Анна Алексеева /

«Детей захватят лесбиянки и Навальный». О чем говорят противники ювенальной юстиции

Прививки, западные ценности и агитация Навального — вот главные опасности, подстерегающие ребенка в России. В пресс-центре ТАСС Ассоциация родительских комитетов и сообществ (АРКС) огласила итоги независимого мониторинга по изъятию детей из семьи. «Сноб» записал реплики противников ювенальной юстиции

+T -
Поделиться:

Николай Бондаренко, председатель межрегионального общественного движения «Пчёлка»:

Все мы знаем о том, что Навальный призывал детей и подростков выйти на улицы на незаконные митинги. А кто может остановить детей? Только родители! Но у них отнимают последние рычаги воздействия на детей. Для нашего депутатского корпуса и сотрудников президентской администрации последние события стали неким откровением. У нас пока принято различные идеологические подходы при законотворчестве рассматривать в контексте плюрализма мнений. «Закон о шлепках», который принял прошлый состав Госдумы, по сути готовил события, которые осуществляются товарищем Навальным. Людей, которые готовили этот законопроект и манипулировали коллегами, можно рассматривать в качестве национальных предателей. Они со странной идеологической направленностью настойчиво внедряют ювенальные технологии в российское законодательство. Результаты мы видели на недавних митингах. Нужно понять, куда мы идем. Либо мы должны воспитать поколение, которое уважает старших, правоохранительные органы и государство, либо идти по какому-то другому пути.

Ольга Леткова, глава Ассоциации родительских комитетов и сообществ (АРКС):

Последние пару десятков лет мы жили в либеральной парадигме, смотрели на Запад, шли их путем. Неудивительно, что наши чиновники не знают, как действовать по-другому, у них нет других методичек, инструкций, законов. Мы сейчас становимся на собственные ноги. Отказались от либерального, прозападного, пошли по собственному пути развития. Но для того, чтобы пойти куда-то, нам надо что-то противопоставить либеральной идеологии. В России есть традиции, духовные ценности. У нас свой путь, просто нужно разработать новое законодательство.

Дмитрий Смирнов, протоиерей, председатель Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства:

Я 25 лет занимаюсь сиротами. Цель опеки — изъять детей у социально незащищенных людей. Тут важен и подбор семьи. Я сталкивался с тем, что опека отдает ребенка практикующей лесбиянке, и там он получает в течение года полную школу. Потом вернуть его обратно из этого сообщества нельзя: ребенок сидит на этом как на игле. Это сравнимо с тем, что происходит в Германии, где детей изымают без всяких разговоров, а родители сидят тихо. Там действуют законы, которые приняты еще в Третьем рейхе. Там дети принадлежат государству, а не семье, а у нас — калька с этих технологий.

Татьяна Шишова, член правления Российского детского фонда:

По ювенальным технологиям главные враги ребенка — родные родители. Их называют «биологическими» — специально, чтобы приравнять к животным. Ювенальная юстиция действует слаженно в разных регионах по непонятным методичкам. Все методички идут с Запада и выдаются за свои. В них описано аномальное поведение родителей: «равнодушное, наказывающее, обороняющееся, с низким уровнем самооценки, находящееся в депрессии». Это одна из фашистских технологий — не давать людям с психическими отклонениями рожать детей и воспитывать их. Это было осуждено на Нюрнбергском процессе. Сейчас появилась тенденция, когда у родителей отбирают детей под предлогом психических отклонений, например депрессии.

Елена Мизулина, зампред комитета Совфеда по конституционному законодательству:

В России создана система ювенальной юстиции. Она работает и более эффективна и слажена, чем в Германии, Норвегии и Франции. Отказ от прививки сегодня расценивается как нахождение ребенка в обстановке, угрожающей его жизни и здоровью. Прививка может иметь неблагоприятные последствия. Сегодня даже сами медики говорят, что не знают состав препаратов! Это право родителей. Оно не является основанием прийти с ОМОНом и отнять ребенка из рук матери. Число необоснованных изъятий растет. Приемной семье идут огромные деньги, а семье, где одинокая мама, помочь не могут. Каждого второго ребенка отбирают у матери-одиночки, каждого четвертого — из многодетной семьи. Система включается моментально. Она не останавливается: идет психологизация школ. Вы думаете, это хорошо? Школьный психолог будет в ваше отсутствие обрабатывать душу ребенка. Необходимо остановить психологизацию школ! Эта тенденция разрушает счастливые семьи.

Ольга Леткова, глава АРКС:

В большинстве случаев причинами отбирания детей из семей стали плохие бытовые условия, отсутствие ремонта и мебели, недостаток продуктов, то есть бедность. Особое место в этом ряду занимают долги за ЖКХ, которые сегодня также являются одним из оснований вмешательства в семью и принятия к ней репрессивных мер. Еще одной причиной изъятия может стать болезнь родителей (инвалидность). В Краснодарском крае погиб трехмесячный Родион Тонких, которого отобрали соцслужбы. Родители у него сироты, отец потерял работу, были долги за квартплату. В акте об изъятии было сказано, что в холодильнике не было продуктов. В феврале 2015 года в Рязанской области органы опеки отобрали двоих детей 4 и 10 лет у матери-одиночки. Претензии: дети плохо одеты, ребенок помогает копать картошку, нет канализации, в доме печное отопление. Было много трагических случаев. В Ростовской области многодетная мать покончила с собой, потеряв детей. Сначала у нее умер муж,  потом она осталась без работы, сгорел дом. Она оказалась на съемной квартире вместе с мамой-инвалидом, которая при этом вынуждена была подрабатывать и кормить семью, потому что у ее дочери был грудной ребенок. Старший сын, который рос проблемным мальчиком, убежал из дома. Женщина обратилась в полицию. И когда она вернулась с сыном домой, остальных детей уже не было. Это было последней каплей, и она покончила с собой. Казалось бы, семьям, попавшим в тяжелую жизненную ситуацию, нужно помогать, но органы опеки вместо этого отбирают детей.