Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Андрей Архангельский   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Алена Владимирская   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Ренат Давлетгильдеев   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Елена Новоселова   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Наталья Плеханова   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Саша Чернякова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Михаил Шевчук   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Илья Мильштейн

Илья Мильштейн: Чудновец в Курганском суде

Фото: Александр Алпаткин/ТАСС
Фото: Александр Алпаткин/ТАСС
+T -
Поделиться:

Воспитательница детского сада, мать трехлетнего ребенка, отбывавшая лагерный срок за репост, вышла на свободу, и отклики на это событие однообразны. Мол, пришла пора наказывать тех, кто ее посадил. Следователей, прокурора, судей, а также тружеников конвоя в широком смысле, прессовавших ее в лагере. Да и как может быть иначе, если Евгения Чудновец вчистую оправдана за отсутствием в ее действиях состава преступления? Есть же конкретные люди, в пиджаках и мантиях, которые ее допрашивали, обвиняли, приговаривали, заключали в карцер «за то, что она прикрыла ноги одеялом» — и эти господа должны понести ответственность, разве нет?

Нечто подобное мы уже читали, разбирая дело Ильдара Дадина. Его тоже посадили ни за что, а в лагере еще и пытали, как вдруг в дело вмешался Конституционный суд, вслед за ним суд Верховный, потом замгенпрокурора. В итоге политзэка выпустили и реабилитировали, и граждане, следившие за этим сюжетом, испытывали двойственное чувство. С одной стороны, как хорошо, что Ильдар на воле. А с другой стороны, он не должен был сидеть ни одного дня. Служителей Фемиды и ГУЛАГа, осудивших и мучивших невиновного, надо бы теперь как минимум выгнать с работы — или как? Недобитое наше гражданское общество склонялось к мысли, что за преступлением против личности должно последовать наказание.

Однако всякому, исключая самых упертых идеалистов, ясно, что никого из служителей ни к чему не привлекут. И проблема тут даже не в том, что они «исполняли закон», то есть криво написанные и прямо антиконституционные статьи, внесенные тем не менее в Уголовный кодекс. Есть статья, карающая за перепост «материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних», а дальше уже начинается правоприменительная практика, и попробуй осуди того прокурора, который просил суд упечь воспитательницу на пять лет. Ну, мог он не поверить подсудимой, когда та утверждала, будто запостила трехсекундный ролик с издевательствами над ребенком для того, чтобы такое больше не повторялось? Мог поверить, а мог не поверить. На сей раз и обвинитель, и судья попались недоверчивые, и Чудновец отправилась в лагерь.

В иных случаях люди отделываются штрафом, ибо тут действует не закон, а лотерея. Лотерея, в которой проигрывают практически все подозреваемые, но средства воздействия на проигравших варьируются. Точно так же функционирует и статья, карающая за одиночные пикеты, по которой посажен был пока только Ильдар Дадин. Имеется то, что на юридическом языке называется «нормой», и тут уж как кому повезет. С адвокатами, с общественной реакцией на приговор и с настроениями, преобладающими в данный конкретный момент в Кремле. Настроения переменчивы.

А главное, все эти статьи, карающие за перепосты, одиночные пикеты и бог весть за что, — они ведь не сами собой зародились в Уголовном кодексе. За них проголосовали депутаты. Указы о введении в УК РФ новых статей подписал президент. Возникает естественный вопрос: следует ли, ознакомившись с делами Дадина и Чудновец, пересажать весь депутатский корпус и сурово покарать гаранта всех наших прав? Понятно, что так мы дойдем до тотальных политических репрессий, скатимся в кровавую ежовщину и долго еще потом будем реабилитировать пострадавших, иных и посмертно. Так что лучше уж пусть оно идет как идет, правда же?

Ильдар Дадин на воле — чем не праздник? Евгению Чудновец освободил Курганский областной суд, удовлетворив кассацию замгенпрокурора, — и разве это не повод всех понять и простить? Я уж не говорю о том, что сам Путин, если верить намекам Пескова, поучаствовал в правозащитной деятельности, вступаясь за невинно осужденную. В декабре прошлого года журналист Екатерина Винокурова сообщила президенту об этом деле, он пообещал разобраться, и вот — трех месяцев не прошло, а посаженная за репост уже дома. Разобрался, стало быть.

Да, но все-таки хочется почему-то в эти счастливые дни назвать имена отдельных вершителей судеб. Например, председателя Катайского райсуда Владимира Борычева, приговорившего Евгению Чудновец к шести месяцам колонии общего режима. Судью Басманного райсуда г. Москвы Наталию Дударь и судью Мосгорсуда Наталью Борисову, последовательно приговаривавших Ильдара Дадина к трем и двум с половиной годам лагеря. Начальника сегежской ИК-7 Сергея Коссиева, той самой колонии, где зэков, по свидетельству Ильдара, предпочитали избивать под песни группы «Любэ». Депутатов также хочется вспомнить, всех до единого, а также гаранта прав. Просто так, для порядка назвать и сохранить в памяти. И еще на тот случай, противореча себе, сохранить, когда бессмысленные ныне вопросы и призывы вдруг обретут смысл и даже судебную перспективу.

Собственно, их очень много — таких сюжетов, со счастливым концом либо относительно благополучным завершением, как дела Михаила Ходорковского или девочек, обратившихся к Богородице, или тех узников Болотной, которые вернулись. Или полноценных трагедий — имею в виду дело Алексея Пичугина, отбывающего пожизненное заключение. Когда-нибудь, хочется верить, эти риторические, а то и политически вредные сегодня вопросы прозвучат вполне естественно и громко, и мы получим на них ответы. Но это случится не скоро, и в предвыборный год нам остается лишь фиксировать внезапные вспышки гуманизма, поражающие верховную власть. Гадая о том, как их оценивать в предвыборную эпоху и на какие сроки рассчитывать. Применительно к временам точечного реабилитанса, действующим статьям УК РФ и грядущим печальным новостям из залов судебных заседаний.

Комментировать Всего 4 комментария
Евгению Чудновец освободил Курганский областной суд

Её освободила Екатерина Винакурова из издания znak.com, обратившаяся к самизнаетекому на пресс-конференции.

Ну, я упомянул этот случай, но не думаю, что только она и спасла.

Моя реплика касалась Курганского областного суда. Это не он освободил. Он только оформил после того, как "папа" по ушам дал. И в этом весь ужас. До подобного идиотизма, как приговор за репост для обращения вниманиядаже советские суды не додумывались. Даже в СССР пытались соблюсти хоть какю нибудь видимость законности.

Да и папа едва ли по ушам давал. Просто из Кремля пришла указивка, что сегодня политически целесообразно в отдельных случаях проявлять чудеса милосердия. А так - все судьи и прокуроры на месте и несут караульную службу, руководствуясь, что называется, законами.