Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Андрей Архангельский   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Алена Владимирская   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Ренат Давлетгильдеев   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Елена Новоселова   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Наталья Плеханова   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Саша Чернякова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Михаил Шевчук   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Илья Мильштейн

Илья Мильштейн: Самая первая леди

Фото: Максим Богодвид/РИА Новости
Фото: Максим Богодвид/РИА Новости
+T -
Поделиться:

У Наины Иосифовны юбилей, и о ней в доброжелательном ключе напишут сегодня, наверное, многие, решая при этом одну непростую задачу: а что же сказать-то? Проблема ведь не только в том, что о хорошем человеке говорить нередко труднее, чем о плохом или там необыкновенно сложном. Проблема еще и в том, что бывшая первая леди России — человек сдержанный, даже стеснительный, непубличный.

Традиции тут ни при чем, хотя женам советских партийных руководителей, за исключением разве что Раисы Максимовны, марксистско-ленинский кодекс предписывал молчание. Это просто такой характер и самостоятельно выбранный жизненный образ: любящая жена, мама, бабушка. И если бы Борис Николаевич не пошел по партийной стезе, потом не выпал из коммунистического гнезда и не стал президентом свободной России, то едва ли она могла бы как-то принципиально измениться. Есть, понимаете ли, женщины в русских селеньях, которые достойно и скромно проходят свой путь рядом с мужьями, и карьерные успехи мужей существенного значения не имеют.

Там другие мерки: любовь, забота, верность, память.

Трудно к тому же сказать, считает ли сама Наина Иосифовна счастливым то обстоятельство, что именно ее муж стал в России главным начальником и в течение двух президентских сроков управлял нашей огромной невезучей страной. Известно лишь, что в 1996 году она совсем не хотела, чтобы Борис Николаевич снова баллотировался в президенты, и испытала чувство громадного облегчения, когда он досрочно ушел в отставку три с половиной года спустя. Наина Ельцина лучше нас всех знала, насколько он болен и измотан и до чего рад, что нашел наконец преемника, который, вообразите себе, продолжит курс на демократические реформы. Сегодня мы живем внутри его трагической ошибки, внутри его болезни, и это совсем не юбилейная тема, и лучше бы о том в другой раз, но как обойти.

Ибо сам Борис Николаевич прозрел довольно скоро и с заметным отчаянием откликался на свинцовые новости из жизни суверенной путинской России. Например, когда преемник возвращал сталинский гимн или цинично подгребал под себя власть после Беслана. Но чаще, гораздо чаще Ельцин молчал, обреченный вместе с замороченными согражданами наблюдать за тем, как медленно, но неуклонно уничтожались его политические завоевания. Большинству соотечественников это нравилось все больше и больше, и мы можем лишь догадываться о том, как жилось экс-президенту в последние годы в той России, которую он сам выбрал, передав власть Владимиру Владимировичу. Он редко высказывался о происходящем, она, в соответствии с характером, — ни разу.  

А после смерти началась История, отраженная в экспозициях замечательного «Ельцин-центра», и тут Наина Иосифовна вышла из тени. Жизнью стал музей, в котором первый президент РФ обрел бессмертие. Нет, она по-прежнему редко встречается с журналистами и практически не высказывается на злобу дня. За исключением одного случая, когда ей пришлось вступить в дискуссию, навязанную Никитой Михалковым.

Пересказывать там нечего, многие читали, можно лишь отметить, сколько искренней боли было в ее словах, возмущения и горестного недоумения при столкновении с откровенной клеветой и дикими обвинениями. Вступаясь за музей, Наина Иосифовна защищала и честь покойного мужа, ведь он уже не мог ответить позеру и лжецу. И тем сильней было впечатление от ее открытого письма, чем уникальней было само это событие: вдова Бориса Ельцина твердо и жестко отвечает бывшему доверенному лицу президента.

Разумеется, она не стала политиком, полемизируя со знаменитым режиссером. Просто самим фактом своего существования «Ельцин-центр» противостоит навязанному обществу представлению о «проклятых девяностых», и это иногда принимает острые формы. Однако нынешней власти, заботящейся о своей легитимности, такого рода скандалы не нужны, поэтому спор Наины Иосифовны с Просвещенным Консерватором завершился быстро, и музейным экспозициям, шокирующим отдельных слишком впечатлительных лоялистов, едва ли что-нибудь угрожает.

Эпоха Ельцина давно завершилась, но до сих пор она мало исследована и почти не осмыслена, замусоренная потоками конспирологического вранья и нелепых мифов. Однако в стенах музея ведется необходимая работа, связанная с просвещением, и есть надежда, что эта работа будет успешной. Как всякий серьезный труд, основанный на желании узнать и донести точную информацию. Отвергающий тупые пропагандистские технологии.

«Не хочу, чтобы его хвалили, хочу, чтобы писали правду», — сказала она однажды, но с правдой сегодня большие проблемы, оттого и работы невпроворот. Впрочем, хотя бы на один день ее можно прервать, и причина имеется весьма уважительная. У Наины Иосифовны юбилей, и слов у ее друзей, близких и дальних, не хватит, чтобы выразить ей восхищение, сочувствие, благодарность, любовь. Слов, говорю, всегда не хватает, когда юбилейную дату празднует хороший человек. Такая редкость в России, да и на земле.