«Пообещать перемены, но оставить все по-прежнему». Политологи об «образе будущего» России

В президентской администрации перед выборами 2018 года обсуждают образ будущего России. Это станет главной темой Общероссийского гражданского форума. Дискуссии на тему «Образ будущего» собирается провести и Комитет гражданских инициатив Алексея Кудрина — первая из них будет посвящена технологическому прогрессу. Эксперты рассказали «Снобу», какой может стать Россия, кто разрабатывает программу преобразований и есть ли в ней смысл

Фото: Александр Демьянчук / Reuters
Фото: Александр Демьянчук / Reuters
+T -
Поделиться:

Леонид Давыдов, политолог, социолог:

Во всех выборных кампаниях так или иначе звучит тема будущего, это обычное дело. Другой вопрос, насколько ярко. Но значение темы будущего России в сегодняшней повестке преувеличено. Мы уже живем в этом глобальном будущем: в разгаре новая технологическая революция — беспилотные автомобили, самолеты, совершенно новые способы работы с энергией, новые способы управления гаджетами, домами, новые информационные потоки, высокая скорость обмена информацией. Будущее уже наступило.

Было бы неплохо, если бы в программе говорилось о безопасности. Людям должно быть комфортно и безопасно, за это они платят налоги. Это нормальный процесс — делать страну безопасной для жизни. Это среда обитания — она и сейчас важна, и в будущем.

«Будущее уже наступило. Ничего нового не изобретут»

Работать над президентской кампанией будут идеологи, а не политтехнологи — они будут писать программы, комбинировать мысли. Любой новый напиток — это комбинация давно открытых ингредиентов и вкусов. Прорыв заключается в том, что кто-то придумал смешать именно так. Так же и любая программа — это коктейль, который сегодня смешан так, а не иначе. В этом смысле никто ничего нового не изобретает, все уже придумано много веков назад.

Сегодня многие говорят о кризисе политтехнологий, но этим заняты те, кто печатает АПМ (агитационно-пропагандистские материалы. — Прим. ред.) в типографии и создает технологические сетки 1990-х из соцработников, то есть те, кто привык работать по-старому. Технологии развиваются, а кризис — оборотная сторона этого развития.

Политика — искусство возможного, как говорил Бисмарк. Побеждает не сильнейший, побеждает тот, кто удачно подобрал комбинацию возможных решений. Что касается разговоров о том, что политтехнологи не умеют работать вполсилы и дай им денег, они бы развернулись, то это просто самореклама; будет политика, будут и технологи.

Александр Шпунт, директор Института инструментов политического анализа:

Любой кандидат в президенты в своей программе говорит о будущем. В 2018 году мы поймем, как видят будущее России Навальный, Путин, Жириновский, Зюганов, Миронов и другие. Политтехнологи не вырабатывают стратегию. Они занимаются тем, что помогают кандидату или группе кандидатов набрать очки.

Президентские дебаты в США шли 2 года. Там дебаты — это выработка программы будущего. Каждый элемент, каждая проблема проговаривается во время этих споров. В России дебаты идут всего 90 дней. За это время ничего обсудить невозможно. Поэтому Россия как «голосовала сердцем» при Ельцине, так будет голосовать и на выборах 2018 года. Культура дебатов — многомесячных, напряженных, — к сожалению, в России не сложилась. Это связано с особенностями российской политической культуры. В Германии дебаты тоже очень короткие, но все важные проблемы, которые выносятся потом на выборы, обсуждаются до дебатов.

Центр, который определяет политику будущего президентства, — это кудринский ЦСР

Российская модель голосования близка к французской. У нас до сих пор так и принято голосовать сердцем, поэтому сейчас говорить об образе будущего в России 2018 года бессмысленно. Центр стратегических разработок Алексея Кудрина и Столыпинский клуб под руководством Бориса Титова образ будущего так и не предъявили.

Сегодня Администрация президента занимается тем, чем должна заниматься: она работает с непосредственными распоряжениями президента РФ. Она не претендует, как это было при Суркове, на конструирование внутренней политики, или, как при Володине, на формирование партийной политики. А где же тогда находится центр, который определяет политику будущего президентства? На мой взгляд, это кудринский ЦСР. Работа центра засекречена, хотя подобные структуры обычно работают максимально публично. Центр Кудрина может рассчитывать на то, что, в случае принятия программы, она станет реальностью. Программа Кудрина сейчас фаворит, но это еще не значит, что она победит.

Валерий Соловей, историк, профессор МГИМО:

В официальной программе попытаются совместить несовместимое: пообещать перемены, но при этом сделать так, чтобы все осталось по-прежнему. Для правящей элиты страх перемен — главная движущая эмоция. Власти понимают, что потребность в переменах уже созрела, а общество уже не устраивает консервативный лозунг, который ему скармливали последние несколько лет: «Довольствуйтесь тем, что есть, а то будет хуже — вернетесь в 90-е или будет, как на Украине». Значит, надо что-то обещать. Как в Средневековье новый феодал говорил, что будут дарованы вольности и свободы, и слезы счастья прольются, и пшеница заколосится, и удои повысятся, и модернизация осуществится. Эту идею хотели скормить либеральной части общества еще полгода назад. «Ребята, вот вы сейчас потерпите. Вы же не хотите потрясений, а потом все будет хорошо, потом к власти придут модернизаторы». Сначала предложат потерпеть до президентских выборов, не прямо, а намекая. А потом будут говорить, что перемены начнутся с 2024 года. Именно эта идея и будет составлять основу проектируемого образа будущего. Вспомните документы, которые «Единая Россия» плодила 12–13 лет назад. Она же рисовала образ будущего. Ничего лучше они придумать не в состоянии: старую собаку новым трюкам не обучишь.

Заказчики хотят видеть, что, несмотря на трудности и проблемы, ситуация под контролем. Вот такой образ будущего и напишут

Работа консультантов-политтехнологов и правящего сословия строится на эмпатии. Консультанту важно угадать мысли, настроения и картину мира правящей элиты и под нее подстроиться. На рынке правит заказчик, который хочет пребывать в комфорте, а  в отсутствие конкуренции это достижимо. Другое дело, что это приводит к колоссальным аберрациям реальности. Информация о реальности у тех, кто принимает решения, неадекватна. Если консультант скажет неприятную правду, то он потеряет работу. Заказчики хотят видеть, что, несмотря на трудности и проблемы, ситуация под контролем. Вот такой образ будущего и напишут.

Читайте также

 

Новости наших партнеров