Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Алена Владимирская   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Егор Мостовщиков   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Елена Новоселова   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Илья Мильштейн

Илья Мильштейн: Марш-бросок Захара Прилепина

Фото: Oleksandr Khomenko/Pacific Press/Getty Images
Фото: Oleksandr Khomenko/Pacific Press/Getty Images
+T -
Поделиться:

Корни: За нами стоит спецназ русской литературы. Ориентир: На белом коне въехать в какой-нибудь близлежащий город. Конечная цель: Киев, русский город. Вся Украина, другой цели быть не может.

Что говорить, Захар Прилепин, собравшийся воевать в составе армии ДНР, совершил поступок. Проблема лишь в том, какой эпитет подобрать к слову, не вызывающему ни малейших сомнений. Проблема почти нерешаемая, поскольку эпитетов много, язык ими прямо переполнен, а Прилепин один. Авторская его интонация, равно и жизненная позиция, неповторимы и не поддаются однозначным определениям и толкованиям.

Это патриотизм современного толка, но в его, до недавнего времени, анархической нацбольской разновидности. Это ксенофобия, доходящая до проклятий товарищу Сталину за его приверженность либералам-евреям, что трудно постичь, не рискуя свихнуться. Это народность, которая проявляется всяко, но убедительней всего в дискуссии с теми же либералами. Оппоненты, по его мнению, мечтают о том, чтобы «сдохли» все рабочие и крестьяне, и писатель их разоблачает. Это, наконец, интернационализм, ярче всего выразившийся в том, что нельзя не назвать поступком.

Героическим? Прилепин вступил в должность заместителя командира батальона спецназа, и едва ли стоит сомневаться в его личной смелости. Отчаянным? Он ведь реально рискует жизнью. Подражательным? Автор «Саньки» почитает автора «Эдички», и если тот поездил по войнам и даже готовил вторжение в Казахстан, то отчего бы Прилепину не повоевать в Донбассе. Нелепым? Братоубийственная война на Украине унесла уже тысячи жизней, и ежели человеку неясна еще подлость навязанной соседям войны, то об этом стоит посожалеть. Дурным? Писатель, судя по всему, готов убивать участников нацистских бандформирований, как он скопом называет солдат украинской армии, а это нехорошо — убивать людей на чужой земле. Что бы он там ни говорил о своих великих предшественниках типа Чаадаева или Толстого. Просчитанным?..

Недавно довелось познакомиться и пообщаться с одним известным нашим оппозиционером, с которым вдруг заговорили о писателях патриотического направления. Прозвучало два имени: Прилепина и еще одного, похуже. Я склонялся к мысли, что тот, который похуже, просто бездарь и дурак, а вот автор «Патологий» талантлив и на свой лад умен. Нет, возражал несогласный, Прилепин — человек чистый, искренний, неумный, в отличие от другого, который хитер и расчетлив. Каждый из нас остался при своем мнении, но если собеседник все же ошибался, то переезд писателя в ДНР может оказаться событием не столько литературным или там героическим, сколько политическим.

Дело в том, что Россия вступает в предвыборную эпоху, и это значит, что власть попытается ободрить приунывшее было население, дабы электорат как-то побойчей, что ли, устремился к урнам, голосуя за Путина. Не так, как в прошлый раз, когда мало кто пришел поддержать «Единую Россию». Методика сплочения однообразна: это почти всегда война и сопутствующее ей возведение осажденной крепости в головах избирателей. Война и победа, способствующие пробуждению у граждан чувств противоречивых, но укрепляющих их связь с начальством: ликования, ненависти и страха. Вопрос, однако, в том, чтобы выбрать правильное место для очередной маленькой победоносной пропагандистской акции.

Вопрос в том, где теперь воевать? Виртуальная война с Америкой после победы Трампа и бурных возлияний по этому поводу в стенах государственных учреждений временно утратила актуальность. Сирия приелась, да и никогда по-настоящему не воспринималась населением в качестве места свершения ратных подвигов. Острый конфликт с Лукашенко вряд ли разумно иллюстрировать кадрами боестолкновений, да и кого там освобождать в Белоруссии, от каких бандеровцев? Остается Украина, и вовсе не потому, что руководство кремлевское консервативно или эта война еще не осточертела россиянам. Но по той причине, что больше поджигать вроде негде.

В этом смысле явление прозаика-политрука в ДНР и трогательное документальное кино в таблоиде — это почти идеальный способ очеловечить бойню. Шутка ли, один из самых известных российских писателей, не утерпев, оделся в камуфляж и поехал туда, где уже три года без малого полузабытые трактористы с шахтерами защищают «русский мир» в боях местного значения. Да и фон подходящий: гибель героев, Моторолы и Гиви, недавние столкновения в Авдеевке. А если прибавить к этому, что Европа расколота в отношении Украины и любимый покуда нами Трамп еще не нашел ее на карте, то марш-бросок бывшего омоновца предстанет в новом свете. Он таким и предстает, Захар Прилепин, отслеживая боевую подготовку ополченцев в спортзале, рассекая на внедорожнике по донбасской земле и беседуя с корреспондентом таблоида на разные темы.

Про спецназ русской литературы. О том, как хочется на белом коне въехать в какой-нибудь близлежащий город. Ну и про Киев, который ему представляется главной целью. Идеологическая основа крепкая, ибо любимые русские писатели, по Прилепину, они все были смутьяны, нацболы, но если Родина-мать звала, то как один отправлялись на передовую.

Правда, эти спецназовцы били преимущественно французов или там поддерживали разделы Польши, а современный российский писатель несет братьям одновременно и меч, и мир. Надо их, младших заплутавших братьев, призывает Прилепин, обнять и сказать, что единственные люди, которые сохранят истинное украинство, все ваши-наши вышиванки, все ваши-наши борщи и всю вашу-нашу поэзию и литературу, это русские люди. Мы — хранители вашего украинства, сообщает писатель, и слушать это по-настоящему страшно. Как и политически безукоризненные речи экс-нацбола и борца с режимом Путина о грядущей судьбе тех, кого он обнимет. Наше дело маленькое. Наверху решат.

Оттого, наверное, столько затаенного тепла в кратком комментарии Пескова, посвященном писательской экспедиции. То есть пресс-секретарь президента традиционно весьма осторожен в высказываниях, но и ему понятно, что автор «Саньки», подобно многим россиянам, поехал сражаться с хунтой «по зову сердца». Иными словами, в переводе с пресс-секретарского на русский, поступок Прилепина — он еще и согласованный, и это тоже важный эпитет среди тех, которые мы с таким трудом подбирали. Быть может, самый точный из всех.