Колонка

Идейно крепкий речекряк

15 января 2018 11:50

Смотреть телевизор и следить за активностью в соцсетях корифеев госпропаганды жизненно необходимо — чтоб всегда знать, где революция, а где переворот

Забрать себе

После окончания новогодних каникул в новостных лентах появились сразу два сюжета, которые могут многое рассказать о духовном климате современной России. 

Первый — о крамоле в учебнике истории, обнаруженной членом Совета Федерации. Второй — о том, как самоназначенный блюститель идеологической чистоты Владимир Соловьев обнаружил крамолу в лекции уральского преподавателя Константина Юрченко.

История с учебником «История России: начало XX — начало XXI века» началась еще в прошлом октябре, когда член Совета Федерации Сергей Цеков прочитал его и остался недоволен трактовкой событий в Киеве зимой 2013–2014 года и последующей крымской эпопеи. В январские новости она попала потому, что Минобрнауки РФ отправило злосчастную книжку на дополнительную экспертизу, причем результаты должны быть представлены до конца января. 

Возмутила крымского сенатора вот какая фраза: «Так, революция, начавшаяся в Киеве, стала явлением международной политики и на революционной волне выплеснула поплывший в другом направлении Крымский полуостров». Валентина Матвиенко тоже ужаснулась услышанному, назвала трактовку событий «провокационной» и предложила комитету Совета Федерации по образованию и науке «специально изучить разделы учебников по истории, посвященные присоединению Крыма».

Человеку, слабо знакомому с тонкостями текущей трактовки властями нашей страны событий того времени, приведенная цитата едва ли покажется провокационной и тем более возмутительной. Сенатор Цеков позже разъяснил всю глубину вскрытой им крамолы: «Как кровавый путч в Киеве можно называть революцией, как предлагается в этом учебнике? У меня как участника воссоединения Крыма с Россией такая оценка вызывает недоумение, если не сказать возмущение».

Итак, суть претензий сенатора, обернувшихся серией экспертиз и инициатив по усилению бдительности, лишь в употреблении по поводу киевских событий термина «революция». Очевидно, для господина Цекова назвать события в Киеве революцией — это как назвать Штирлица шпионом, ибо всем известно, что у нас — разведчики и революции, а у них — шпионы и перевороты.

Внимательное изучение соответствующих параграфов учебника выявило, что в целом авторы последовательно излагают официальную российскую версию событий, подводя итог таким образом: «В Киеве незаконно было сформировано новое правительство. Создание новой власти сопровождалось нарушением конституционных норм». Казалось бы, все как вы любите, дорогие сенаторы, дальше есть и про ДНР с ЛНР, про карателей и повстанцев — в чем же беда?

Даже со слов крымского сенатора ясно, что его претензии чисто стилистические. Тот факт, что заслуженные люди писали учебник, а не статью в боевой листок ветеранов Новороссии, и им приходилось соблюдать видимость объективности, вовсе не показался бдительному крымчанину смягчающим обстоятельством. Сенатору Цекову даже риторическая умеренность кажется вредительством. И это неудивительно: если несколько лет говорить исключительно штампами про кровавую бандеровскую хунту, то даже попытка написать все то же самое приличными словами вызывает возмущение.

Лучше вообще не говорить ничего на скользкие темы, но если уж не отвертеться — рекомендуется использовать одобренные идеологическим руководством лозунги и термины

В Уральский федеральный университет приехали ученики 11-х классов — посмотреть на университетскую жизнь изнутри. В числе прочих перед школьниками выступил кандидат экономических наук Константин Юрченко и прочитал лекцию «Почему студенты выведут экономику из кризиса». Кто-то из слушателей вел запись и позже опубликовал ее в соцсетях. Каким-то образом она попалась на глаза Владимиру Соловьеву, и в своем твиттере он сделал из услышанного самые решительные выводы: «Дискриминационные рассуждения, на мой взгляд, совершенно непозволительные ни в одной цивилизованной стране», — и начал требовать юридического преследования преподавателя.

Возмутившая Соловьева цитата звучала так: «Случились вот эти лихие 90-е года, когда эти люди вынуждены были как-то приспосабливаться. Люди, которые родились с 1965 по 1975 год, научились грабить, убивать, обманывать, врать, коррумпироваться. Ничего сделать было нельзя, они так выживали и приспосабливались. А теперь они составляют основу управленческой элиты страны. Они — зло. Из-за них до сих пор есть коррупция».

Здесь, как и в случае с учебником истории, мы видим очередное проявление сверхбдительности: очевидно, что Соловьев обиделся не за поколения, а среагировал на слово «коррупция» и негативную характеристику элиты страны. В нормальной ситуации мнение телеведущего по поводу университетской лекции не должно было бы никого заинтересовать: преподавателю и кандидату наук очевидным образом виднее, что говорить на своей лекции. Но, как оказалось, не в наше время. Владимир Соловьев — не просто ведущий ток-шоу на федеральных каналах, его роль и значение в современной системе гораздо больше, и, возможно, мы даже не представляем насколько: он транслирует обществу подобающие и одобряемые властями оценки и суждения по самому широкому кругу вопросов, которые лояльным гражданам надлежит повторять и тиражировать. Более того, он в рабочем режиме поясняет всем, что такое хорошо и что такое плохо в каждом отдельном случае, и своей кипучей нетерпимостью к инакомыслию и призывами к расправе подает нужный пример своим зрителям: показалось, что кто-то что-то плохое сказал про нашу страну, нашу власть, нашу историю — бей в набат, требуй суда и тюрьмы!

К сожалению, руководящие указания телепропагандиста были немедленно приняты к исполнению в Уральском федеральном университете: с кандидатом наук провели воспитательную работу. До уголовного дела, к счастью, не дошло, из чего следует, как минимум, что прокуратура пока еще не считает указания Соловьева обязательными для исполнения. Сам телеведущий остался неудовлетворен тем, что Юрченко всего лишь проработали на комиссии по этике — с самого начала он требовал уголовных преследований.

Практический вывод из сказанного выше вполне очевиден: каждый человек, говорящий что-то публично в стенах вуза или пишущий что-то для государства, должен быть крайне осторожным, ибо бдительные стражи идеологической чистоты не дремлют. Не хочешь попасть на проработку — или молчи, или говори утвержденными свыше штампами, за производство которых отвечает в том числе и Владимир Соловьев. Поэтому лояльным гражданам и всем желающим сделать карьеру по гуманитарной и идеологической линии смотреть телевизор и следить за активностью в соцсетях корифеев государственной пропаганды жизненно необходимо — чтоб всегда знать, где революция, а где переворот, а также что, как и в каких выражениях можно говорить о состоянии российской власти и экономики, а что — нет. 

Лучше вообще не говорить ничего на скользкие темы, но если уж не отвертеться — рекомендуется использовать одобренные идеологическим руководством лозунги и термины и не комплексовать по поводу несоответствия пропагандистской лексики привычным канонам: пишешь про Украину — не жалей крепких словечек про Майдан, киевскую хунту и кровавых бандеровцев. Читаешь лекцию про экономику — славь экономический рост и мудрую политику президента, а также не забудь упомянуть о положительном эффекте от санкций. И уж конечно, никогда нигде нельзя ничего плохого говорить про власть вообще, а уже тем более об ее верховном носителе — власть у нас идеальная, все правильно делает, а Путин — красавчик, всех переиграл! И тогда никто не будет ругать тебя с трибуны Совета Федерации и отправлять твои учебники на экспертизу, а маститый пропагандист, случайно увидев твою лекцию, напишет в своем твиттере, что ты, выражаясь языком одного лживого английского романа, порочащего все светлое и чистое, — «идейно крепкий речекряк».

0 комментариев

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Войти Зарегистрироваться

Новости наших партнеров