Мнения

Беспорядки мигрантов изменят мир. Как — зависит от нас

В стокгольмском пригороде Ринкебю прошли столкновения между иммигрантами и полицией. Левый активист и социальный педагог в шведском центре для детей-иммигрантов Алексей Сахнин рассказывает, как отнеслись к беспорядкам его ученики, почему Трампу удалось предсказать эти события и в чем ошиблись шведские власти и западный мир

Фото: Fredrik Sandberg/TT News Agency/REUTERS
Фото: Fredrik Sandberg/TT News Agency/REUTERS
+T -
Поделиться:

Как дети-беженцы относятся к беспорядкам

О беспорядках в стокгольмском пригороде Ринкебю российская пресса рассказала так, словно это произошло в Москве. Российские друзья с иронией спрашивали, не я ли организовал восстание иммигрантов в Швеции.

Эту ночь я действительно провел в Ринкебю в компании 15 молодых беженцев из Афганистана и Эритреи. Но мы не жгли машины. Я работаю в интернате для подростков, приехавших в Швецию без родителей. Ребята спали. Кроме двоих, которые половину ночи готовились к тестам по химии и английскому.

О беспорядках они узнали следующим утром. Покачали головой, поцокали языками. Для них это была лишь новость. Они не поняли, что происходящее может повлиять на их судьбу, уменьшить их шансы остаться жить в Швеции — в стране без войны и голода.

Ведь и правда нелогично, что человек может пострадать за преступление, которого он не совершал.

Как получилось, что расисты оказались правы

Не надо верить тому, что пишут российские СМИ про беженцев. Пару недель назад один небольшой телеканал, например, выпустил материал о Мальмё, оккупированном исламскими иммигрантами. Разумеется, это лишь позорный пример ксенофобской пропаганды. Но эти фобии разделяют далеко не только русские националисты и консервативные обыватели.

Президент США Дональд Трамп в субботу заявил, что он потрясен ужасными событиями в Швеции, которые стали реальностью в результате массовой иммиграции в страну. И хотя никаких событий в тот момент еще не произошло, парадоксальным образом он оказался прав. Только его слова не вытекали из происходящих событий, а словно предваряли их.

 

«Трамп вновь оказался прав. Все еще хотите в Стокгольм, леваки?» — издевательски спрашивает в твиттере редактор ресурса Infowars.com. В каждом его сообщении столько радости, будто он выиграл в лотерею. И таких все больше. Все больше людей рассказывает исключительно о преступлениях мигрантов в «белых» странах, словно в мире ничего больше не происходит. 

Как получилось, что откровенные расисты оказались правы и общество беспомощно наблюдает, как сбываются их безумные пророчества?

Почему нищие беженцы выгодны западному миру

Недавно я устроил встречу мальчиков из моего интерната с Ильвой Йоханссон, шведским министром труда и занятости. Они успели задать лишь один вопрос: «Что социал-демократическое правительство делает, чтобы мы могли найти работу в Швеции?» Госпожа министр ответила, что работает над этой проблемой и уже сейчас парни могут рассчитывать на хорошую работу: шофер грузовика, почтальон, чернорабочий. Ответ как ответ, но парням он не понравился. «Как ты думаешь, — спрашивали они меня, — она расист? Она правда считает, что мы не способны ни на что большее, кроме как убирать улицы?» 

То, что границы этого социального гетто совпадают с культурными и расовыми, лишь делает его стены прочнее.

Ответ министра показался моим маленьким афганским мечтателям жестоким. Но он был преисполнен оптимизма. Далеко не все из тех, кто сегодня сражается с математикой и шведской грамматикой, смогут достичь даже того уровня, который пообещала им госпожа министр. Многие станут даже не дешевой рабочей силой, а просто балластом на рынке труда. Они пополнят резервную трудовую армию, о которой писал Маркс, разбирая механизм обнищания рабочего класса в классическом капитализме. Их «работа» будет заключаться в том, чтобы получать крохотное социальное пособие и сидеть возле метро Ринкебю в ожидании случайных заработков. 

Эта бесчеловечная логика основана на сохранении и углублении неравенства. На создании социального гетто, для обитателей которого путь наверх если не исключен, то крайне затруднен. То, что границы этого социального гетто совпадают с культурными и расовыми, лишь делает его стены прочнее.

В школе моим ребятам рассказывают о разных профессиях. Всегда о простых, без амбиций. Если кто-то спрашивает, как стать врачом или юристом, взрослые снисходительно советуют почитать об этом в интернете. Вместо «американской мечты» парням досталась суровая действительность без прикрас.

Это жестоко, но рационально. Большинство ребят из Афганистана, Эритреи или Сирии не получили образования на родине. Вместо школы у многих из них за плечами война, смерть родителей, голод и тяжелый труд. Многие плохо говорят по-шведски и сильно отстают от любого шведа по части знаний об окружающем мире. Это реальное, а не выдуманное неравенство.

Но дальше очень многое зависит от общества. Собирается ли оно преодолеть это неравенство или использует его как ресурс?

Когда тысячи голодных людей хлынули в Европу, мы слышали много слов о гуманизме и милосердии. За этими словами пропадала другая, не столь возвышенная реальность. Реальность дешевого труда. Правящие классы получили несказанное количество дешевых рабочих рук. Тысячи обездоленных, готовых на любую работу за любые деньги.

Либеральные эксперты предлагают создать целый кластер работ для эмигрантов: низкоквалифицированных и низкооплачиваемых. Высокая гуманистическая риторика лишь камуфлировала стремление элит резко обесценить труд, не идя в лобовую атаку на социальные права своих граждан. 

Выводы

Над каждым из моих мальчиков и над десятками тысяч других, которые живут между надеждой и отчаянием, ожидая судьбоносного ответа от миграционной службы, довлеет мощная сила, контролировать или даже повлиять на которую они не могут. 

Это сила буржуазной рациональности. Сила, определяющая баланс прибылей и затрат капитала. Именно эта сила открыла перед ними двери в западный мир. Именно она жестко определяет место, которое они могут в нем занять. Именно она легко вышвырнет их вон.

Мои мальчики еще не узнают себя в сверстниках, которых отчаяние толкнуло на бунт. Они еще полны надежд на лучезарное будущее. И у них очень мало опыта коллективного действия. В конце концов, «что мы можем сделать?»

Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором

Общество взрослых за пределами нашего интерната недалеко ушло от этой наивной позиции. Журналисты и политики спорят о допустимых границах иммиграции, о ее калькулируемых значениях. Разве не стоит обсудить вместо этого, какую роль она играет в механизмах нашего собственного общества? Может ли она быть не фактором роста неравенства, а движущей силой для развития? И что для этого нужно перенастроить внутри самого западного мира? И не следует ли регулировать иммиграцию не с помощью депортаций и квот, а с помощью регулирования рынка труда?

«Вот идиоты, — сказала моя собеседница, шведка. — Лучше бы пошли жечь машины в богатые пригороды».

 

Горькая ирония заключается в том, что зачастую мы все — и счастливые обладатели европейского паспорта, и те, для кого он остается призрачной мечтой, — остаемся лишь пассивными наблюдателями происходящих вокруг процессов. 

И именно это следует поменять в первую очередь.

С работы я отправился в школу для взрослых, где изучаю английский и обществознание. Я рассказал одноклассникам о беспорядках. Их реакция озадачила меня. «Вот идиоты, — сказала моя собеседница, шведка. — Лучше бы пошли жечь машины в Дандерют*. Это там живут те, кто принимает решения».

* Дандерют — элитный пригород Стокгольма.

Поделитесь своим мнением

Читайте также

Комментировать Всего 6 комментариев

Господи, и таких людей допускают до детей......

Эту реплику поддерживают: Александр Звонкин, Светлана Кузнецова

Правящие классы получили несказанное количество дешевых рабочих рук. Тысячи обездоленных, готовых на любую работу за любые деньги.

Мне казалось, что про Карла Маркса был другой материал...

Эту реплику поддерживают: Александр Звонкин

Стоит опасаться не мигрантов, а националистов, идеи которых становятся популярны в последнее время в Европе.  

не знаю как в швеции но в фрг никаким правящим классам не нужны "Тысячи обездоленных, готовых на любую работу за любые деньги."

просто приняли потому что боялись защищать границы и плюс к этому соблюдают букву международных конвенций о беженцах

но уже сейчас принимают разные законы чтобы всех обратно турнуть по-быстрому

так что дело такое

Эту реплику поддерживают: Светлана Кузнецова

А почему речь идет только о мальчиках? Где в этой школе девочки? 

это интернат, у нас только мальчики. девочек вообще мало, 90% подростков-беженцев из Афганистана мальчики.

 

Новости наших партнеров