Анна Карпова, Александр Косован, Анна Алексеева

14092просмотра

«У серых на карандаше». Как футбольные фанаты и полиция готовятся к ЧМ-2018

Депутат Игорь Лебедев предложил узаконить драки футбольных фанатов, сделав их отдельным видом спорта. Сотрудники Центра противодействия экстремизму еще год назад после массовой драки в центре Москвы объявили о «работе с фанатами»: обыски у участников фанатского движения и профилактические беседы с ними стали проходить регулярно. «Сноб» поговорил с несколькими фанатами и выяснил, зачем вообще нужно драться, как к чемпионату мира по футболу — 2018, который пройдет в России, готовятся болельщики и удастся ли им провести обещанный «фестиваль насилия», несмотря на усилия Центра «Э»

 Фото: Михаил Мокрушин/РИА
Фото: Михаил Мокрушин/РИА
+T -
Поделиться:

«Полиция давно работает с болельщиками: во всем мире фанаты — потенциальная революционная сила»

Александр (имя изменено), 30 лет, фанат одного из московских клубов:

Российская субкультура боления очень отличается от того, что можно увидеть в Европе. Европейские фанаты — потенциальные клиенты «революционных» партий: как леворадикальных, так и праворадикальных. В сам футбол они ничего революционного не вносят, но у них есть идеологическое позиционирование и противопоставление себя власть имущим и системе. И они заботятся о безопасности друг друга. Несколько лет назад я общался с ребятами из Германии, которые болеют за футбольный клуб Hertha. Они выпускают специальные брошюры о том, как общаться с полицией, какие у болельщиков есть права, какие права есть у полиции. У них есть несколько круглосуточно доступных номеров адвокатов — естественно, они сами болеют за футбольный клуб Hertha. Это интересная практика, которая может быть полезна. Не потому, что фанаты из-за культуры насилия сами лезут в драки, а потому, что, например, когда они будут выезжать в другой город, чтобы поддержать свою команду, их будут воспринимать как чужаков: полиция будет вести себя настороженней и агрессивней или оппоненты будут пытаться спровоцировать.

В России болельщики живут в собственном закрытом мирке, им интересны пресловутая общность, желание называть себя сильными бойцами, заявить о себе как о воинах. Конечно, это не значит, что европейцы этим не больны и они просто ходят на стадионы размахивать флагами. Специфика — а может, и проблема — того пути, по которому пошли наши соотечественники, в том, что люди создают бойцовские клубы по интересам, где превалирует культ силы и чрезмерная маскулинность, а как играет команда, им совершенно безразлично. Они не знают, кто играет в команде, какие составы, многие даже не ходят на стадион, зато всегда готовы настучать оппонентам до или после игры. По мне, это идет вразрез с тем, что собой должен представлять футбольный фанат.

В последний год для наших болельщиков по каким-то причинам главными оппонентами стали англичане. Видимо, после того как им удалось напрямую серьезно поконфликтовать в Марселе. Но именно англичан я бы привел в пример того, как должен вести себя футбольный болельщик. В том же Лондоне порядка десяти футбольных клубов, играющих в лигах разного ранга. Болельщики делятся по районному принципу, вплоть до того, что в семьях целыми поколениями болеют за одну команду. У нас по разным причинам все иначе. Ты живешь в провинции за Уралом, но болеешь за «Зенит», потому что команда популярная и год от года играет в еврокубках. При этом у тебя в регионе вполне может существовать команда с еще более долгой и богатой историей, но абсолютно заброшенная, как болельщиками, так и чиновниками, и обреченная оставаться на любительском уровне.

С каждым годом большой футбол превращается в развлечение для богатых, стадионы становятся шикарнее, но и труднодоступнее

Не думаю, что конфликт в Марселе и другие события, которые происходили на Евро, сильно повлияли на отношения правоохранительных органов и фанатов. После Марселя общество просто еще раз убедилось, что российские болельщики — чудовищные маргиналы. В какой-то степени так и есть, но грести всех под одну гребенку тоже неправильно. Оперативная работа в отношении российских фанатов ведется уже давно, потому что фанаты вообще очень мощная сила. Например, в Египте основу революционного движения составляли именно фанаты. В России на всех политических мероприятиях участие болельщиков минимально, работа с ними уже проведена. Хотя за последние лет 15 фанаты замечены, например, в разгроме лагеря экологов в Химках или во время драки на Хованском кладбище.

Никто свечку лидерам российских фирм, которые связаны с организацией выездов и драк, не держал. Но, руководствуясь логикой, можно сделать выводы, что с самыми серьезными людьми уже давно поговорили: ни во время Кубка конфедераций — 2017, ни во время чемпионата мира — 2018 устраивать цирк не нужно. И хотя есть огромное количество неконтролируемой молодежи от 16 до 22 лет, которые росли на фильмах про футбольное хулиганство, не думаю, что такие серьезные события, как в Марселе, повторятся в России: органы очень серьезно готовятся. Сами посмотрите на усиление в городах во время футбольных матчей.

Я был в Марселе, но сам по себе. Я ходил на игры: опыта посещения таких крупных соревнований у меня не было, и мне кажется, что это была последняя возможность увидеть свободный футбольный фанатизм. Контроля будет все больше и больше, простора для вольнодумия — меньше и меньше. С каждым годом большой футбол превращается в развлечение для богатых, стадионы становятся шикарнее, но и труднодоступнее. Представить, что в этой атмосфере может происходить что-то спонтанное или впечатляющее, с пиротехникой, баннерами на весь сектор, очень сложно.

«Про тех, у кого нет ножа, говорят — неудачники, лохи»

Сергей (имя изменено), 31 год, фанат ЦСКА:

Раньше я ездил на все домашние матчи. По количеству выездов и активности во время них измеряется авторитетность фирмы — околофутбольной группировки — и отдельных ее участников. Сейчас уже не езжу: интерес пропал. На выездах мне нравился командный дух, особенно во время драк, в которых участвуют не только глупые школьники, конечно. На Кавказ и в Питер ездить было опасно. Питер — один город — один клуб, там очень не любят приезжих, особенно из Москвы. Доходило до того, что на вокзале при выходе из вагона можно было «поймать» от зенитовца по лицу.

Для меня было важно попасть на матч и поддержать свою команду, я ездил на игры даже в одиночку. Бывало, что дорога была трудной. Как-то раз я опоздал на поезд до Питера. Пришлось поймать попутку, доехать до Сходни, оттуда на «собаке» — электричке — в ночь до Твери, где я заночевал, потом с утра до Бологого на «собаке», и еще километров 10 пешком. До попутки. Добрался до поезда, залез в резину между составами, вылез в тамбуре — и до Питера уже оставалось немного.

В драках мы отстаивали честь команды. В некоторых драках есть уважение друг к другу, и все делается по правилам. Есть фанаты, которые придерживаются fair play — честной игры, это что-то вроде свода этических правил: уважение соперника, драка на чистых кулаках, никаких ножей. Но fair play — это больше о фанатах старшего возраста, их называют олдовые. Они благодарят за драку, проявляют уважение — это уровень. Даже бывает, что победившие поднимают побежденных и отряхивают. Но бывает, что драка начинается спонтанно — и там никаких правил. Однажды местные воронежские ультрас налетели на нас ни с того ни с сего, и мы хорошенько друг друга отметелили.

Молодые фанаты — это почти всегда понты и никакого уважения друг к другу

Еще бывают драки с объединением дружеских команд. Например ЦСКА и «Динамо» против «Спартака» и «Торпедо». Или дружеские города против недружеских. Самара и Питер, например — они дружеские. У них «банановая дружба»: в Самаре в Роберто Карлоса, который играет за «Анжи», во время матча бросили банан. А потом в Питере зенитовец протягивал Карлосу очищенный банан. В Российском футбольном союзе долго гадали, что это — проявление расизма или нет.

Во многих группах фанатов «Вконтакте» про тех, у кого нет ножа, говорят — неудачники, лохи. Школьники ведутся, и это плохо. Молодые фанаты — это почти всегда понты и никакого уважения друг к другу, они жестоко добивают лежащего. Они — это люди, которым важен не футбол, а важно быть похожим на опасного фаната. Сейчас с ножом ходить модно. Как по мне, это глупо и опасно. Ни один из старых таким не страдает, если он, конечно, не отшиблен на голову. Молодых накручивают — политика и там есть. Баранам легче голову задурить, а они и рады прогибаться. С них есть выгода, они как пушечное мясо. Когда начинается какой-нибудь замес вроде Киевского вокзала или Манежной площади (и там, и там были акции протеста в 2010 году после убийства Егора Свиридова. — Прим. ред.). Начитавшись про опасных фанатов, услышав, что модно ходить с ножом, они готовы нарушать закон. А потом страдают за свои же понты.

Некоторые с катушек едут. Но неадекватных нигде не любят. В основном неадекватен молодняк, но среди старых тоже всякие есть: у нас один парень спьяну пытался себе горло перерезать. 

«Ходить на футбол сейчас не опасней, чем в театр»

Кирилл (имя изменено), 27 лет, фанат «Спартака»:

Футбольный фанатизм в СССР зародился в начале 70-х, спартаковское движение — в 1972 году. С этой цифрой выпускается часть мерча (футболки/балахоны с футбольными картинками, цифрами и слоганами. — Прим. ред.). Раньше массовое боление было под запретом, шарфы запрещались, заряжать (выкрикивать лозунги в поддержку команды или для оскорбления болельщиков-оппонентов. — Прим. ред.) особо не давали. Дрались все, больше с местной гопотой — в Киеве, в Риге и так далее.

В начале 90-х появились Flint`s Crew — нечто среднее между ultras и околофутбольной тусовкой, это люди, которые смотрели на Англию, и хотели сделать нечто подобное в России.

Раньше околофутбол представлял собой обычную уличную драку с арматурой, бутылками. Сейчас он ушел с улиц в леса и на поляны, это fair-play. Есть специализированный сайт, где публикуют «вести с полей»: что-то типа «”Снусмумрики” 10 КБ vs “Воины” 10 КС 1 минута 10 секунд, победа первых». То есть 10 человек «красно-белых» («Спартак») против 10 красно-синих (ЦСКА). Драка длилась минуту и 10 секунд, победили спартаковцы — все! Люди следят, чтобы все было по-честному, после драки, если кому нужно, оказывается помощь. Раз в несколько сезонов происходит что-то серьезное на улице, но драться стараются в безлюдных местах. Везде камеры, на каждом телефоне, на каждом доме, спалить лицо не проблема, все, кто крутится в этом из топов, как правило, на карандаше.

За последние сезонов пять-семь в Москве на ум приходит всего пара-тройка масштабных драк в городе. После каждой драки к топам приезжали серые (сотрудники правоохранительных органов. — Прим. ред.), и несколько человек уезжали в места не столь отдаленные. А ведь у всех семьи, работа, учеба, у многих уже жены и дети.

Сейчас околофутбол — не пьяный угар, как было раньше, сейчас дерутся только те, кто хочет

Зачем дерутся между собой? Это футбол. Мужчины хотят доказать, что они лучшие, что их футбольная команда — лучшая. Огромное значение имеет сама фирма, есть негласные рейтинги, топ-фирмы. С самыми сильными бойцами — это, как правило, взрослые мужики 22–35 лет, некоторые — профессиональные спортсмены — встречаются призеры мировых первенств и первенств Европы по самбо, боксу.

Сейчас околофутбол — не пьяный угар, как было раньше, сейчас дерутся только те, кто хочет. В 90-е ты надевал «розу» (фанатский шарф. — Прим. ред.), и тебе за нее уже могли дать по голове. Все равно, сколько тебе лет — 12, 15, 20, 30, — надел «розу» — отвечай! Народ собирался компаниями и гонял в чужие районы снимать «розы». Сейчас все это ушло в прошлое: просто так тебя никто не тронет. В драках участвуют только те, кто хочет — не более того. Спортики-околофутболисты не будут прыгать на «кузьму», обычных болельщиков, которые пришли посмотреть матч. Ходить на футбол сейчас не опасней, чем в театр. Дым и фаера используют только на нескольких секторах стадиона. Например, на стадионе «Открытие Арена» центр суппорта — низ трибуны Б, фаера жгут только с сектора 102 по 106 и только на первых 5–10 рядах. Не хочешь, чтобы рядом жгли, вставай на края трибуны, покупай абонементы и билеты на верх трибуны Б — там спокойно. На стадион приходят много девушек, семей с детишками 3–8 лет. Никто не обидит ребенка или женщину, все адекватные люди!

Я думаю, с вероятностью 99 процентов, ничего на ЧМ не будет. Все понимают, что Россия — не Марсель. За этот год были новости, что полицейские проводили обыски у основы ЦСКА, «Локомотива», воронежского «Факела», «Динамо». Обыски были тупо для того, чтобы объяснить людям, что на каждого есть «папочка», где нужно, а если что-то будет, то они поедут в места не столь отдаленные. На нашем ЧМ-2018, если что и будет, то только от синего быдла из регионов либо каких-нибудь анархистов, ну, или провокации от гостей.

«Драк больше не будет: с нами поговорили, мы все поняли»

Николай (имя изменено), 28 лет, фанат «Спартака»:

Как и в любой субкультуре, тут важно показать, кто круче. Сначала это были спонтанные бои, потом начали драться по договоренности, вычисляли номера лидеров фирм. Это очень похоже на таблицу ММА: фирмы тоже набирают рейтинги.

Идея [зампреда Госдумы] Лебедева сделать драки фанатов одним из видов спорта —  бредятина. Он, видимо, попиариться захотел. Повторения Марселя не будет: с нами поговорили, мы все поняли. Во время ЧМ мира я буду лежать где-нибудь на пляже, так что фанаты из Англии и других стран могут не беспокоиться и приезжать в Россию. Есть, конечно, отмороженные малолетки, которые, насмотревшись фильмов про околофутбол, попытаются что-то устроить. Но мы свое отвоевали — драк больше не будет. Сейчас я планирую заниматься бизнесом, создать семью и поднять детей — для меня это важно.

«Как и у любого государства, у нас есть свои армия, правительство и идеологи»

«Сироп», 48 лет, фанат «Спартака»:

Почему все говорят, что мы с утра до ночи только и делаем, что деремся? Фанатский мир намного разнообразнее. Конечно, как у любой организации или даже государства, у нас есть своя армия, свое правительство, свой «Красный крест», в конце концов, а также свои пацифисты и агрессоры, креативщики и идеологи. Не нужно говорить, что все фанаты — хулиганы. Особенно меня поражает фраза «Вы все время кидаетесь креслами в ОМОН». Креслами просто так кидается псих в дурдоме, а мы отстаиваем свое конституционное право на безопасность. Если сумасшедшие полицейские лезут на сектор дубасить всех подряд, то можно и ответить. Я никогда не видел, чтобы фанаты начинали первыми.

На ЧМ-2018 к нам приедут гости. Если они будут хамить, неграмотно себя вести, то отгребут по полной программе. В этом можно не сомневаться. Если они будут вести себя дружелюбно, в ответ получат исключительно дружелюбие. Тем более, мы тоже понимаем разницу в стилях фанатизма и поведения разных стран. Например, итальянцы всегда поют, громко разговаривают и машут руками перед носом собеседника, но никакой опасности не представляют. Другое дело — англичане и некоторые фирмы из Восточной Европы. Вот это жестокие ублюдки! Поверьте, я их видел в деле! Уверен, что многим россиянам в душе понравилось, что наши 500 бойцов наваляли этим 2000 распоясавшимся соплехряпам в Марселе. Ведь до ЧЕ англичане на достаточно высоком уровне, включая прессу, трубили: «Наши хулиганы сейчас русским покажут». Когда мы им наваляли, в той же английской прессе хулиганов под «Юнион Джеком» (британский флаг. — Прим. ред.) стали называть «веселыми выпивохами», на которых напала личная охрана Путина. Сумасшедшие, что ли? Фанат на фаната никогда не лезет, отношения выясняли банды хулсов (футбольных хулиганов. — Прим. ред.)! И наши победили, полностью уничтожив репутацию бритишей как непобедимой банды.

Почему про фанатов все хотят слышать только самое плохое?

Подобные драки можно приравнять к экстремальному виду спорта. Вспомните, с чего начинался английский футбол: собиралась деревня на деревню. Люди пинали бычий пузырь, обтянутый кожей, ногами чаще, чем руками, потому что руками они дрались. Это и есть футбол, который потом облагородили. А у нас дрались стенка на стенку — это русский стайл. Ребята собираются в парках на окраине и занимаются любимым делом, никому не мешая. Это было всегда: девочки играли в куклы, а мальчишки и даже мужчины, когда долго не было войны, выходили в поле почесать кулаки. Так рождались в мирное время свои лидеры, герои и даже легенды. Кстати, сразу после махача в Марселе мне стали звонить перепуганные журналисты из Англии и Франции. Они задавали лишь один вопрос: как я отношусь к подобным событиям? Отвечаю в сотый раз: может, я в последнее время и не поддерживаю насилие, но пока у соседей есть армия, почему мы должны распускать свою? Одностороннее разоружение — это не для нас.

Почему про фанатов все хотят слышать только самое плохое? После выезда спартаковцев в Краснодар все только и говорят про маленькую драчку между красно-белыми и ОМОНом. О том, что у спартаковского инвалида-колясочника Леши Зорге сломалась коляска и ребята из бригады «Спартак Юго-Восток» совместно с фондом «Красно-белое сердце» за пару недель собрали более 25 тысяч рублей на новую коляску и торжественно вручили перед матчем в Краснодаре, — об этом в прессе ни слова.

В Британии зимним фанатским троеборьем считаются футбол, дартс и пул (разновидность бильярда), а у нас — футбол, дартс и «Что? Где? Когда?». Делайте выводы.

 

Новости наших партнеров