Колонка

Илья Мильштейн: Битва шантажистов. Картинки с митинга на фоне вируса и «Роснефти»

16 мая 2017 11:31

Вирус-вымогатель, вирус провокации, опасный вирус пронизывает столичный воздух, и поди разбери, кто навсегда заражен, а кто медленно выздоравливает

Забрать себе

Вирус-вымогатель.

Это слово не то чтобы совсем новое, но с недавних пор оно стало необычайно модным. Точнее, с прошлой пятницы, когда зловредная программа заразила десятки тысяч компьютеров по всему миру и зачумления не избежало даже МВД РФ. Принцип действия этой самой WannaCry описан пострадавшими и разъяснен независимыми экспертами.

Сперва гадина, поселившаяся в вашем компе, шифрует файлы пользователя и изменяет их расширение. Потом требует бабла за расшифровку — в биткоинах, чтобы поймать шантажистов было труднее. Запуганным, покладистым и щедрым файлы вроде возвращаются. В случае неуплаты пользователю удаляют архив.

Событие вообще впечатляющее, и дело тут не только в масштабах бедствия и политической подоплеке скандала. Хотя политика, конечно, рулит, и в зеркале виртуального ЧП отражаются разные шантажные технологии, давно отработанные в офлайне. Иными словами, в сети происходит нечто до боли знакомое, и вот вам два свежих примера из жизни.

«Роснефть» продолжает судиться с РБК, поскольку решения двух предыдущих судов корпорацию, мягко говоря, разочаровали. В первой инстанции компании Сечина за посягательство на деловую репутацию вместо заявленных трех с гаком миллиардов рублей отсыпали жалкие 390 тысяч. В инстанции второй Игоря Иваныча просто оскорбили, обязав редакцию опровергнуть изложенные ранее сведения, но отменив штраф. Поэтому незадолго до нового рассмотрения иска слово берет всемирно известный пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев, который обвиняет журналистов в «глумлении» над нефтедобытчиками. Приводя в качестве доказательства довольно-таки древний пост Тимофея Дзядко и указывая суду на то, что он «поощряет безнаказанность».

Если учесть требуемую у РБК сумму и олигархическую мощь Сечина, то нельзя не признать, что в сравнении с сетевыми вымогателями «Роснефть» действует куда более эффективно

Тут налицо прямое вымогательство денег довольно необычным способом: путем давления на арбитров, которых пресс-секретарь пытается пристыдить. И если учесть при этом требуемую сумму и олигархическую мощь Игоря Иваныча, то нельзя не признать, что в сравнении с сетевыми вымогателями Леонтьев и адвокаты «Роснефти» действуют куда более эффективно. К ответственности их не привлечешь, поскольку они сами косят под обиженных, а ставки в игре по-прежнему очень высоки. Что же касается деловой репутации самого Михаила Владимировича, бывшего журналиста, имеющего привычку посылать по разным запрещенным Роскомнадзором адресам представителей прессы, то это, согласитесь, вопрос чисто теоретический. Равно и размер морального ущерба, который указанный пресс-секретарь приносит своей компании, мы тут подсчитывать не будем. Это их личное дело — Сечина и Леонтьева. Доводилось слышать оценочное суждение, что эти два вымогателя буквально созданы друг для друга и шеф нарадоваться не может на своего подчиненного, но так ли это — бог весть.

Другой интересный пример связан со скандалом, разразившимся позавчера после митинга против сноса пятиэтажек. Туда, на эту согласованную акцию явился несогласованный Навальный с женой и сыном и был изгнан. И ежели собрать и осмыслить все видеоролики, комментарии, комменты, твиты, посвященные этому незаурядному событию, то картина вырисовывается удивительная. Реконструируя сюжет, легко предположить, что вымогательство стало основным содержанием этой пьески.

Начальство задолго до митинга шантажировало ее организаторов, склоняя к мысли, что не надо пускать на трибуну разных смутьянов-политиков, и мысль эта была хорошо усвоена. Алексей Навальный, грядущий наш президент, фраппировал, вдохновлял и терроризировал публику одним фактом своего появления. В ходе его краткого задержания и препровождения вместе с семьей на расстояние, максимально отдаленное от сцены, замначальника департамента безопасности Москвы кричал на Юлию Галямину, что та «его обманула». Екатерина Винокурова, герой дня, тоже кричала — в микроблоге, — что «к сцене рвется Навальный», и это был крик души, закошмаренной и возмущенной одновременно. Да, и еще одна девушка-организатор, Татьяна Кособокова, вроде бы напрямую общалась с правоохранителем, указывая тому, кого пускать, а кого выводить с митинга. В итоге все они на свой лад поучаствовали в громадном шантажном мероприятии, рядом с которым шалости анонимных вымогателей могли показаться детскими. Хотя драгоценные черты сходства тоже, конечно, бросались в глаза.

Если же говорить о самых важных отличиях, то распространение вируса-вымогателя, как и следовало ожидать, произошло по вине американских спецслужб. А кто о том еще не ведает — может пройти по ссылке. На проспекте же Сахарова неожиданным образом обошлось без американцев; там справились своими силами.

Главная беда в том, что зараженному легче переносить реальность, даже на ногах, таковы симптомы, и как справиться с этой напастью — непонятно

Там виноватых нет, и все по-своему правы, потому что страшновато всем, так уж устроена эта российская невиртуальная реальность. Людям, вышедшим на площадь и не ведающим о том, куда их завтра расселят. Организаторам акции, которые больше всего на свете боялись превратить ее в политическую, притом что без политики и политиков, если мечтаешь об успехе, обойтись невозможно. Столичному начальству, включая полицейское, которому небось голову бы оторвали вместе с погонами, если бы Навальный прорвался к трибуне. Да и сам грядущий наш Алексей Анатольевич, хоть он, по-видимому, никуда не рвался и спокойно общался с офицерами, и спокойно покидал то место, где ему нельзя было стоять, и уходил победителем, все-таки едва ли не испытывал внутреннего беспокойства. И за жену, и за сына-третьеклассника, и за себя, бывшего кандидата в мэры Москвы, которого все они так боялись и боятся — и руководящие товарищи, и подневольные протестующие лидеры.

Ибо вирус-вымогатель, вирус провокации, опасный вирус пронизывает столичный воздух, и поди разбери, кто навсегда заражен, а кто медленно выздоравливает. Хочется верить, что последних немало и их становится больше с каждым днем, но это на глазок определить сложно. Да и кому определять в зачумленном государстве, в громадном городе, в небольшом загоне, где стояли люди со своими плакатиками? «Белый счетчик» насчитал их примерно двадцать тысяч, и это много по нынешним временам, но в целом весьма печально, если замеривать среднюю температуру по больнице. Главная же беда в том, что зараженному легче переносить реальность, даже на ногах, таковы симптомы, и как справиться с этой напастью — непонятно.

0 комментариев

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Войти Зарегистрироваться

Новости наших партнеров