Мнения

9908просмотров

Платон Беседин: Севастополь — самый либеральный город России

Крымский писатель Платон Беседин — о том, почему город Крымской весны может стать городом новой либерально-протестной мысли

Фото: Руслан Шамуков/ТАСС
Фото: Руслан Шамуков/ТАСС
+T -
Поделиться:

Севастопольцы считают себя самыми патриотичными людьми в России. Впрочем, так думают много где. Особенно после Крымской весны. То, о чем подсознательно догадывались годами, наконец-таки стало очевидным для всей страны.

Иначе и быть не может. Есть города — истоки цивилизаций, а есть города-цивилизации. С уникальной историей, с особыми традициями. И необязательно великое прошлое в таких городах совпадает с тоскливым настоящим. Детройт в США полумертв, но Детройт остается великим Детройтом.

Однако при всей своей, несомненно, великой истории Севастополь прежде всего развивался, хорошел в советский период. Тогда город-герой не только возродил статус духовной столицы Отечества, сохраняя значение военно-морского форпоста, но и обрел мощный интеллектуальный потенциал. Более того, Севастополь, имея закрытый статус, стал полностью самодостаточным, привилегированным.

Голосуя за воссоединение с Россией, севастопольцы отчасти голосовали и за back in the USSR.

Известный блогер Варламов в своем репортаже назвал Севастополь одним из самых чудесных городов в России, подчеркнув, что это место сохраняет привлекательную советскую эстетику — от фонарей и скамеек со львами до рафинированного классицизма центра. Правда, чуть позже Варламов уже ругался на то, во что превратили город при России, но это уже вопросы к властям, а не к городской ауре и истории.

Вообще, голосуя за воссоединение с Россией, севастопольцы отчасти голосовали и за back in the USSR. Они представляли родную страну как улучшенную, продвинутую версию Советского Союза. Действительность, конечно, оказалась иной.

Да, Севастополь — очень советский, но не в плохом, «совковом» смысле, а в положительном, монументальном. Здесь правит патриархальность, верность традициям, и, несомненно, в основе всего лежит подвиг. Потому что каждый сантиметр севастопольской земли — и в данном случае это не просто красивый оборот, а реальность — пропитан кровью героев.

Потому верность, традиции здесь значат многое, если не все. И новое на этом острове внутри острова принимается с большим трудом или не принимается вовсе. Мы видим это сейчас, когда, по сути, ни один федеральный проект в Севастополе не реализован. А те, кто взял на себя роль местных элит, отклоняют их с формулировкой: «Городу это не нужно». Хотя на деле это не нужно им.

Под «либерализмом» здесь понимают не свободы, а сопутствующие ему атрибуты вроде западных фондов и «пятой колонны». Либерал — тот, кто против Путина.

Эта твердолобость, граничащая с косностью, впрочем, амбивалентна. Она может быть и преимуществом, что продемонстрировала Крымская весна, когда именно Севастополь однозначно и бескомпромиссно определил свое будущее. Город стал центром новой России, России подлинной, а не телевизионно-патриотической.

Учитывая этот бэкграунд, становится понятно, как в Севастополе относятся к либералам и либерализму вообще. Под «либерализмом» здесь понимают не классическое видение, в основе которого лежат те или иные свободы, а шлейф сопутствующих атрибутов вроде западных фондов и «пятой колонны». Скажем проще, либерал — тот, кто против Путина. А в Севастополе рейтинг президента стремится к абсолютному максимуму.

Неудивительно, что для человека, желающего успеха, ярлык «либерал» в городе-герое — убийственный. Достаточно вспомнить, что на выборах в Госдуму один из претендентов, печально известный ресторатор Олег Николаев, шедший под девизом «Соратник Чалого», как мог отбивался от своего членства в либеральной Партии роста, где в списках он соседствовал с Ириной Хакамадой (более одиозного персонажа для Севастополя трудно представить).

Хотя Николаев мог бы идти от обратного; победы он бы все равно не одержал, но в федеральном пространстве сделал бы заявку на видного деятеля либеральной мысли.  Меж тем в последнее время события развиваются еще интереснее, и кто знает, может, Севастополь из центра патриотического трансформируется в центр либеральный. На первый взгляд, звучит дико, но смотрите: вновь заговорили о том, что с крахом Навального его вполне может заменить «народный мэр Севастополя» Алексей Чалый. Собственно, в свое время сам Вячеслав Володин советовал Алексею Михайловичу не становиться «вторым Навальным». Кто знает: может, время пришло?

Безусловно, отчасти это лишь игра. Тем более что сейчас Чалый неплохо уживается с новым врио губернатора Севастополя Дмитрием Овсянниковым. Критики с его стороны стало меньше, и тому, конечно, поспособствовали отданные на откуп «народному мэру» контракты.

Вполне вероятно, в центре Крымской весны может зародиться новое сопротивление, но уже не враждебной Украине, а родной России.

Но ведь Алексей Михайлович, несмотря на статус символа Крымской весны — действа патриотического, положительно зарекомендовал себя у либералов и уже успел показать себя несистемным человеком. И в этой несистемности, как неспособности ужиться с иерархией и положением дел в стране, необязательно видеть только сугубо негативный оттенок, ведь она может стать толчком для движения и знакового города, и всей страны к новым формам. Тут важно самому не испугаться своей несистемности (а это Чалому свойственно), а двигаться дальше, брать на себя ответственность. Тогда будет и результат.

Уверен, со временем конфликт Чалого с системой опять вспыхнет. И начнется он, как уже было, с конфликта внутреннего, когда губернаторские выборы — первые в истории Севастополя (до этого градоначальников городу-герою всегда назначали из центра) — пройдут не столь гладко, как договаривались власть имущие, что неизбежно. Дальше неспокойствие спроецируется и на президентские выборы. Тут, как предрекают эксперты, и понадобится Чалый. Кремлю нужен яркий, современный кандидат, занимающий сугубо свою нишу. «Народный мэр» Севастополя с его «всегда личным взглядом» подходит на эту должность идеально.

Так что, вполне вероятно, в центре Крымской весны может зародиться новое сопротивление, но уже не враждебной Украине, а родной России. Этому, несомненно, будет способствовать и тяжелая, несмотря на все радужные репортажи и заявления, обстановка в городе, и трудности его интеграции в общероссийское пространство. Севастополь, говоря мягко, в должной мере не обрел себя в России.

Город Крымской весны может стать городом новой либерально-протестной мысли. Предпосылки для того есть. Странно? Но вся история состоит из парадоксов.

Поделитесь своим мнением

Читайте также

 

Новости наших партнеров