Алексей Цветков /

5029просмотров

Маркс выходного дня. Часть 11: «Капитал» и «Аватар»

Ровно 150 лет назад в Гамбурге опубликован «Капитал» Карла Маркса. Книга, которая необратимо изменила этот мир и наше понимание собственной истории. Каждую субботу писатель и теоретик марксизма Алексей Цветков рассказывает на «Снобе» о том, как читать «Капитал», что хотел сказать Маркс и почему его поняли именно так. В одиннадцатом выпуске — о фильме «Аватар», экологической теме у левых и о самых современных марксистских философах — Негри, Вирно и Берарди

Участники дискуссии: Алексей Цветков
+T -
Поделиться:
Иллюстрация: Мария Аносова/Сноб
Иллюстрация: Мария Аносова/Сноб

Начало читайте здесь:

Приключения Маркса в XXI веке

Критическая теория капитализма, начатая в работах Маркса, с тех пор ушла далеко, сохранив при этом изначальное стремление к бесклассовому горизонту истории.

Само употребление современными левыми термина «капитализм» уже намекает на его исторические границы и потому так часто вызывает дискомфорт у сторонников сохранения этой системы, предпочитающих говорить о «рыночном обществе», «свободном мире», «современной демократии» и т. п. Особенно отчетлив этот дискомфорт, когда левые определяют нынешний капитализм как «поздний», т. е. исчерпавший свои прогрессивные возможности и требующий для своего воспроизводства элементы «посткапитализма», уже не согласующиеся со строго товарной логикой.

Мы наблюдаем переход к «постфордистской» организации труда, в которой «рабочий класс» выглядит совсем иначе, чем раньше, оставаясь при этом все тем же классом с точки зрения своей роли в производстве и обмене.

Пересматривая классическое представление о политической миссии пролетариата, нынешние марксисты много говорят о «составном субъекте» будущих перемен, и за это к их «марксизму» начинают добавлять приставки «пост» и «нео».

Один из самых наглядных портретов «составного субъекта» дан в фильме «Аватар» (2009): против одержимой прибылью сырьевой корпорации и генерала колониальной армии, зацикленного на иерархическом насилии, восстают бывший военный, разочаровавшийся в войне, ученая, мотив которой — бескорыстная тяга к знаниям, и главная движущая сила — благородные аборигены, у которых корпорации и генералы решили отнять их прежнюю среду обитания. Т. е. травмированные системой специалисты + независимые интеллектуалы и их студенты + народы третьего мира, порабощенные империализмом.

Сама природа оказалась в полном подчинении у капиталистического способа производства

Одной из самых интригующих и обсуждаемых версий «составного субъекта» в XXI веке стала концепция «множества» Антонио Негри. «Множество» — это поле непрерывного производства новых идентичностей и отличий, критическая сумма и синхронность которых должна в итоге обнаружить несовместимость с капитализмом.

В негрианском описании «фабрика» теперь везде, а не только вокруг станка, эксплуатация превратилась в воздух этого мира, и потому ее так трудно заметить. Деспотические принципы управления, практикуемые капиталом в отношении рабочего класса в пространстве фабрики, распространились на все общество. Сама природа оказалась в полном подчинении у капиталистического способа производства.

Аналитическая работа левых следовала за этим процессом. От организации фабричной борьбы — на социальную борьбу в целом. От борьбы за заработную плату — к борьбе за соцобеспечение. От борьбы за право на самоорганизацию в цехах — к революционным изменениям условий свободной жизнедеятельности.

«Множество» эксплуатируется как общество, социальными методами. Собственная цель «множества» — создание новых прав на общественное пользование благами.

В режиме постфордистской организации труда и в условиях глобализации информации и рынков, которые изменили всю структуру общества, основой рыночной системы по-прежнему остается обмен неравными величинами. Воспроизводится базовый антагонизм между капиталом и рабочей силой как «независимыми переменными», взаимно ограничивавшими друг друга. Марксистская теория труда и стоимости по-прежнему служит для Негри отмычкой к происходящему.

Поздний капитализм включил в свой цикл человека целиком, со всеми его творческими, интимными и «странными» сторонами, а не только отдельные части его жизни

Крупный промышленник более не стремится реинвестировать прибыль, а концентрирует внимание на доходе. Поэтому суть системы капитала сегодня определяется доходом, и этот доход покрывает основную функцию оборота капитала и поддержки капиталистической системы.

Разрыв между финансами и реальным производством не есть лишь непродуктивное и паразитическое явление. Это не ошибка программы, а новое условие аккумуляции капитала в рамках новых процессов общественного и когнитивного производства стоимости.

Ближайший единомышленник Негри, Паоло Вирно («Грамматика множества») признает, что поздний капитализм включил в свой цикл человека целиком, со всеми его творческими, интимными и «странными» сторонами, а не только отдельные части его жизни и способностей, как это было во времена Маркса. Способность к работе как таковая становится предметом капиталистического антропогенеза. Труд, в котором нет конечного результата, делается важнейшим правилом в биополитике такой системы. В основе воспроизводства капитала теперь умственный труд, который невозможно свести к физическому даже в чисто эквивалентном смысле. Речь идет о товаризации любого нашего опыта. Общество, основанное на максимализации прибыли, и идеология «рыночной эффективности» выдают себя за «естественность» и «здравый смысл», у которых нет альтернатив.

Когнитариат и прекариат

Итальянский марксист Франко «Бифо» Берарди использует понятие «когнитариат» как новую форму бытования пролетариата в режиме информационного капитализма. Да, класс промышленных рабочих никогда не был столь многочисленным, как сейчас, — он просто перемещен на периферию мировой карты капитализма, где сформировался гигантский рынок практически рабской рабочей силы, но в мировых центрах значение слова «труд» сместилось в сторону создания, получения и распространения информации. Производственный процесс в центрах смещается в сторону когнитивной деятельности.

Демократия невозможна, потому что финансовый капитализм породил такую систему власти, которая не признает даже сам факт существования общества. Демократия несовместима с современными формами финансового капитализма.

В основе буржуазной цивилизации лежит логика роста, постоянного расширения сферы влияния конкретной формы богатства, известной нам в виде денег. Главным вопросом становится выход ритма человеческой жизни за пределы ритма работы машин, приносящих прибыль их владельцам.

Сетевое образование и производство открывают совершенно новые возможности для перехода от эксплуатации к кооперации труда.

Информационные технологии способствуют не столько повышению производительности, сколько повышению степени эксплуатации рабочей силы

Первыми примерами нового сопротивления Берарди видит левый антиглобализм, движение «Оккупай» в США и Западной Европе, а также «арабскую весну» 2011 года — самое массовое революционное выступление в человеческой истории.

Берарди обращает внимание на «прекарное» положение когнитивного труда. Временная и нестабильная работа — одна из базовых характеристик позднего капитализма. Часть среднего класса теряет вчерашнюю устойчивость и превращается в «прекариат». Информационные технологии способствуют не столько повышению производительности, сколько повышению степени эксплуатации рабочей силы, и за счет внедрения электронного контроля под лозунгом более высокой интенсивности, и за счет фактического удлинения рабочего дня «удаленных» сотрудников, работающих вне офисов, ведь на них не распространяются законодательные ограничения рабочего дня.

Такая «прекаризация» была предсказана Марксом как положение, при котором чем эффективнее воздействие работников на средства их занятости, тем менее надежными становятся гарантии занятости самих этих работников, условия продажи их силы теряют всякую стабильность.

Зеленый марксизм

Современные левые часто используют два аргумента в пользу перехода к посткапитализму — экологический и технологический.

Само понятие «природы», отдельной от человека и даже противоположной ему, становится актуальным, только когда общественные отношения повсеместно приобретают безличный и овеществленный характер товарообмена.

Сегодня судьба целого — жизни на земле — становится полностью зависима от его части, человеческого вида в его капиталистическом состоянии. Сохранение биосистемы объективно стоит на пути повышения прибыли.

Исчерпанность прежней индустриальной и ресурсоориентированной модели экономики, изменение климата, сокращение пахотных земель, нехватка воды – ближайшие вызовы, с которыми столкнется человечество.

Ассоциация производителей будет рационально регулировать наш обмен веществ с природой, вместо того чтобы этот обмен господствовал над нами, как слепая и угрожающая сила

По мнению левых, у этих глобальных проблем нет капиталистического решения. Но экологическая ответственность возлагается левыми не на человеческий вид в целом, а на иррационально организованную систему транснационального капитализма. Переход к новому, экологическому способу производства и новым видам получения возобновляемой энергии потребует вмешательства коллективной воли, противоречащей интересам корпоративных элит.

Единый планетарный экологический контроль за выбросами сам по себе является прообразом будущей системы, где победит биоэкономика, не требующая конфликта с окружающей средой. Гуманистическая логика, утверждающая приоритет долгосрочных интересов всего человечества в его единстве с природой, может быть реализована лишь при переходе к демократически контролируемой экономике.

Ассоциация производителей будет рационально регулировать наш обмен веществ с природой, вместо того чтобы этот обмен господствовал над нами, как слепая и угрожающая сила.

Комментировать Всего 1 комментарий
Плакат Акулова к этой серии

Фото Алексея Цветкова.