Kopiya-3I9A7491-1800x1200.jpg

Юлия Гусарова: Опера для народа. Совместимы ли Чайковский и иммерсивность

Редакционный материал

Участники проекта «Сноб» посмотрели оперу-променад «Пиковая дама». После посещения особняка Гончарова — Филипповых Юлия Гусарова пришла к выводу, что для миллениалов надо петь не как в Большом

12 октября 2017 13:30

Забрать себе

Неоновый гроб, мужчины в париках как у ранней Леди Гаги, проекции православных икон, символика масонов, женщина без возраста в исподнем — кое-что из того, что можно увидеть в иммерсивной опере «Пиковая дама». Также можно услышать в метре от себя симфонический оркестр из 30 музыкантов и подышать в затылок кому-нибудь из оперных певцов. Никакого скандала, никакой провокации — чистой воды аттракцион.

Александр Легчаков, который придумал сделать из оперы бродилку, пошел на большой риск. Успех иммерсивных постановок прошлого года совпал с бумом на кинематографичные квесты и со стремительным ростом российского театра. Эксперименты с включением зрителей в действо, взятые на вооружение у американского театра Punchdrunk, стали логичным продолжением этого тренда. Но опера в сознании многих людей — не площадка для инноваций. Можно вспомнить, как неистово ругали «Руслана и Людмилу» Дмитрия Чернякова еще до начала грандиозной кампании по насаждению «традиционных ценностей».

Создатели оперы-променад сделали ставку на возможность увидеть и услышать оперных солистов на расстоянии вытянутой руки, на камерность и мрачные иллюзии, которые могут быть показаны только в темных, наполненных дымом комнатах. Этот новый оперный опыт — полная противоположность торжественному приобщению к элитарной культуре, за которой многие ходят в Большой. Главный вопрос, решающий судьбу «Пиковой дамы», — что из этого зрителю нужнее: опера-аттракцион, подчиненная духу времени, или все же традиционная опера-культ?

Идея иммерсивной оперы родилась у Александра Легчакова от желания радикально перекроить самый непластичный жанр. Он два года носился с книжкой Мейерхольда, в которой советский режиссер описал свой опыт постановки «Пиковой дамы». Очевидно, 2017 год — идеальное время для такого эксперимента. Двадцать лет назад признаком взрослого человека, по словам публициста New Yorker Джона Сибрука, были добротный костюм-двойка и абонемент в Metropolitan Opera. Сегодня Михаил Швыдкой на телеканале «Культура» разбирает творчество группировки «Антихайп», каждая гримаса времени моментально зарисовывается и анализируется. Поборники «высокого» стали выглядеть совсем уж ханжами — делить культуру на высокую и низкую становится дурным тоном, поскольку под высоким подразумевают вещи из далекого прошлого. Их смысл частично ускользает от нас в силу искаженных представлений о контексте, в который было вписано произведение.

Обозреватель «Ведомостей» назвал «Пиковую даму» Легчакова «крепким студенческим костюмным спектаклем», говоря, что постановка не рассчитана на любителей актуального театра. Так и есть: опера-променад вообще не для театралов, а, скорее, для тех, кто будет, превозмогая головокружение, смотреть первый VR-фильм, для тех, кто в книжном при каком-нибудь традиционном музее проводит больше времени, чем среди экспонатов и вообще привык к другому способу потребления информации. Она для тех, кто за мультидисциплинарность, мультимедийность и другие «мульти». Главное — в «Пиковой даме» поют, а раз поют, значит, это все еще опера.

0 комментариев

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Войти Зарегистрироваться

Новости наших партнеров