болтая» есть и фамилия заместителя начальника управления по внутренней политике администрации президента Тимура Прокопенко. ФСБ считает, что хакеры взломали почтовый ящик Прокопенко. Аникенко не опровергает взлом Прокопенко, но тем не менее чиновника потерпевшим пока не признали.

Собеседник «Росбалта» объяснил, что хоть «Шалтай-Болтай» и взломал множество крупных чиновников, они не признаются, что опубликованная переписка — действительно их собственность, поэтому их нельзя признать потерпевшими.

Материалы против Аникеева собираются выделить в отдельное производство в апреле и отдать в суд. Аникеев после задержания осенью 2016 года активно сотрудничал со следствием, признался во взломах и заключил досудебное соглашение, поэтому ему не могут дать больше, чем две трети от максимального срока по статье о неправомерном доступе к компьютерной информации (максимальный срок — пять лет). Сейчас он сидит в следственном изоляторе «Лефортово» в Москве.

«Шалтай-Болтай» опубликовал несколько писем Кислякова в марте 2016 года. Большую часть писем продали неизвестным за 58 биткоинов (56,7 тысяч долларов), и общественность не смогла прочитать их.