Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Егор Мостовщиков   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Елена Новоселова   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Илья Мильштейн

Илья Мильштейн: Ограбление по-кремлевски

Фото: Шарифулин Валерий/TASS
Фото: Шарифулин Валерий/TASS
+T -
Поделиться:

Помимо прочего, это еще и очень смешно.

Только представить: Москва эпохи авторитаризма, локальных войн и тотальной холодной войны. Режимная зона возле Кремля. Явно незаконный с точки зрения властей мемориал на месте убийства оппозиционного политика, хотя великодушный президент и молвил однажды, что ничего не имеет против. Позавчера несогласные снова провели марш в честь погибшего. Мемориал весь в цветах, а еще флаги, плакаты, портреты, свечи. Непорядок.

Но авторитарная власть сурова и беспощадна, и мы знаем еще из позднесоветских времен, как она наводит порядок. Стилистика устранения из пейзажа лишних и ненужных объектов предполагает, к примеру, бульдозеры, а сам по себе процесс принуждения граждан к миру и послушанию должен выглядеть солидно, неспешно, тупо, убедительно. С авторитарной властью шутки плохи.

Очередной прогон очередной серии документального триллера под условным названием «Грабеж под покровом ночи»

Однако вместо этого мы наблюдаем балаган. Какую-то дикую спецоперацию, в ходе которой сперва приезжает полиция и задерживает дежурящих на мосту («поступил сигнал, что у вас тут драка»), а потом спецгруппа страшно суетящихся спецмужчин в спецкасках, спецжилетах и спецгетрах проводит спецзачистку мемориала. В таком приблизительно духе, и женский возглас «Подонки!» достойно увенчивает этот поразительный сюжет. Очередной прогон очередной серии документального триллера под условным названием «Грабеж под покровом ночи».

Зрители подсчитывают, что это 67-й, что ли, эпизод сериала, а мы можем вспомнить, как все начиналось — буквально с первого дня после гибели бывшего вице-премьера. Как люди приносили на Немцов мост цветы, флаги, плакаты, портреты, свечи, а вслед за ними являлись молодежного типа крысы и оскверняли мемориал. А люди приходили снова, восстанавливая то, что пожрали крысы, но спускалась ночь — и на месте преступления орудовали торопливые коммунальные мужчины, которые по приказу начальства опять зачищали мост. Люди вновь его возрождали, но крысы не унимались, и возникала драка: крысы набрасывались на людей. Как начиналось, так и продолжается, и все вроде ясно, но недоуменный этот вопрос повисает в воздухе: что вообще происходит?

Странный в России авторитаризм, вы не находите?

Нормальная власть в нормальной стране хоронит оппозиционера с почестями, проводит реальное расследование, карает преступников, чтит память погибшего. Авторитарная власть стремится засекретить похороны диссидента, не допускает никаких массовых скоплений так называемого народа и даже имя убитого пытается вытеснить из общественной памяти. В истории с Борисом Немцовым мы видим некое смешение жанров.

Начальство не смеет запретить гражданам поминать несогласного и худо-бедно ловит и судит каких-то пехотинцев, похожих на убийц. Начальство с большим раздражением и неохотой дозволяет гражданам в день убийства выходить на демонстрацию в центре столицы, и мемориал в режимной зоне существует уже два года, но терпеть его нету сил. И непонятно, что с ним делать. Все-таки начальству страшно не повезло, что Бориса Немцова застрелили чуть ли не под окнами президентского кабинета. Начальство мечется.

Странный в России авторитаризм, вы не находите?

С одной стороны, мемориал Немцова постоянно грабят. С другой стороны, власть не препятствует людям, когда они снова приносят на мост цветы

С одной стороны, ни парламента, ни справедливых судов, ни свободы слова на гостелеканалах и в большинстве СМИ нет и не предвидится. С другой стороны, границы открыты, и любой диссидент может безнаказанно их пересечь. С одной стороны, свобода собраний тоже практически отменена. С другой стороны, разрешают же собираться раз в год под присмотром ОМОНа и полицейских цензоров, отвергающих негодные плакаты. С одной стороны, мемориал Немцова постоянно грабят. С другой стороны, власть не препятствует людям, когда они снова приносят на мост цветы, флаги, плакаты, портреты, свечи. И когда их убирают, предварительно арестовав граждан, защищавших мемориал, начальство непременно выступает с какими-нибудь разъяснениями. Дескать, «Большой Москворецкий мост — памятник культурного наследия, один из популярных туристических маршрутов столицы. Большое скопление... памятной атрибутики затрудняет обеспечение безопасности людей, которые пользуются инженерным сооружением на Москве-реке».

Ну да, в слова эти лучше не вникать, поскольку смысла в них нет совершенно, но какая авторитарная власть снисходит до диалога с населением? Эта нередко снисходит, и если заранее условиться, что содержательная их ценность равна нулю, но некие внешние приличия все же соблюдаются, то можно и послушать. Гадая, как все же обозначить эту власть, авторитарную по сути, но и демократичную в неких своих проявлениях. Налицо разрыв шаблона.

Есть словосочетание «гибридный режим», навязшее в зубах. Есть слово «балаган», в политологической науке не употребляемое. Есть другие слова, запрещенные Роскомнадзором. Случается, как раз они и приближают нас к разгадке удивительных событий, происходящих в России, в рамках которых патриотический, допустим, порыв оборачивается оккупационной бойней, а наведение порядка в центре столицы — застенчивым грабежом.

Тем не менее память о Борисе Немцове жива, и в многочисленных комментариях и комментах, посвященных этой свежей новости, этому бесконечному действу, осквернению и возрождению мемориала, соединяются два чувства, казалось бы, несоединимые. Отвращение — и смех. И если вспомнить, что Борис Ефимович был человеком веселым и даже легкомысленным и в творческом его наследии сохранилось немало оценочных суждений, в печати невоспроизводимых, но очень точно описывающих ситуацию в стране и в головах ее властителей, то можно подобрать определение оттуда, какой-нибудь совсем простой эпитет. И больше не мучиться, пробуя постичь эпоху во всей ее цветущей сложности и безумной простоте.

Комментировать Всего 2 комментария

Какая власть, такой и тоталитаризм. Я бы сказал законченный тоталитаризм в исполнении законченных идиотов.

 А что тут нелогичного ? Диалектическая логика как единство и борьба противоположностей ? Все же понятно. Немцов не какой-то там диссидент, а бывшая плоть от плоти - губернатор и вице-премьер. Дальше надо продолжать линию ? Иная - Его убили, пусть и не на посту, но это же вроде бы и не власть зделала ? Команды по отношению к отношению не было и не могло быть - догадайся мол сама. Граждане вполне себя достойно ведут, если бы убрали фигу в кармане. Ну и т.д. Есть логика в русских селеньях, не надо лениться, раскрывая ее. Конечно, оптимальный взгляд, присущий любым сторонам даже мысленного дискурса - они просто идиоты и подонки, а мы умные и честные. Но это же просто скучно )