Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Андрей Архангельский   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Алена Владимирская   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Ренат Давлетгильдеев   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Елена Новоселова   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Наталья Плеханова   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Саша Чернякова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Михаил Шевчук   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Иван Давыдов

Иван Давыдов /

История с конспирологией

Фото: Denis Sinyakov/REUTERS
Фото: Denis Sinyakov/REUTERS
+T -
Поделиться:

Проснувшись утром после беспокойного сна, один проницательный житель столицы обнаружил, что лежит не в собственной постели, а в луже грязи. Потому что дом, который он до этого считал собственным, большой начальник в докладе для очень большого начальника обозвал хрущевкой и добавил, что хорошо бы его, этот дом, снести. Дом на хрущевку походил разве что количеством этажей, ну, и еще некоторым набором общих признаков — стены, окна. Но очень большой начальник в это время думал, куда бы послать авианосец. У него был только один авианосец, и это его печалило — у других-то вон сколько авианосцев… Другие могут сразу много послать авианосцев, причем в разные стороны. А у него — один, тут надо тщательно все взвесить, прежде чем… И так вон все смеются: дымит, мол, его авианосец, ну уж, что есть, то есть. Поэтому на деталях доклада большого начальника очень большой начальник не концентрировался. Вообще он любил людей и защитил бы, конечно, проницательного жителя столицы, если бы только вслушался в слова большого начальника. И, может быть, дом проницательного жителя столицы не снесли бы. Наоборот, построили бы во дворе дома проницательного жителя столицы детскую площадку. Но он тогда думал про свой единственный авианосец, коптящий слегка, зато любимый. Очень большой начальник любил людей, однако авианосец любил больше.

Они и сами не знали, стадион это или космодром, но ведь и то, и другое — вещи нужные

Все начальники любят людей. И большой начальник, который в докладе для очень большого начальника обозвал дом проницательного москвича хрущевкой, тоже любил людей, но по преимуществу — знакомых. А у знакомых — строительные комбинаты, им надо как-то жить, где-то зарабатывать, а рынок стагнирует… В общем, у большого начальника были причины, чтобы немного слукавить в докладе перед очень большим начальником. А дальше за дело взялись начальники поменьше, совсем маленькие начальники, дети разнокалиберных начальников, друзья, знакомые, разнообразные племянники. В общем, дом-то они, конечно, снесли, а заодно и мебель украли, потому что зачем человеку мебель, если у него нет дома. Хотели телевизор оставить — они ведь не просто так начальники, они ведь знают, что если у человека телевизор забрать, он внезапно становится слишком уж проницательным. Но потом присмотрелись, увидели, что этот и так проницательный, уже не исправить, и телевизор забрали тоже.

И честно хотели ему новый дом построить в Новой Москве. Но потом вспомнили, что есть вещи нужнее. Стадион. Или космодром. И стали строить стадион. Или космодром. В Новейшей Москве, где-то под Барнаулом. Они и сами не знали, стадион это или космодром, но ведь и то, и другое — вещи нужные. Написали отчеты, купили виноградники в Тоскане и яхты на Адриатике. Там хорошо, в Тоскане. Тепло. На Адриатике — еще лучше. Очень отличается Адриатика по климатическим показателям от Новой Москвы. Тем более — от Новейшей.

И вот однажды, проснувшись утром после беспокойного сна, проницательный житель столицы обнаружил… Вру, впрочем, как большой начальник на докладе у очень большого. Ничего он не обнаружил. Он даже не заметил, что жизнь его немного изменилась, что он лежит не в постели, что сверху — серое столичное небо вместо белого потолка. Он достал смартфон и принялся изучать новости. И давайте не будем гадать, откуда голый человек, лежащий в луже грязи, достал смартфон. Давайте останемся приличными людьми.

Русская литература учит нас: все маленькие люди живут по-разному, все большие начальники счастливы одинаково

Он достал смартфон и тут же узнал, что один оппозиционер, человек довольно нахальный, опубликовал очередное расследование об очередном большом начальнике. Может быть, как раз о том самом, который обозвал дом проницательного человека хрущевкой. Или о другом. Русская литература учит нас: все маленькие люди живут по-разному, все большие начальники счастливы одинаково. В финале истории о любом большом начальнике — виллы и яхты. Виноградники. Отличаются только названия фирм-прокладок, плюс иногда что-то такое мелькает, что связано со спецификой вкусов: бронированное шубохранилище с шубами или коллекция кроссовок.

Все вскипело в проницательном жителе столицы. Не обращая внимания на начавшийся дождь (это крышу можно украсть, а дождь останется), он начал делиться с другими проницательными жителями столиц и окраин собственными мыслями по поводу заказчиков расследования. «Группа Сечина-Грефа пошла в новую атаку на альянс Медведева-Шувалова, — писал проницательный житель. — Не исключено также участие в этой информационной спецоперации ближайшего окружения Собянина». В соседних лужах забулькали другие проницательные жители. Посыпались комментарии. «Отрицать заинтересованность клана Ковальчуков — значит просто расписаться в полнейшем непонимании ситуации!» «Воробьев с подачи Шойгу вполне мог это все провернуть». «Очевидно, перед нами очередной виток противостояния ФСО и ФСБ». «Глупости! Заказчик так называемого расследования — Министерство рыбного хозяйства, это ясно хотя бы по тому, сколько раз в материалах упоминается Средиземное море».

Проницательный житель ярился и выражений уже не выбирал. В ответ тоже прилетало. Ему было просто некогда задуматься, отчего это он голый и в луже, — так важно было выяснить, кому же это выгодно, доказать, что очередной начальник оказался вором, объяснить, какие начальники объединились в картель и на каких начальников ополчились. И он даже почти уже убедил оппонентов в собственной правоте, но тут из ниоткуда возник совсем мелкий начальник, так, не начальник даже, а племянник деверя супруги брата очень мелкого начальника. Он вырвал из рук у проницательного жителя столицы смартфон и бросился бежать.

Виноградник на это, конечно, не купишь, ну, хоть виноградину.

И тут проницательный житель столицы вдруг сообразил, что на самом деле это он и был заказчиком всех антикоррупционных расследований. Что это ему было выгодно — знать, кто из начальников вор, что этот вор украл и как украл. Чтобы вора наказали, а прочие начальники задумались, стоит ли рисковать свободой ради яхт и вилл. Мысль эта ослепила проницательного жителя столицы, обожгла, он захотел этой мыслью немедленно поделиться. Захотел рассказать всем прочим проницательным жителям, что спорят они не о том. И что сам факт их коллективного нахождения в грязных лужах важнее, чем стратегия и тактика противостояния привластных кланов.

Однако, за неимением смартфона, не смог.

Комментировать Всего 2 комментария

Не надо приуменьшать проницательность наших жителей. Если за них не домысливать, а спросить напрямую, сразу узнаете: это украинка гадит. По немецкой наводке. А уж проигравшей из-за наших доблестных сотрудников выборы американке сам ихний сотона велел клеветать самым злостным образом.

грустновато как-то - но мысль о заговоре кота и бутерброда немного бодрит